Накал страстей вокруг предстоящего в Крыму 16 марта референдума относительно статуса полуострова достиг запредельных высот (что, кстати, самым наглядным образом отражается и на курсе и валютной корзине). Дело дошло до того, что даже сугубо оптимистически относящиеся к жизни одесситы отменили Международный день смеха – традиционный праздник, который 1 апреля 2014 года не будет отмечаться впервые за 27 лет. Но внимание зарубежной высокотехнологической прессы привлекает не то, что есть, а то, чего не наблюдается, — кибернетической войны между Россией и Украиной.

Именно этой проблеме посвятил свой материал («Watching for a Crimean Cyberwar Crisis») редактор MIT Technology Review ( Дэвид Тэлблот). И парадокс действительно интересный (есть такое китайское проклятие относительно жизни в интересные времена). При нешуточном накале страстей, пылающем как на улицах украинских городов, так и в российском информационном пространстве, никаких существенных актов кибервойны заинтересованно взирающие на ход конфликта наблюдатели усмотреть не могут.

Нет, конечно, в ходе движений народных масс и непонятных воинских формирований по Тавриде происходили перерезания оптоволоконных кабелей, что лишало часть населения телефонной связи и интернета. Но это не является чем-то необычным, ибо из подъезда автора этих строк в период между завтраком и обедом неустановленные лица уволокли оконечное оборудование провайдера кабельного телевидения. (Кстати, а зачем нужен сигнал DVB-C, когда на телевизоры обычно выводится сигнал, взятый из Сети? Забавные рудименты, если задуматься..
Не оставались, как пишут американцы, в долгу и украинские хакеры. Подломав сайт телеканала Russia Today, они подменяли слово «military» на слово «Nazi», в результате чего заголовок читался, скажем, как «Russian Senators Vote to Use Stabilizing Nazi Forces on Ukrainian Territory». Развлечение, по эффективности достойное гимназистов младших классов и заставляющее вспомнить, что в конце 70-х в городе Коврове работало заведение общепита по прозвищу «Бордель»: неоновая вывеска «Бар Лель» вызывала в народе именно такие ассоциации…

По понятиям «Таллинского руководства», кибервойна уже должна была полыхать — а её и нету…
По понятиям «Таллинского руководства», кибервойна уже должна была полыхать — а её и нету…

Но вот ничего более серьёзного пока что в киберпространстве не наблюдается. Что и удивляет американских специалистов, наблюдавших и кибератаки против правительственных учреждений Эстонии после сноса «бронзового солдата» (после чего появилось на свет знаменитое «Таллинское руководство»), и довольно интенсивную киберборьбу во время «Войны трёх восьмёрок» («Georgian Cyberattacks Traced to Russian Civilians»). Ни одна из распространённых в прошлом форм кибернетического оружия в ход пока не пущена, несмотря на то что информационная война идёт полным ходом.

Попытаемся разложить все по полочкам. Информационная война — в смысле традиционного поношения политических оппонентов, хоть и с использованием самых передовых технических средств, телевидения высокой чёткости и Всемирной паутины, — идёт вовсю, достигая накала схватки на коммунальной кухне советского периода нашей истории. А вот кибератак в узком смысле этого слова, попыток или вывести из строя информационную инфраструктуру или посредством вредоносного программного обеспечения повлиять на системы управления критически важных устройств — нет.

Киевский провайдер интернета и кабельного телевидения «Ланет» приостановил трансляцию трёх российских телеканалов — «РТР-Планета», «Первый канал. Всемирная сеть» и «НТВ Мир». В Крыму отключили вещание украинского «5 канала» и канала «1+1». (Ой, в процессе написания колонки донеслись звуки свары с площадки: прибывшие сервисники кабельного провайдера выяснили, что помянутые выше устройства срезали сотрудники конкурирующего провайдера; в доме их, провайдеров, присутствует четыре штуки…) Меры, в эпоху повального распространения спутникового ТВ FHD-качества довольно странные…

Да и старого доброго аналогового радиовещания никто не отменял: киевляне вполне могут слушать Москву на КВ, а в Тавриде — настраиваться на Киев… (До «заглушек» при нынешней стоимости электроэнергии дело вряд ли дойдёт.) Но вот попыток вывести из строя массированной DDoS-атакой какой-то важный ресурс, попыток загнать вирус вроде Stuxnet в критический объект инфраструктуры западные наблюдатели не зафиксировали.

И вот этот-то факт удивляет их больше всего. Дело в том, что и российские, и украинские ИТ-специалисты имеют за рубежом весьма высокую репутацию. Не будем забывать, что первую на евразийском континенте (ездящие по встречной островитяне не в счёт) электронно-вычислительную машину с хранящейся в памяти программой МЭСМ Сергей Алексеевич Лебедев собрал в Киеве в 1951 году. (А автор этих строк школьником учился программировать на ЭВМ «Промiнь» нефоннеймановского типа — с программой, набираемой на табло ключами.)

ЭВМ «Промiнь» нефоннеймановского типа были широко распространены в учебных заведениях СССР.
ЭВМ «Промiнь» нефоннеймановского типа были широко распространены в учебных заведениях СССР.

И у русских да украинских хакеров репутация также высокая. Нет в Голливуде русского злодея — будет украинский, и только совсем уж низкобюджетный сериал обойдётся болгарами… Иногда эта репутация подтверждается судебными решениями. Но дело в том, что эта квалификация и эти знания никак в обоюдном противостоянии не используются. Ну, новый сетевой бизнес, заведшийся на Украине, — подсказывать покупателям украинские аналоги российских товаров — проходит не по ведомству войны, а много ближе к играм кабельных провайдеров в подъезде многоэтажки.

А вот на что-то серьёзное никто и не посягает. Не только на АЭС (будем надеяться, что их компьютерные сети надёжно отрезаны от интернета), но даже и на платёжные системы. Да-да, это очень серьёзно: некоторая неразбериха, связанная с тем, что для досрочной выплаты пенсий перед Восьмым марта тем пенсионерам, кто должен был получить их пятого числа, деньги на карточку зачислили на пару часов позже, чем обычно, привела к тому, что автору этих строк полдня пришлось утешать пострадавших…

И можно предположить, почему это происходит. Видимо, дело в том, что все, кто понимает возможности кибервойны, даже если заняли в текущем кризисе ту или иную позицию, пусть и сильно различные, также знают и ту роль, которую информационные технологии играют в современном мире и в экономике двадцать первого века. А роль эта не просто велика, но и носит критический характер. Выведение компьютерных инфраструктур из строя может привести как к гигантским экономическим потерям, так и к угрозе жизни невинных людей.

Да-да, наличие элементарного препарата в аптеке ныне зависит от безупречного функционирования компьютерной системы аптечной сети. А человек без этого препарата порой умирает… И таких примеров можно придумать множество. Так что хотя писатели братских народов, ранее дружно пившие водку на «конвентах», и собачатся ныне подобно мартовским котам, отстаивая различные политические позиции, люди более серьёзных профессий все же сохраняют благоразумие и осознают свою ответственность.

Этот памятник Тарасу Шевченко стоит в Москве…
Этот памятник Тарасу Шевченко стоит в Москве.

Будем надеяться, что так же будет и впредь. Необходимо помнить, что киберпространство едино и неделимо, и текущие в нём бизнес-процессы играют чрезвычайно важную роль для жителей всех стран. А жизнь человека зависит прежде всего от того, насколько эффективные деловые структуры функционируют вокруг. И разрушение их не приведёт ни к чему хорошему ни для одной из вовлечённых в конфликт сторон. В конце концов, ведь именно сейчас открыт после реставрации памятник Тарасу Шевченко в Москве.