Когда я слышу сетования на то, что вот-де нет сегодня идей, способных объединить страну (а то и весь мир) и повести её (его) в светлое будущее, на ум сразу приходит старый анекдот: в переполненный трамвай входит женщина и упрекает сидящих мужчин, мол, оскудела земля, повывелись джентльмены. Мужчины же отвечают, что джентльменов полный трамвай, это мест свободных нет.

Так и с идеями. Идей у меня предостаточно, у меня средств осуществления нет. Под средствами я подразумеваю не только деньги (хотя без них – никуда), но и людей, способных эти идеи воплотить в жизнь и тем спасти и страну, и мир от возвращения в тёмные века.

Конечно, трудно назвать позитивным запрет двухлитровых баклажек пива: возьмет человек две баклажки по литру, больше мусора, вот и весь позитив. Запрет абортов тоже обойдут, тем более в век интернета: столько народных методов вдруг откроется! Или запрет на органическую еду – кого он может воодушевить, кроме электролюдей?

Нужны идеи разрешительные? Их у меня есть!
Назову только некоторые.

Идея первая: полёты усилием разума. Тут, конечно, многое придётся сделать: очистить небо от проводов, к примеру. А то ведь недолго и поджариться, особенно если высоковольтные линии. Опять же возможны обрывы, ведущие к обесточиванию целых регионов. Значит, сначала провода спрятать под землю, а летать – потом. Чтобы не было столкновения с авиалайнерами, установить предельный потолок – сто метров от поверхности земли. Ну, двести. Ещё следует урегулировать полеты над частной собственностью и секретными объектами, чтобы не раскрыть ненароком частную или государственную тайну. И важно знать, не оскорбят ли подобные полёты чувства верующих.

Наконец, главное: вдруг выяснится, что летать силой разума способны лишь пять процентов населения страны, причем способность эта не зависит ни от состояния (в смысле – капитала), ни от должности, ни от звания или сана? Товарищ генерал, например, летать не может, а старший лейтенант – запросто. Губернатор опять-таки не может, а двухсотдолларовый бюджетник может! И не потому, что генерал или губернатор хуже лейтенанта и бюджетника, а просто в силу статистики: на одного губернатора приходятся сотни тысяч бюджетников, вот среди сотен тысяч несколько тысяч летающих бюджетников и наберётся.

Да и среди губернаторов тоже один-другой сыщется, и среди генералов. Каково им придется в кругу коллег? Никто, понимаешь, не летает, даже Римский Папа, а этот летает. Выделяется. Не турнуть ли его из губернаторов в бюджетники?

Реклама на Компьютерре

Тут-то вышеперечисленные трудности с проводами и с секретными объектами и всплывут. Летать, положим, прямо не запретят, но нужно будет ждать принятия соответствующих законов. Поскольку же из лиц, наделенных правом принимать законы, способностью летать обладает малозначащее меньшинство, а, может, и никто не обладает (летунов отсеяли на стадии выборов) – боюсь, летать способные на то люди смогут лишь в специально отведенных местах, вроде конного манежа. На корде. После уплаты всех налогов и сборов. А для предотвращения несанкционированных полётов все, способные к таковым, должны будут носить опознавательные маячки вроде тех, которые надевают лицам, находящимся под домашним арестом. Взлетел – сигнал Куда Надо – санкции. Гирю-блокиратор к ноге прикрепить, на первый раз пудовую.

Идея номер два: таблетки для повышения интеллекта. Во всём мире люди страдают от собственной глупости, иногда осознавая причину, а чаще – нет. Но широкомасштабных научных исследований в этой области ведётся до обидного мало. Ну, водоросли, ну, препараты йода – но насколько они эффективны? И эффективны ли вообще? Но если удастся путём химическим, либо ещё каким повысить интеллект, и повысить заметно? Не только способность запоминать (хотя и это было бы чудесно), но и мыслить? Не хуже, чем Элджерон, но только, в отличие от мышонка, надолго, на всю жизнь? Выучить незнакомый язык? Разгадать тайны высшей математики? Найти связь между старыми девами и урожаем клевера? Понять, когда следует строить баррикады, а когда баррикады разбрасывать? Все можно постичь путем наблюдения и размышления.

Одна беда, действовать это средство будет на те же пять процентов, опять же вне зависимости от чина, должности или капитала. Разрешат таблетки к применению, или же отнесут к особо опасным препаратам, приравняв к тяжелым наркотикам?

Нет, действительно, представьте, что ваш подчинённый вдруг стал настолько умнее вас, что не просто подрывает ваш авторитет в курилке, а занимает ваше место? Или группа молодых лейтенантов приходит к власти и строит Сингапур на одной седьмой части суши (или одной девятой)? И обидно, и неконституционно, и вообще экстремизм. К тому же оскорбляет чувства верующих. Нет, не нужно. И от имеющихся умников не знаешь, как избавиться (шутка, кому нужно – знают), а тут какой-нибудь тракторист, шахтёр и майор вдруг захотят создать государство на разумных началах, как же. Только их и не хватало.

Ладно, тогда идея номер три: уменьшитель. Путем наномембранного симфолиза (чтобы понять, что это такое, следует съесть таблетку из идеи номер два) линейные размеры человека уменьшаются вдвое.
Был метр семьдесят, стал восемьдесят пять сантиметров. Соответственно, объём уменьшился в восемь раз. Было восемьдесят килограммов, а стало восемь. Какие перспективы, даже дух захватывает! Во-первых, крохотная квартирка становится квартирой огромной. Во-вторых, на одежду и обувь расходуется куда меньше материала. В-третьих, и еды нужно много меньше. Все достоинства подробно описаны у Циолковского, да только царское правительство упустило столь ценное предложение. А представьте: народ уменьшили, а силовиков – нет. Десяток-другой полицейских разгонят любой майдан, любую Болотную, отстоят Зимний дворец, почту, банки и телеграфы. А если полиция конная!

Сколько маленьких человечков сможет перевести пассажирский поезд, по сто купе на вагон? В четыре этажа? Тысячи и тысячи! Прибыль перевозчиков возрастёт, все довольны.

Признаться, последняя идея мне нравится больше всего. И чувства верующих не задеты, и законодательных препятствий я не вижу. Уменьшаемся! Быть маленьким – это хорошо, эстетично и патриотично.
Дело за учёными, хотя, полагаю, мы сумеем измельчать и без них.