Путешествуя по векам и странам, хотя бы с помощью дивана и домашней библиотеки, постоянно узнаёшь что-то новое, пусть и не обязательно полезное в домашнем хозяйстве. А иногда и полезное. Как развести огонь и приготовить свежеубитого фазана без помощи спичек и зажигалок. Какие части слона наиболее вкусны. Какие способы общения с воротилами биржевого рынка наиболее эффективны в Северо-Американских Соединенных Штатах. И тому подобное.

Возникает, правда одно «но». Если старые книги снабжались обильными комментариями, иллюстрациями и предисловиями, из которых можно было узнать взгляды современной марксисткой науки на проблемы колониальной политики Франции середины девятнадцатого века, то книга сегодняшняя зачастую представляет лишь авторский текст, и не более того. И приходится, к примеру, читая «Трех Мушкетеров», самому переводить ливры в экю и пистоли. Оно, конечно, неромантично, как-то по-бухгалтерски, но и сам Дюма, и его герои отводят деньгам немало места на страницах романов, так отчего бы и не посчитать. Опять же в старых изданиях романов о капитане Гаттерасе, Робинзоне Крузо и тому подобных чрезвычайно подробно описывались разного рода снаряжение и провиант, сколько фунтов пороха, пуль, топоров и ножей хранилось в каждом сундуке, выброшенном штормом на берег необитаемого острова. То есть читателя брали в плен реальности: смотри, у нас всё честно. Топор был в сундуке, а третий бочонок пороху подмок, потому пришлось на выстрелах экономить и для мелкой дичи изготавливать лук и стрелы – с подробным описанием процесса.

Лук и стрелы – ещё ничего, а вот когда в «Таинственном Острове» Жюль Верн описывает получение и использование больших объёмов (десять литров) нитроглицерина – верить не стоит. Правда, сайт, на котором описывались ошибки писателя и способы их исправления, вдруг оказался заблокированным: «Доступ к сайту запрещен, Роскомнадзор».

И правильно. А вдруг получится? Десять литров нитроглицерина разнесут вдребезги и незадачливого химика, и полквартала вместе с ним. Ну, не полквартала, но всё равно много. Да и вообще… По сходной цене кое-где у нас порой покупает тол, добываемый из снарядов времён второй мировой войны, которые до сих пор регулярно находят в Воронеже, стоит лишь начать рыть котлован для очередной стройки. Тут тоже элемент риска высок, но все же тол постабильнее будет. Если за семьдесят послевоенных лет не взорвался, авось, и дальше взрываться не будет. Всё это, конечно, аматёрство. Специалисты же предпочитают С-4 в заводской упаковке. С гарантией.

Это я к чему пишу? Это я к тому пишу, что писатели реалистической школы стремились воссоздать обстановку, максимально приближенную к действительности. Чтобы если бедняк, то до урчания в пустом животе, и никаких роялей в кустах в виде друга-миллионера, готового по первой просьбе предоставить дворец, штат слуг и автомобиль «Испана-Сюиза» для розыгрыша самодура-хозяина. Не удивительно, что и в денежных расчётах старые писатели придерживались точности: сколько денег задолжал Раскольников, да сколько процентов брала старуха за заклады (по сравнению с нынешними ростовщиками, наводнившими страну объявлениями «Нужны деньги? Сюда!» – сущий пустяк).

Но сами деньги меняются столь быстро, что не только луидоры и двойные пистоли – рубли-то никак не сосчитаешь. Скоро, как в Германии Ремарка, придется подсчитывать курс рубля дважды в день. Или трижды. При том, что жалование и пенсии будут опять выплачивать с полугодовым опозданием. Или около того.

Действительно, кто богаче, граф Монте-Кристо или капитан Немо, лорд Дункан или лорд Рокстон, Френсис Морган или Сергей Привалов, кардинал Мазарини или суперинтендант Фуке, или, быть может, Александр Меншиков? Вопрос не простой, интересуют ведь не деньги, как таковые, а то, что можно на них сделать. Лорд Дункан мог позволить себе отправиться в кругосветное плавание на поиски капитана Гранта, а Саня Григорьев – увы, не мог. Александр Меншиков сумел посадить на трон свою креатуру, а суперинтендант Фуке нет (впрочем, оба кончили одинаково). Капитан Немо мог строить подводный крейсер, а Константин Циолковский не нашёл пятисот рублей на модель цельнометаллического дирижабля.

И потом, читая о прошлом, мы всегда, сознательно или бессознательно, думаем о настоящем. Вот тот же Александр Меншиков, друг царя и первый казнокрад, больше он воровал, чем казнокрады нынешние (фамилии которых я не буду называть, ибо казнокрадов у нас нет, а есть лишь литературные фантазии)? И не в относительных величинах, а в абсолютных?

Кажется, чего уж проще: перевести рубли на золото, и сравнить. Но сводить деньги к золоту вряд ли уместно. Золото всё же вещь нестабильная. Возьмут, да и откроют способ получения его из морской воды, как сделал это Фриц Габер. Правда, в итоге оказалось, что он немножко ошибся, но вдруг бы и не ошибся? Что тогда? Или просто откроют Воронежскую Гравитационную Аномалию, причиной которой явятся золотые жуки, массово расплодившиеся на глубине двести-триста метров, и чьи останки за миллиард лет в пересчёте на чистое золото составят двести миллионов тонн. Нет, деньги, пожалуй, стоит привязать к земле, площадь которой за последние тысячелетия если и меняется, то незначительно. Понятно, земля земле рознь, одно дело Кемская волость, другое – Рамонский район, но всё-таки сопоставить болотистое бесплодье с знаменитым чернозёмом можно. Таблица коэффициентов какая-нибудь, или индекс Гея (не того, который «Гей, славяне!», а от слова Гея – Земля). И, соответственно, государство может выпустить денег в строгой зависимости от количества и качества земли, которой оно обладает. И всё. Никаких суррогатных денег быть не должно. Расстрел у рабочего стола. В одной руке маузер, в другой – конституция (и это, понятно, не более, чем литературная фантазия). Хочешь печатать деньги – колонизируй Луну. Ещё хочешь – осваивай Марс. Но в целом приходится обходиться тем, что есть.

Реклама на Компьютерре

Трудовой теории стоимости привязка денег к земле не отрицает, напротив: «лишь мы, работники всемирной, могучей армии труда, владеть землёй имеем права, а паразиты – никогда»!

Смущает лишь то, что с ростом населения страна богатеть не будет. Беднеть, впрочем, тоже. Но каждый житель окажется беднее.

А разве сейчас не так?

Сегодняшний гражданин США, Японии, Китая или Индии точно ли богаче своих дедов и прадедов? Да, у него есть айфон, возможно, автомобиль, замшевый пиджак – три, но богатство ли это?

Почему в прошлом веке СССР мог финансировать пилотируемые космические полеты, исследования Луны, Марса, Венеры, а сегодня РФ это не по средствам? Говорят, престиж, пыль в глаза США пускали. Ага, и гидроэлектростанции – пыль в глаза, и заводы с фабриками – пыль в глаза, и школы с больницами – пыль в глаза, и армия, ВВС и ВМФ – пыль в глаза, и синхрофазотроны – пыль в глаза, и строительство жилья для бедных – пыль в глаза?

Так куда же эта пыль делась сейчас? Кого трясти?

Быть может, причина проста, потому мы её и не замечаем. Не хотим замечать.

А причина в том, что обеднели мы. Почти обнищали. Численность населения выросла, и поддержание уровня жизни, обеспечивающее лояльность и покорность, отнимает всё больше и больше средств. Не до фотонных двигателей, когда майдан на носу. Вот и экономим на том, на чем пятьдесят лет в Гвазде не экономили: счётчики на воду, счётчики на газ, счётчики на воздух (и ведь понятно, что ни мыться, ни готовить, ни дышать мы больше, чем раньше, не стали, а если вдруг стали, то это хорошо, то это нужно всячески поощрять, а не душить). Если в тысяча девятьсот семидесятом году никого не волновало, что в комнате у меня горит две стоваттные лампочки, одна под потолком, другая в торшере, то сегодня – низзя! А почему, собственно, нельзя? Мы что, обеднели? И, слыша уклончивые ответы, понимаешь: да, обеднели. Конечно, лампочки тут же перемаркировали из стоваттных в девяностопятки, но я взамен перегоревших всё-таки ставлю пятиваттные диодные, якобы вечные (во всяком случае, обещающие светить много дольше, чем мне по статистике осталось жить), но это так… больше из любопытства и привычки к послушанию. Как можно сэкономить электричество, ветер или звёздное небо? Гляжу я на Луну, не гляжу, износ её не меняется. Другое дело – дуть за кордон газ и нефть, тут разорение очевидно. Но меня не спрашивают совершенно. Ещё и гордятся: новую трубу для выдувания построим, что сделает нас лучше и сильнее нас же прежних.

Хотелось бы примера улучшения, но молчит Русь, не даёт примера.