Помнится, при прошлом президенте в большой моде были инновации и всякие там корпорации развития. Эхо тех славных времен доносится до нас далекими раскатами и нынче – «Россия продолжит курс на развитие инновационной экономики. Другой альтернативы не существует, уверен премьер-министр Дмитрий Медведев». Слушать это весьма приятно – создается величественный образ фундаментальных наук, на удобренной почве которых процветают науки прикладные, приносящие сочные плоды технологий, оборачивающихся золотым дождем для народного хозяйства.

Правда, в другом месте мы читаем горестное – «Медведев заявил, что инновации в России мало востребованы». Правда, надо быть в высшей степени интересным человеком, чтобы полагать, что в экономике с таким уровнем трансакционных издержек, с таким налоговым обременением да с такой ключевой ставкой Центробанка возможен спрос на хоть какие-то инновации… Да и инноваций местного происхождения среди окружающих американских машин, китайских ноутбуков, корейских телевизоров да японских фотоаппаратов что-то не видно… Но может быть они, эти инновации, произрастут дальше, потом, после…

Все, как в учебнике – сначала качественное массовое образование, потом развитие фундаментальных наук, потом наук прикладных, потом создание на их базе высококонкурентных производств… Главное, что плоды должны быть в светлом завтра, через те двадцать лет, за которые Ходжа Насреддин обещался выучить читать ишака бухарского эмира. Ну, про качество местного образования мы писали неоднократно – будут результаты свежего теста PISA, поиздеваемся еще. (Хотя кое-какие шаги по подготовке детей к международным научным олимпиадам, надо сказать, делаются – призеры местных олимпиад получают приглашения в профильные интернаты…)

Но финансирование научных организаций и учреждений худо-бедно, но росло. Во всяком случае, с позорного минимума девяностых. Росло, но недолго. Вот что мы читаем ныне – «Из зарплатной ведомости ФАНО Минобрнауки предлагает вычеркнуть к 2019 году 8,3 тыс. научных сотрудников (в 2017 году могут быть уволены 3,5 тыс. человек). В Курчатовском институте ведомство готовит к увольнению 1,5 тыс. человек уже в следующем году.» Делается это, конечно, не из-за того, что Минобрнауки воспылало ненавистью к идеям Просвещения, а под нажимом Минфина. Минфин же кинулся изображать Гобсека не по вредности, а по вульгарному отсутствию денег.

«Эксперты ВШЭ заявили о падении экономики России ниже дна». Все в высшей степени предсказуемо – «Промышленное производство за полгода сократилось на 0,1%. Эксперты ВШЭ подчеркивают, что повышение конкурентоспособности российских товаров из-за девальвации рубля не смогло компенсировать отечественным предприятиям потери от сокращения внутреннего спроса.» Немного поясним. При правительстве Е.М.Примакова в 1999 году падение рубля оживило местное производство, поскольку были как незадействованные советские производственные мощности, так и привыкшие к заводскому труду местные кадры. В 2014 году не было же ни того, ни другого. Нефтетерабаксы нулевых ушли на потребление, а менеджеров не поставишь и к имеющимся станкам.

То есть – производство на девальвируемом рубле не только не растет, но даже и падает, так как менеджеры торгового зала, переставшие кормиться на растекании потока нефтедолларов, урезали потребление местных йогуртов, шоколадок и кредитных авто местной марки. (Самолеты для перевозки собачек и яхты для дамочек строятся в других местах…) А запасы, накопленные в жирные годы, интенсивно иссякают, “«Большой недобор доходов грозит исчерпанием ресурсов Резервного фонда уже в 2016 году… Учитывая недобор нефтегазовых доходов бюджета, мы считаем, что секвестр не удастся ограничить заявленными ранее 500 млрд руб.», — предупреждают авторы доклада ВШЭ.”.

Ну и понятно, что тут однозначно доходит до урезания расходов бюджета. И наука, с ее совсем хиленькими лоббистскими возможностями, является очень привлекательной, супервиктимной жертвой. Особенно учитывая то, что научное обеспечение проблем безопасности, обеспечивающее отсутствие большой войны – баллистических ракет и термоядерных боеголовок – сделано давным-давно и с приличным заделом. Так что, как бы не пытались утешать впавших в массовую депрессию ученых («Минобрнауки опровергло сокращение бюджетных мест в вузах на 40% и увольнение ученых»), расслабляться им явно не стоит.

Реклама на Компьютерре

Ну а мы возьмем да и посмотрим, как обстоит дело в российской науке с финансированием, да и с отдачей от этого финансирования. В сравнении с соседями по шарику. В 2014 году Россия тратила на исследования и разработки $42, 6 млрд, находясь по этому параметру на девятом месте в мире, позади Индии и Соединенного Королевства, но впереди Канады и Бразилии. А первое и второе место занимают США и КНР – 473,4 и 409 млрд. долларов соответственно. Лидер мир-экономики превосходит нас по этому параметру более, чем в одиннадцать раз. Китайцы, серьезно и ответственно относящиеся к своему будущему, тратили на душу населения на науку 298 долларов в год, на восемь монет больше, чем россияне!

На душу! А душ то этих в Поднебесной на порядок больше. И – это данные на 2014 год, когда рубль был еще дорогой, вспоенный тучными углеводородными ценами. А с той поры рубль – в котором исчисляются ассигнования на отечественную науку – серьезно подешевел. Так что цифры нынче выглядят совсем грустными. Особенно если учесть, что финансирование науки и в рублях просело с 2014 года к году 2016 процентов на десять… Распределение денег и приоритетов покажет вам картинка ниже. Скорбное зрелище, однако…

Расходы федерального бюджета на научные исследования в 2014 – 2017 годах, мрлд. руб.
Расходы федерального бюджета на научные исследования в 2014 – 2017 годах, мрлд. руб.

Нет-нет, есть, конечно, на планете места, где с финансированием науки дело обстоит еще хуже. Вот изобильная богатством недр Южная Африка в 2012 году тратила на науку 92,25 доллара в год на человека, занимая 32 место в списке. А Украина – в 2013 году, до известных событий – 73 доллара, обеспечивающие ей 37 место. Но это утешения весьма слабые, смотреть надо, чтобы стадо у тебя прирастало, а не любоваться тем, как дохнет у соседа заботливо притравленная корова. Кстати, буренкам-то этим неплохо еще и молочко давать…

Ну а молочко от науки какое? Статьи ¬– их и посчитаем. Вот по параметру Fractional Article Count in Select Group of Journals Россия на 2014 году находится на девятнадцатом месте в мире. Штаты на первом, Поднебесная на втором – тут все честно, как в свинке-копилке, монетку сыпешь, отдачу имеешь. На третьем месте Германия – ну, с 1890 по 1932 год большинство научных статей вообще выходили на немецком, пока Алоизыч не увлекся чистотой расы… Да и по финансированию ФРГ была четвертой, уступая еще и Японии. Но мы-то, мы-то… По деньгам девятое место, а по статьям девятнадцатое. Грустно. Конец второй десятки.

Можно утешать себя, конечно, тем, что Nature мухлюет применяет политику двойных стандартов при подсчете статей, примерно так, как американских атлетов, уличенных в допинге, на олимпиаду в Рио пускают, а российских безвинных, трогательно рыдающих прыгуний, нет. Но наука в этом особо замечена не была. Да и на уровень квалификации российских ученых нет смысла грешить. Дело тут в той же самой скучной вещи, что и в производстве. В трансакционных расходах.

В том, сколько денег из фиксированной суммы грант уйдет у вас на оплату помещения, а сколько за красивые глаза отгрызет вышестоящая организация. Сколько времени, посвященного работе по гранту, вы будете заполнять бумажки, нужные лишь бюрократам. С какой скоростью прибудут к вам нужные материалы и приборы. Какой пошлиной обложит их таможня, и сколько времени и сил уйдет на оформление таможенных бумаг. Вот все это и есть трансакционные расходы! (Кстати, только те, кто не прочел ни одного нормального учебника по экономике полагают, что деньги можно разделить на добротные, идущие на инвестиции, и презренные, расточаемые на потребление – это исключает закон Коперника-Грэшема, который так и не стали учить в школах, лишенных астрономии…)

Ну а плоды такого отношения к наукам в стране родимых осин уже налицо – вот новость из Поднебесной, China Atomic Reactors Equal Russia as World’s 4th Largest. Китай догнал Россию по числу ядерных реакторов, которых и у нас и у них крайне мало, кстати. Да, это чистая инженерия. Наука там была полвека назад. Но тенденция очень показательна – стране, живущей на углеводородной ренте надо б задуматься о будущем. И не о страшилках, вроде нападения НАТО – происходящая модернизация СЯС исключит такую возможность на 40-50 лет (кстати, интересное массовое безумие нынче в кругу интеллигенции – рассуждать, что ядерного оружия у России нет, а баллистические ракеты плохие…). И не о массовых беспорядках – события у соседей произвели на население такое впечатление, что оно будет утягивать пояса до позвоночника, но на улицы не пойдет, вяло поругивая власть в соцсетях… Особенно если пускать под показательный процесс бенефициаров приватизации и чиновников поглупее!

Заботиться надо лишь о развитии экономики. Чтобы росли реальные зарплаты. Чтобы люди могли покупать вдоволь продуктов, строить дома побольше. Чтобы дипломнику было интересно пойти в здешнюю аспирантуру, а не сбежать программистом в зарубежную фирму, на место, приисканное за последний год обучения. Повторюсь – катастрофической альтернативы этому нет, рынок регулирует обыденные процессы куда лучше, чем плановая экономика. Альтернатива – унылый застой, тихое болотное гниение…