Зайдёшь в аптеку, и начинаешь радоваться: как далеко ушла медицинская мысль! Каких только средств не придумало человечество для того, чтобы жить долго и счастливо. Лекарства поворачивают вспять старость, придают невиданную глубину мыслям и дарят «бодрость духа, грацию и пластику». Ну, не совсем дарят, а согласно прейскуранта. Но всё равно замечательно. Даже удивительно, как это похоронные конторы до сих пор существуют. А ведь существуют, и недостатка в клиентах не испытывают.

Вглядевшись же в витрины внимательнее, видишь причину стойкости многочисленных «Милости просим». Говоря без прикрас, есть три вида лекарств. Первые способствуют исцелению, то есть бьют по болезни. Вторые облегчают страдания, делая жизнь с болезнью если не приятной, то терпимой. Третьи же если и облегчают, то лишь кошелёк. Последние на витрине некоторых аптек занимают, пожалуй, почетнейшее место. Поскольку ни реклама, ни антиреклама лекарственных средств в мои намерения не входит, да и небезопасно это как в юридическом, так и в физическом смысле, определить что есть что предоставлю читателю, благо информации подобной в Интернете предостаточно, а Интернет пока доступен.

Но если пустышки покупают, значит, это кому-нибудь, да нужно. Понятно, изготовителям и продавцам. Но часто и больные с пеною у рта отстаивают какой-нибудь нанонеовоскресин плюс (специально проверил на отсутствие реального препарата с таким названием, поди потом, доказывай случайность совпадения, отбивайся от иска в триллион долларов за ущерб репутации). Отстаивают и говорят: «А вы докажите, что нанонеовоскресин не помогает! Моему шурину очень даже помог!»

Ничего доказывать не собираюсь. Если приём снадобья приносит душевный комфорт, а вреда особого нет – да хоть пейте, хоть припарки ставьте. Просто когда в кабинет заходит медицинский представитель (оно как бы запрещено им заходить, да только именно как бы) и начинает расписывать новое замечательное средство, я всегда спрашиваю международное название и зарегистрировано ли оно в FDA. Если зарегистрировано, слушаю дальше, если же это инновационная разработка отечественных учёных на базе Второй птицефабрики имени матроса Железняка, начинаю мечтать. Прогонять не прогоняю – если, конечно, время есть, а больных нет. Ведь и я мог бы стать медицинским представителем, сложить судьба иначе. Да и многие медицинские представители являются такими только до обеда, а после обеда – обычные поликлинические врачи (подобное совмещение тоже как бы запрещено, и опять как бы: по-прежнему строгость законов смягчается повсеместным их неисполнением). Выгнать коллегу – большую волю иметь нужно. А у меня воля слабая. Была бы она сильная, да разве бы я… Эх…

Когда в медицину пришли доказательные принципы, когда способ лечения или действенность медикамента стали оценивать не на глазок, а по формулам, наивные доктора ахнули: что ж, выходит, все эти капли, таблетки, растирки и прочие препараты – сплошное шарлатанство? А доктора циничные усмехнулись: в ваших руках, может, и шарлатанство, а у нас работают. Больные благодарят и приводят родственников и знакомых.

И доказательный метод, и FDA – не гарантия истины, вспомнить хоть историю с анальгином. Начали проводить исследования, и выяснили, что старый добрый анальгин вызывает серьёзные осложнения. Ну, и запретили его в царствах и государствах, включая США, Японию, Австралию и многих европейских странах. Запретили и рекомендовали вместо него парацетамол. А Советский Союз и его партнеры по СЭВ продолжали выпускать анальгин, и врачи назначали его, если были показания.

Потом, когда и Советский Союз, и СЭВ приказали долго жить, провели повторные исследования, и выяснилось, что анальгин вовсе не так страшен, как показалось в семидесятые. Токсичность его не выше, нежели у остальных препаратов этой группы. Но поезд ушёл: конкурента вытеснили не только с полок, но и из сознания как врачей, так и обывателей. Ложечки нашлись, а осадочек остался.

Реклама на Компьютерре

Но всё же надежда на то, что препарат, прошедший клинические исследования двойным слепым методом не пустышка, а лекарство, присутствует. Велик авторитет науки.

И потому по-прежнему хочется, чтобы принципы доказательной медицины были распространены и на другие области человеческой деятельности. Действительно, как понять, хорош правитель или плох, без двойного слепого контроля? На словах-то все они замечательные. Уж так стараются, так стараются. А если в результате стараний жить стало хуже, жить стало тяжелее, то это обман чувств и провокация. Кругом враги, и снаружи, и внутри.

Чем хороши шахматы? Шахматы хороши тем, что результат на доске. Вольно жаловаться на низкое атмосферное давление, близость моря, ветер с востока, падение цен на нефть, предательство всех и вся, но если проиграл, то проиграл. Ступай, косой, прочь, не хочу с тобой жить, ты больше не чемпион.

В жизни не так. В жизни, в отличие от шахмат, проигрыш постоянно пытаются выдать за выигрыш. Отстранены от чемпионата по лёгкой атлетике? Замечательно, сэкономим на проезде! Творог из сои и пальмового масла? Питательно, полезно, и корову обижать не нужно. Жизнь дорожает день ото дня? Значит, население приучается принимать вызовы и проявлять смекалку.

Вот тут бы и пригодился слепой метод. Телевизора не вижу и не слышу, весь отдаюсь осязанию, вкусу, запаху. Если и на языке вкусно, и в желудке приятно, и пахнет свежо, это хороший правитель. А если пахнет известным продуктом, и вкус известного продукта – значит, правитель не того…

Это, конечно, предельно упрощенный вариант. Мещанский. Учёный предложит посложнее. Программку на десктоп, планшет или смартфон. Учитывающую множество параметров: насколько комфортно родить, насколько комфортно похоронить. И тысячу промежуточных переменных. Не секрет, что у девяноста пяти процентов населения осязание, обоняние и вкус отступают перед натиском авторитетного вида и голоса, а если ещё и кулак к носу поднесут… И это не изобретение двадцать первого века: ещё гоголевский доктор уверял майора Ковалёва, что с носом жить гораздо хуже, чем без носа.

Но если свой нос подвергать опасностям не хочется, то почему бы не довериться носу программному? Понятно, что никаких сведений, составляющих государственную тайну, нос этот использовать не будет. Только открытые данные, как-то курс рубля по отношению к центу или пенсу (равнять рубль с долларом или фунтом уж больно жестоко), покупательная способность гражданина медианы, кратность пенсии депутата по сравнению с учителем… Много чего оценит нос, прежде чем вынесет оценочное же суждение. Какое оно, правительство, точно ли развивает государство, или ограничивается посильным облегчением жизни в нём, или же облегчает карманы подданных, и только? И никаким западным, да и восточным, северным и южным правителям не заморочить народы мира! Игра закончена, господа!

Совершенно уверен, что и тут будет множество людей, заявляющих, что они не верят ни формулам, ни ощущениям, но те, кто знаниям противопоставляют веру, мне интересны лишь с эстетической точки зрения. Если человеку для жизненного комфорта нужен не собственный нос, а Нос В Мундире, ждать ему долго не придётся.