Юристов в США учат долго и дорого. Сначала – в университете, желательно из дорогих и именитых (нет, можно пойти и в заочный, где-нибудь на Среднем Западе, а то и в краях white trash на Старом Юге, но карьера-то потом будет примерно как у главного персонажа из сериала Better Call Saul…). Затем – по беспощадному конкурсу – отбор в юридическую школу, когда в том же университете, когда в другом, но желательно еще более дорогом и именитом. (Вспомним эпизоды карьеры мистера президента Обамы…)

Хорошо, если есть богатые родственники, способные оплатить обучение, а то и заблаговременно сформировать образовательный траст для внуков. В противном случае обучение юриста оказывается связанным с такой полезной (для банков полезной…) вещью, как студенческий кредит. Это – гигантский рынок. На июнь 2014 аккуратный The Economist оценивал его в США астрономической величиной в $1,2 триллиона. Годом раньше Federal Reserve Bank of New York был скромнее, полагая, что долги студиозиусов колеблются между $902 миллиардами и $1 триллионом.

Неплохие цифры? По верхней оценке примерно половина тех средств, что притекла в Россию во времена углеводородного изобилия нулевых – начала десятых. Средний размер американского студенческого займа возрос с 2005 по 2013 с $17233 до $27253, более чем в полтора раза. Это – плата за веру, что более образованный человек станет зарабатывать больше, чем менее образованный. (Что, в принципе, и имеет место – анекдоты про астрономические доходы нью-йоркских водопроводчиков хоть и частично обоснованы, но, все же, становятся анекдотами в силу своей редкости…).

И из возможных карьер карьера юриста – учитывая неистребимую любовь американцев к сутяжничествужизни в правовом демократическом обществе, традиционно была одной из самых привлекательных. Ну, как мы видели в прошлой колонке, даже для того, чтобы вывести на дороги США автомобили-беспилотники, спасая тем самым человеческие жизни, нужны скоординированные усилия юристов и лоббистов (в большинстве своем происходящих из тех же юристов) – «Как выводят на дорогу ВВП без шофера». Значит без дела – и, главное, денег – они не останутся.

Не останутся без денег… Не попадут в число тех самых семи миллионов дефолтников по студенческим займам, которых насчитал летом позапрошлого года The Economist (по федеральным студенческим займам, кстати, в США пройти процедуру личного банкротства невозможно – но это проблема наиболее невезучих граждан заокеанской страны, поэтому не будем останавливаться на ней подробнее). Ведь сокращение заводских рабочих и фермеров, непрерывно идущее со времен расцвета индустриальной эпохи, юристов не касается…

Реклама на Компьютерре

В начале десятых годов в США было более миллиона адвокатов (и еще четверть миллиона помощников адвокатов, людей, как правило, уже с образованием – и студенческим займом – но еще без лицензии), пара сотен юридических школ выпускает каждый год по сорок тысяч новых юристов. Отличный и перспективный бизнес… Но – не все коту масленица, порой и доской достанется. И причина этого – информационная эпоха. Раньше машины автоматизировали труд физический, а теперь принялись за интеллектуальный.

720-watson_Ross

В том числе – и труд юриста. Первопроходцем тут выступила юридическая фирма Baker & Hostetler. (Адвокатские конторы в США обычно именуются по именам одного или нескольких владельцев, являющихся лицензированными и практикующими юристами.) Как рассказывается в материале Artificially Intelligent Lawyer “Ross” Has Been Hired By Its First Official Law Firm, эта фирма наняла в свой штат начинающего юриста. Зовут его Ross, и принадлежит он к известной фамилии Watson. Заниматься молодой специалист будет делами о банкротстве.

Причем к фамилии Watson он именно принадлежит. Ну, как там у Марка Твена – «Если бы у мистера Харбисона был раб, по имени Булл, Том сказал бы о нём «Булл Харбисона», но если имя Булл принадлежало сыну или псу этого господина, каждого из них называли Булл Харбисон.» Так и тут, есть смысл говорить об адвокате по банкротствам Ross, как о принадлежащем к фамилии когнитивных искусственных интеллектов Watson от корпорации IBM. Ведь и сам он искусственный интеллект. И – не куплен, а взят в аренду по лицензионному соглашению с создателем (надо полистать латинские книжки по римскому праву – какие прецеденты этого имели место…).

Ross умеет читать тексты на естественном языке (точнее – не просто на естественном языке, но и на юридическом подмножестве американского английского языка). Умеет постулировать гипотезы, умеет задавать вопросы для их фальсификации (фальсификации, конечно, в смысле Карла Поппера, для подтверждения или опровержения, а не для подделки в смысле подделки лекарств или колбас…), умеет на основе этих вопросов давать ответы на естественном языке. Все это умеет и традиционный, белковый юрист – только Ross обрабатывает информацию намного быстрее.

Он может в реальном масштабе времени, получив вопрос, выделить все, имеющее к нему отношение в тексте как основного закона, так и прецедентного права и вторичных источников. Причем скорость работы с документами такова, что Ross в реальном масштабе времени информирует клиента о текущих судебных разбирательствах и решениях, имеющих отношение к делу, о вносимых в правовую систему законах и подзаконных актов. И обо всем этом рассказывается понятным английским языком – во всяком случае, пишут именно так.

Вот и все. Ремесло Цицерона, юриста и оратора Первого Рима, становится уделом искусственного интеллекта. Хотя нет – bar examination, экзамен на право выступать в суде того или иного штата, молодой Ross пока что не сдавал, так что адвокатом как таковым не является. Мы можем соотнести его с Марком Туллием Тироном, изобретателем такой информационной технологии, как стенография. Он был – как показывает среднее имя, фамильное nomen Туллий – сначала рабом, а потом отпущенником Марка Туллия Цицерона. Именно он записал знаменитые речи против Катилины, именно он готовил хозяину и патрону материалы для дел.

Образованный раб – ну, как приложение FindFace называет нам встреченных в метро граждан, как некогда раб-номенклатор подсказывал своему хозяину имена встречных граждан, создавая видимость добрососедских отношений и поддерживая социальную структуру Вечного Города. Вот кто такой ИскИн Ross, использование которого скорее всего действительно поможет юридической фирме Baker & Hostetler повысить качество работы с клиентами, как помогал Цицерону его раб Тирон. Кстати, российским фирмам с бизнесом за рубежом пора бы озаботиться покупкой кремниевых юристов…