Путчисты, прошлой ночью учинившие в Турции провальный госпереворот, наглядно показали всему миру, что бывает с теми, кто пренебрегает вечно зеленым учением Люттвака, сформулированном в книге «Государственный переворот. Практическое руководство». Организаторы (хм, слово предполагает организацию…) не смогли ни взять под контроль истребители-бомбардировщики, ни вывести их из строя саботажем механиков, ни «зашаховать» огнем ПВО (забавен был бы F-16, скинутый с неба попаданием Patriot…). Так что ракеты истребителей жгли в небе вертолеты путчистов, а на земле их танки… Что, собственно – а не широкие народные массы исламистов, метнувшиеся под пулеметы путчистов защищать Эрдогана – и решило дело.

Так что эффективность современного истребителя-бомбардировщика – налицо. И есть в современном боевом летательном аппарате узел, производство которого не осуществляется на заводах авиационной промышленности, и даже на предприятиях смежных отраслей. И, тем не менее, от функционирования именно этого узла зависит эффективность авиационного комплекса вооружения. Дело в том, что любой летательный аппарат с любым комплексом вооружения на борту может ровно столько, сколько может его пилот.

Классическим примером этого может служить крайне высокая эффективность тренированных и слаженных экипажей японских горизонтальных бомбардировщиков, добившихся при Перл-Харборе попадания почти трети бомб в американские линкоры, и предельно низкий процент попаданий (тот, что тремя горизонтальными черточками и ноликом обозначается) экипажей B-17 у Мидуэя. Причем у японцев не было весьма совершенного электромеханического прицела «Норден».

И даже когда возникала мысль с помощью телемеханики убрать пилота из боевой машины, сохраняя ему жизнь, то виделось это – в романе Александра Казанцева «Пылающий остров», написанном до Великой Отечественной – примерно так:

В комнату вкатили кресло на колесах. В нем сидел седой генерал с бритым лицом. На груди его блестели три золотые звезды и три ордена Ленина.
Профессор Кленов радостно улыбнулся и взглянул на министра. Видимо, он сразу узнал этого человека.
Человек в кресле был серьезен. Он отдал несколько приказаний. Его подкатили к приборам управления.
— Значит… значит… он снова полетит? — взволнованно произнес Кленов.
— Снова полетит его истребитель, — сказал министр.
Вспыхнули лампочки перед пилотом в кресле. Появилось голубое небо за стеклами кабины, чье-то заглянувшее в кабину лицо, крыло соседнего самолета…
Седой пилот положил руки на рычаги.
Несколько молодых военных оживленно зашептались.
За окном самолета побежала земля и постройки аэродрома.
— Поднялся, — сказал Василий Климентьевич.
За стеклами виднелось синее небо и плывущие облака.
Но вот в белой дымке показались черные точки.
— Вот они! — сказал министр.
В то же время на первом экране был виден набирающий высоту истребитель.
За окнами кабины появился бомбардировщик. Седой пилот нажал рычаги. Бомбардировщик исчез.
На втором экране было видно, как, кувыркаясь, летел он вниз. Истребитель подходил уже к другому.

Разница между текстом книги и устройством и тактикой современных дронов разве что в том, что летают они в тех краях, где воздушный бой затеять не с кем, и поэтому наносят ракетно-бомбовые удары по целям на земле. Но ведь и наземные цели не беззащитны. Американский вертолет в Сомали был сбит из РПГ-7, что послужило основой фильма «Падение черного ястреба». Ну а «Российский Ми-25 в Сирии сбит из американского ПТРК». Считать, что ПТУР со скоростью полета в 300 м/с будет иметь затруднения при стрельбе по вертолету с максимальной скоростью в 90 м/с не стоит.

Да, когда летательный аппарат идет на малой высоте над головой пехотинца даже с малой скоростью, он малоуязвим. Дело в том, что при проходе цели через параметр на привода зенитки или на рули ракеты ложится слишком большая динамическая нагрузка. (Охотники вальдшнепа, конечно, королевским выстрелом бьют, но это совсем другое дело…) А вот если цель имеет достаточно низкую угловую скорость по азимуту и углу места, то она вполне уязвима для ракеты, которой скорости вполне хватит для сближения.

То есть – разницы в скорости в три раза между вертолетом и противотанковой ракетой вполне хватит для сближения, если курс вертолета проецирует его на огневую позицию малоподвижной целью, которую легко сопровождать оператору. А вот если курс таков, что или угловая скорость просто велика, а лучше еще и переменна, то оператору ПТУР трудно удержать мишень в перекрестии гониометра, а и самой ракете не хватит динамики отслеживать резкие изменения – на чем и основаны все противозенитные маневры.

Но выше мы говорили о простейших алгоритмах наведения – танки-то не летают, и резких маневров не совершают. Поэтому ПТУР может поразить вертолет, уступающей в скорости ракете в разы. А вот пилот летательного аппарата – та самая деталь, не произведенная на заводе – имеет несопоставимо лучшие, чем простая автоматика, способности ориентации в трехмерном пространстве. Их даровала ему эволюция – ведь, начиная с белкообразного пургаториуса, наши предки частенько спасались от предков котиков на деревьях, где без этого навыка не обойтись. Поэтому-то пилоты первых истребителей Первой мировой успешно заходили к противнику в хвост на аппаратах, скорость которых примерно была равна скорости жертвы.

Именно пилотские навыки и обеспечивали успех «красного барона» Манфреда фон Рихтгофена, Рене Фонка, Франческо Барака – той аристократической компании асов, которые крутились в собачьх свалках над Западным фронтом Первой мировой, истребляя друг друга и обеспечивая лучшие условия для работ арткорректировщиков, истреблявших пехотинцев из неаристократических родов. Человек, сформированный обезьяньей эволюцией, был непревзойденным мастером динамического решения пространственных задач – что и предугадал в давней книге Александр Казанцев, и что используют ныне страны, эксплуатирующие дроны.

Полковник ВВС США Джин Ли проявил на испытаниях высшее мужество – признал, что робот делает его работу лучше него…
Полковник ВВС США Джин Ли проявил на испытаниях высшее мужество – признал, что робот делает его работу лучше него…

Только вот какое дело – всему приходит конец. A.I. DOWNS EXPERT HUMAN FIGHTER PILOT IN DOGFIGHT SIMULATION – да-да, в компьютерной имитации воздушного боя искусственный интеллект по имени ALPHA с большим преимуществом победил опытного боевого летчика, полковника ВВС США Джина Ли (Gene Lee), известного под погонялом “Geno”. В серии имитационных воздушных боев ALPHA не только успешно уходил от каждой попытки “Geno” атаковать его, но и, пристроившись в хвост, сбивал американского полковника. (Профессиональных патриотов прошу сдержать радость по этому поводу – ИскИн-то тоже американец…)

Создан ALPHA фирмой Psibernetix, которую основал докторант университета Цинциннати Ник Эрнест. Использованный в нем алгоритм принятия решения создан по технологии genetic fuzzy tree, генетического дерева с нечеткой логикой. Он обеспечивает принятие решений в сложных динамических ситуациях со скоростью в 250 раз более высокой, чем человек-пилот. И вот описанное событие, хоть и произошло в тихой лаборатории, а не на шумном аэродроме и не над грохочущим полем боя, коренным образом меняет парадигму военной авиации.

Если раньше беспилотник применялся для того, чтобы сократить неизбежные жертвы среди пилотов, то теперь применение пилота-робота стало единственным способом полностью реализовать потенциал боевой машины. Можно тратить сколь угодно большие деньги на технологи авиационных материалов и двигателей, на отработку конструкций, но если машину ведет человек – ему не достичь впредь боевой эффективности ИскИна. Отсутствие робота в пилотском кресле становится стремящимся к нулю коэффициентом, на который множится эффективность комплекса, также стремящаяся к нулю. Причем если новичок Первой мировой, выжив в схватке с «Красным бароном» мог натренироваться и до его уровня, то достичь способностей ИскИна белковому пилоту не судьба. Такая вот новость, относительно элиты вооруженных сил.

То есть – эффективность всего фантастически дорогого комплекса авиационного вооружения, включая базы и порты, взлетные полосы и авианосцы, стоящие десятки, а то и сотни миллионов долларов боевые машины, теперь зависит от качества алгоритмов «ИскИна в пилотском кресле». Это не робот-грузчик, которого можно не внедрять, ибо гастарбайтер дешевле. Это критический элемент системы вооружения – ибо похоже, что нации, не имеющие в строю роботов-пилотов в обозримом времени потеряют способность проецировать военную мощь за пределы своей страны. А первым делом для путчистов станет взлом командной линии ИскИнов-летчиков с целью заручиться их киберлояльностью.

Более подробно прочитать об устройстве кремниевого пилота можно в Genetic Fuzzy based Artificial Intelligence for Unmanned Combat Aerial Vehicle Control in Simulated Air Combat Missions