Теракты в Шри-Ланке: блокировка соцсетей может скрыть правду о происходящем

После серии взрывов, прогремевших в церквях и больницах Шри-Ланки в минувшее воскресенье и унесших с собой жизни не менее 290 человек, правительство страны приняло решение временно заблокировать социальные сети и приложения-мессенджеры.

Запрет, направленный на прекращение распространения недостоверной информации, заставил с новой силой разгореться давний спор о том, что Facebook и другие социальные платформы используются для подстрекательства к насилию и распространению вражды. Так, в Мьянме Facebook подвергся жесткой критике за то, что его страницы использовались для призыва к насильственным действиям против народа Рохинджа, а в Новой Зеландии через платформу осуществлялась прямая трансляция массового убийства в Крайстерче.

Однако в Шри-Ланке, так же как и во многих других странах, сети Facebook и другим социальным платформам удалось создать позитивное пространство, используемое для публичных бесед, которого ранее не существовало.

В течение достаточно длительного периода пресса в стране подвергается жесткой цензуре, включающей в себя такие нелицеприятные эпизоды как блокировка интернет-сайтов, применение суровых законов, отправляющих журналистов в тюрьму или налагающих на них штрафы, и даже убийства. Ресурсы, сумевшие выстоять, оказались разделенными языком и географическим положением. По сути, сейчас в стране не существует источников, которым могли бы в равной степени доверять проживающие на юге и западе Шри-Ланки сингальцы и носители тамильского языка с севера и востока.

На этом фоне социальные сети стали практически единственным способом обмена мнениями и комментариями по поводу тех или иных событий. Несомненно, влияние социальных платформ не всегда положительно – иногда они используются для распространения этно-религиозного шовинизма, отражая язык, который многие десятилетия используют политики и подконтрольные СМИ. Тем не менее, платформы социальных сетей играют очень важную роль в отношении обеспечения внутриэтнического диалога в Шри-Ланке.

Во время (и после) продолжительной гражданской войны в стране практически отсутствовала возможность для общения и обмена мнениями между представителями разных народностей. Постепенно такой шанс появился, благодаря Facebook и Twitter. Сайты наподобие Groundviews, публикующие материалы народной журналистики, также используют социальные сети, чтобы получить доступ к аудитории Шри-Ланки и других стран.

Так, в октябре 2018 года президент страны Маитрипала Сирисена разжег конституционный кризис, пытаясь сфальсифицировать результаты выборов и назначить на место действующего премьер-министра Ранила Викрамасингхе бывшего президента Махинда Раджапакса. Поскольку сторонники Раджапакса контролировали государственные СМИ, журналисты рассказали о происходящем в Twitter. Это вызвало конституционный переворот, вылившийся в волну протестов, причем для организации и мобилизации группы протестующих использовали все тот же Facebook, а скандал в Парламенте, во время которого сторонники Раджапакса атаковали спикера, транслировался на YouTube.

Реклама на Компьютерре

В результате, через семь недель Сирисена восстановил Викрамасингхе в должности премьер-министра, хотя отношения между двумя представителями власти остались непростыми.

Террористические атаки прошлого воскресенья вызвали целый ряд новых вопросов, в том числе в отношении работы органов разведки и партийной политики. В частности, премьер-министр страны рассказал, что его кабинет не получал отправленного почти две недели назад сообщения разведслужб о возможности атак, прежде всего, потому, что он и его кабинет не приглашались на проводимые президентом заседания совета безопасности.

Теракты в Шри-Ланке: блокировка соцсетей может скрыть правду о происходящем

Отметим, что правительство страны блокирует социальные сети уже второй раз. Впервые это произошло в начале года после волны антимусульманских протестов.

Тем не менее, какие-либо доказательства эффективности блокировки отсутствуют, особенно если учесть то, что группировки могут прибегать к использованию виртуальных частных сетей (VPN), позволяющих обойти ограничения и найти способы распространения идей.

Исследование влияния блокировки интернета в Индии показало, что перекрытие информационных каналов может привести к вспышке новых яростных протестов, поскольку люди, ранее планировавшие организовать ненасильственные акции, не получили возможности для мирной мобилизации.

Планируемый к принятию в Шри-Ланке новый антитеррористический закон, который должен заменить действующий сейчас суровый Закон о предотвращении терроризма, все также предполагает большой объем вмешательства и расшифровки электронного общения и разрешает представителям полиции применять арбитражные ограничения к различным движениям.

В настоящее время крупнейшим разделителем страны остается лингвистическая граница между сингальцами (большей частью, буддистами) и тамилами (главным образом, индуистами). Мусульмане и христиане могут говорить на одном из этих или двух языках. Все эти малые группы имеют длинную и запутанную историю конфликтов, которую очень сложно представить в виде простого противопоставления злодеев и жертв. На этом фоне социальные сети предлагали чуть ли не единственный способ, при помощи которого разные сообщества могли общаться между собой.

Закрывая социальные сети, оставляя граждан полагаться на контролируемый государством обмен информацией и слабую и поверженную журналистику, правительство рискует оставить население без информации о происходящих в стране событиях. Это, в свою очередь, может привести к возникновению новых подозрений и раздробленности, именно чего, возможно, и добивались организаторы воскресного теракта.

Источник