Был в истории Первого Рима ярчайший эпизод. Его можно назвать лебединой песней Республики. И эпизод этот неразрывно связан с именами братьев Гракхов, старшего – Тиберия Семпрония Гракха, и младшего – Гая Семпрония Гракха. Происходили они из видной плебейской семьи. Плебейской, но принадлежащей к нобилитету, знати Римской республики. Отец их, Тиберий Семпроний Гракх, дважды, в 177 и 163 годах исполнял магистратуру консула. Мать, Корнелия Африкана, была дочерью великого полководца Публия Корнелия Сципиона Африканского.

Именно она воспитывала мальчиков, старшего, Тиберия, преимущественно, младшего, росшего уже без отца, целиком. Братья принадлежали к интеллектуальному кружку своего дяди Публия Корнелия Сципиона Эмилиана Африканского, кровного внука погибшего при Каннах консула Эмилия Павла, и приемного сына Сципиона Африканского. Кружок этот – обсуждавший, как поставить греческую ученость на службу Риму – интересен сам по себе, и заслуживает отдельного рассказа.

Так что, когда квириты – в точном соответствии с требованием охотминимума, требующим добирать подранка – вняли словам Катона Старшего Carthago delenda est и отправили в Африку армию под командованием Публия Корнелия Сципиона Эмилиана Африканского, то под началом своего дяди на войну убыл и Тиберий Гракх. Забавно, что семейные связи он использовал не для того, чтобы устроиться в контору аргентария, менять сикли на сестерции по выгодному курсу, и не для того, чтобы торговать земляным маслом, а для того, чтобы быть в самых горячих местах сражений. Чем Тиберий Гракх и снискал уважение воинов.

Несмотря на значительное численное преимущество пунов Карфаген пал (лавочник и меняла неважный противник квириту-крестьянину). Во время штурма первым на городскую стену поднялся – по словам консула 122 года Гая Фанния – именно Тиберий Гракх. Дальше была потеха, 55000 карфагенян были обращены в рабство, командовавший обороной Гасдрубал мужественно кинулся к ногам легионеров, вымаливать пощаду, подавая пример воеводам грядущих поколений (хотя его жена, побросав детей в огонь, кинулась в него и сама). Для обеспечения Endlösung «карфагенской проблемы» территория города была распахана и засыпана солью…

Армии вернулись с триумфом, а Тиберий Гракх – с опытом. Который он пополнил в крайне неблагоприятных условиях. Когда при войне с нумантийцами, мужественно сопротивлявшимися Риму испанцами, войско консула Гая Манцина было разбито и окружено, то именно Тиберий, исполнявший магистратуру квестора 137 года, выговорил свободу для 12000 легионеров, не считая нестроевых и рабов…Причем мужество и честность Тиберия Гракха уважали и граждане враждебной Нуманции.

И вот совокупность этого опыта подвела Тиберия Гракха, а затем и младшего его брата, Гая Семпрония, к осознанию необходимости реформ. Триумф в Третьей Пунической показал, что лучший солдат на свете – свободный римский крестьянин, сражающийся за свое семейное достояние, зовущееся patria. А тяготы и лишения – которыми полна даже выигранная война, не говоря о злосчастной кампании под Нуманцией – убедил Тиберия, что с этим самым крестьянином нечто неблагополучно… Кончается он, этот крестьянин.

И все дело было в победах Рима. Земля захватывалась, но оставалась в собственности государства. У которого ее и брали в аренду нобили (у крестьян-то денег не было…). Посмотрим выше – 55000 рабов из одного Карфагена. Их опять покупали нобили, и загоняли на свои виллы, крупные сельхозпредприятия. И вот по части товарной продукции крестьянин с ними конкурировать не мог. А ему надлежало служить в армии. За свой счет приобретать оружие и обмундирование – думаете, ситуация, когда приватизируются доходы и обобществляются (то бишь, обращаются на бедных…) убытки изобретена только сейчас? Ага, держите тогу шире…

И пытаясь решить проблему, причем исходя из самых что ни на есть патриотических мотивов – сохранить свободных крестьян, дававших солдат для обеспечения могущества Рима – братья Граххи замыслили и последовательно пытались провести вы жизнь свои реформы Чем дело кончилось – читайте Плутарха. Отметим лишь, что в честь пережившей сыновей матери был назван астероид 425 – Cornelia…

Но, как отметил мудрый Гегель, история повторяется дважды, изначально трагедией, потом фарсом. Трагедия Гракхов произошла больше двух тысяч лет назад, в стенах и окрестностях Рима. Теперь же в уютном швейцарском Давосе, куда съезжается глобальная элита, мы видим фарс. Причем создается впечатление, что фарс этот разыгрывается в эстетике commedia dell’arte. Причем в роли плакальщика-Пьеро выступает не кто иной, как вице-президент США Джо Байден. Тема его плача – душа и средний класс одновременно.

"Плач по среднему классу "в Давосе исполняет ‘Middle Class Joe’ Biden...
“Плач по среднему классу “в Давосе исполняет ‘Middle Class Joe’ Biden…

А то, что угрожает им, зовется Промышленность 4.0. Пугает она, кстати, многих. Вот, скажем, папа Франциск в зачитанном на Давосском форуме послании заговорил о “mastering the fourth industrial revolution,” lamenting that innovation in areas like robotics, driverless cars, and 3-D printing will lead to a drastic loss of jobs… Читать это интересно, очень интересно… Ну, что за времена настали! Так ведь славно все шло… Можно было вносить в Index Librorum Prohibitorum галилеев Dialogo sopra i due massimi sistemi del mondo. Можно было вволю поизмываться на инквизиционном процессе над семидесятилетним ученым, заставляя отречься…

Но теперь, кто был прав в те далекие времена, становится очевидно всем… Что вызывает глубокую скорбь по грядущей судьбе римского таксиста – шумное племя которых, пренебрегая правилами дорожного движения, вручает свою (и пассажиров!..) судьбу образку Мадонны и освященным четкам, свисающим с зеркальца заднего вида. Да еще роботы, да еще 3Д-печать (чем она так уж отличается по социальным последствиям от массовых технологий, вроде точного литья и штамповки, неясно…). Ужас, ужас, ужас…

Но вице-президент США Байден был еще занятнее. Его пугает Четвертая промышленная революция. Четвертая – первые три были связаны с внедрением пара, электричества, электроники соответственно. А сейчас на подходе – Четвертая. Интернет всего, роботизация, массовая доступность суперкомпьютерных мощностей для обработки Больших Данных. И вот, по мнению мистера Байдена, она угрожает такой прослойке населения, как средний класс. Считающимся им ключевым для устройства общества.

Ну, конспирологическую версию, что ‘Middle Class Joe’ Biden – такое погоняло в Вашингтоне у вице-президента – заботится о своей электральной группе, ради привлечения голосов которой он и введен в элитную команду мистера Обамы, мы рассматривать не будем. Будем, как всегда, думать о людях хорошо. Исходить из того, что он искренне заботиться о среднем классе, как об основе стабильности общества. И он искренен в своих словах, о том, что когда у среднего класса все хорошо, то у богатых все замечательно, а у бедных есть хоть какая-то надежда…

Только вот какая беда – перспективы у среднего класса даже Первого мира примерно такие же, как и у свободных крестьян эпохи Гракхов. И это не чья-то злая воля, а экономический императив. В тот раз диктовавшийся победными войнами первого Рима (альтернативой чего был бы проигрыш, обрекающий квиритов горбатиться рабами в агропроме Карфагена…). Сейчас же исчезновение среднего класса предопределено логикой научно-технического прогресса.

И суть ее очень проста – робот, это же, фактически древнеримский instrumentum vocale, раб по определению мудрого претора Варрона, заведовавшего при Цезаре публичной библиотекой. Причем даже если в робот не встроена голосовая функция – раб же оставался instrumentum vocale даже если ему выдирали язык… Важно, что раб, купленный на базаре, в аграрном Риме выполнял ту же работу в сельхозпроизводстве, что и свободный крестьянин-квирит… А купленный один раз робот будет все в большем и большем числе случаев замещать наемного работника. Трудясь семь дней в неделю, круглыми сутками…

И вот тут-то места среднему классу и нет. Вообще… Роботов будут покупать богатые. С роботами за дешевый труд будут конкурировать самые бедные и неизбалованные. Причем роботы заменят и многие «квалифицированные» занятия – скажем, работу с клиентами в банках… (Про доктора Watson говорить излишне…). Впрочем, бывший средний класс вряд ли отправят в биореакторы – даже Рим подкармливал бывших крестьян анноной, дармовым хлебным пайком, сдабриваемым маслом, вином и мясом в дни многочисленных выборов… Так что скорбь Байдена о том, что человечество потеряет при этом душу, выглядит всего лишь фарсовым эпигонством к трагедии братьев Гракхов…