Информационные технологии в предпринимательстве стали применяться куда раньше, чем деньги. Когда еще только возникали первые земледельческие города Передней Азии и Междуречья, купцы, менявшие какое-то количество мер зерна или кувшинов пива на то или иное количество овец или шкур крупного рогатого скота уже употребляли бусинки в целях счета, отображая множество кусочков оникса на множество единиц товара.

Ну а деньги изобретут потом. Легенда классической античности отдает эту честь Кадму, финикийскому царевичу-драконоборцу, основавшему беотийские Фивы и давшему эллинам письмена и звонкую монету. Ведь и то, и другое крайне необходимо при обмене продуктами труда, а без письменности и счета – универсальней они получаются… – не обойтись и при ведении собственного хозяйства, которое и дало имя науке экономике.

И дальше информационные технологии шли рука об руку с предпринимательством. И классический мейнфрейм, и классический персональный компьютер породила и вывела на свет корпорация International BUSINESS Machines, Международных ДЕЛОВЫХ Машин. Так что будет общим местом сказать, что бизнес-процессы ныне фактически тождественны процессам информационным. Впрочем, так было всегда – только раньше купцу надо было знать, в какой цене в городе Лузе скот, а в какой зерно, ну а теперь ему необходимо располагать адекватной информационной системой, из железа и программного обеспечения.

И кажется, что ничего не изменилось. Были раньше счеты, потом арифмометры, потом калькуляторы, потом десктопы, теперь облачая сеть с мобильными терминалами на фаблетах… Какая разница, на чем там именно, на глине, папирусе или магнитных доменах, ведутся конторские книги. Только вот есть такой забавный момент. Называется он, согласно пламенному патриоту прусской монархии Гегелю переходом количества в качество. И вот этот-то самый фазовый переход и маячит нынче перед носом у большинства владельцев бизнеса.

Нет-нет, мы не про дешевеющую нефть, не про целковый, которого за зеленую бумажку приходится отдавать опять больше шести дюжин, и даже не про обрушение индекса Shanghai Composite. Это – неинтересно. Это – закономерные последствия циклов рыночной экономики, скверной политики финансового регулятора и перегрева рынка Поднебесной. Это много раз было раьше, и много раз свершится в будущем. А говорить стоит лишь о том, чего не было, и что впервые привнесено в нашу жизнь прогрессом. Про то влияние, которое окажет на мир предпринимательства технология Big Data, Больших Данных.

Говорить о том, что это такое и как реализуется, представляется излишне. «Компьютерра» посвятила этому массу экранов еще на этапе зарождения данной технологии. Напомним лишь, что это технология работы со слишком большими, слишком быстроизменчивыми и слишком разнообразными данными. Технология, которая может быть реализована лишь на современном и следующих за ним этапах развития вычислительной техники. Технология, позволяющая извлекать из Больших Данных данные и закономерности, пригодные для практического использования и неочевидные до начала обсчета.

Представляется, что на человечество в целом окажет максимальное воздействие то применение технологии Big Data, которое принято называть Business intelligence, методы и инструменты для перевода необработанной предпринимательской информации в осмысленную, удобную для бизнес-процессов форму. Прозаично, не правда ли? Ну, что б поговорить о том, что Большие Данные непременно будут употреблены в поиске внеземных цивилизаций, затеваемом российским меценатом Мильнером и физиком Хокингом…

Реклама на Компьютерре

Только вот на жизнь людей факт наличия, отсутствия иноразумов окажет крайне малое влияние. Боевые космолеты жукоглазых не прилетят, межзвездные расстояния и СТО об этом позаботились. Дары с небес не прольются – галактических ватрушек не привезут по той же причине, а слать полезную информацию… Ну, будет ли полезен курс теорфизики тем, кто не освоил и начальную школу – это почище, чем давать студиозиусам уравнение Шредингера до функана…

А вот радикальное изменение тех методов, которыми люди зарабатывают себе на жизнь, затронет если и не всех, то подавляющее большинство обитателей планеты. Точнее, тех обитателей планеты, которые в пиджачках и с галстучками ходят на работу. И большая часть их задействована в тех или иных деловых процессах. Кто-то торгует. Кто-то руководит производством, дислоцированным в странах Третьего мира. Кто-то занимается логистикой. Но все они, так или иначе, заняты обработкой деловой информации.

А теперь представим себе, что мы получили технологии, много быстрей, точней и дешевле обрабатывающие эту самую информацию. Извлекая из нее совершенно неожиданные данные – ну, например, о том, что кроме традиционных потребителей, списки которых так тщательно скрывают, и так трогательно пытаются украсть при переходе на новую работу «продажники», есть те, кто вполне может влиться в ряды покупателей. Надо только заинтересовать его – скажем, поисковик предлагает человеку, разочарованному отсутствием полноматричной зеркалки любимой марки модель другой фирмы, но управляемой традиционными, от механики еще, барабанчиками на корпусе. Ну как тут удержишься…

Причем предложение сформировал поисковик (любовь владельцев которых к обработке поисковых запросов и, похоже, переписки, общеизвестна…). То есть доход тут извлекли одни, а работу сделали другие. Но сделали-то здорово! Сформировали профиль человека так, что смогли представить поведется покупатель на привычные с действия органы управления, да на возможность использования старых «пленочных» объективов. А ни один белковый продавец фототехники в полумиллионном городе этого не смог…

И вот получается занятная вещь. Производство нынче глобализованно, все делается в Юго-Восточной Азии (падение нефтяных цен, похоже, сильно помешает возврату индустрии в США и ЕС). Центры разработки тоже начинают переселяться в Третий мир, во Индию с ее дешевыми и вкусными манго. («Миражи хайтка и реальность рынка») И какие же развлечения остаются Первому миру и бывшему Второму миру? А торговля, доля ее в ВВП нашей страны журнал «Эксперт» в докризисные времена оценивал в 27% («Наложенная реальность»). Запомним эту цифру.

И кто-то вылетит с рынка, утонув в море Больших Данных…
И кто-то вылетит с рынка, утонув в море Больших Данных…

А теперь цифра другая, полученная учеными Оксфорда. 47% тех рабочих мест, что ныне существуют в США, будут уничтожены внедрением уже существующих технологий, таких как Большие Данные. (The Future of Employment: How Susceptible Are Jobs to Computerisation?) И это США, страна, где цветет постиндустриальная экономика, то есть люди заняты в предпринимательстве разных сортов. Ну, представим им самим лить слезы над их горькой судьбиной…

А задумаемся о том, что ни работы, ни денег в сфере предпринимательства не станет. И те деньги, что потеряют 47% лишившихся работы и их работодатели, достанутся тем, кто эту работу заберет. И это будут – конечно, тут не достаточное условие, но явно необходимо – те фирмы, кто встроит в свои бизнес-процессы технологии Больших Данных, точнее выстроит свой бизнес вокруг Big Data. Почему такое «сильное» утверждение? Да потому, что это соответсвует тренду развития технологии и экономики.

Вещи для нас разрабатываются из расчета глобальности рынка, иначе НИОКР не окупить. Производятся на заводах гигантах по массовым технологиям, развозятся глобальным транспортом во все точки планеты. И теперь представьте себе, какие конкурентные преимущества обретет тот, кто анализируя гигантские объемы данных проложит кратчайший и эффективнейший путь между каждым товаром и каждым потребителем. Причем не завися от ленивых и своекорыстных «торговых представителей», а находя покупателя благодаря индустриальным методам обработки рассеянной информации… Большие деньги для успешных, и вечное Vae Victis проигравшим!