Развлекая — поучай, советовали просветители всех времён и народов. Люди искусства следовали этим советам, и получалось, в общем-то, неплохо. Вспомним хоть Жюля Верна, хоть Даниэля Дефо. Каждый, кто прочитал упомянутых авторов, знает: очнувшись на необитаемом острове, следует оглядеть окрестности в поисках сундуков с различными припасами, книгами, одеждой и орудиями труда. Не забывать и о бочонках с порохом и ромом. А потом устраиваться на месте всерьёз и надолго: ставить частоколы, возводить блокгаузы, рыть подземные ходы, заниматься земледелием и скотоводством – а главное, бдить! Кругом враги! Не пираты, так людоеды, не людоеды, так пираты! Потому стоит порох держать сухим и по возможности организовать его производства из присутствующего на островах сырья, важнейшим из которого является гуано.

«Граф Монте-Кристо» учит ценить инсайдерскую информацию, «Золотой ключик» пропагандирует позитивное мышление, а «Капитанская дочка» говорит о пользе благотворительности.

Если роман или опера получились вдруг скучными, можно оправдаться полезностью: в романе-де идёт речь о преимуществе белорусского метода эксплуатации подвижного состава юго-восточной железной дороги над методами консервативными, сохранившимися едва ли не с царских времён. А в опере поётся и пляшется о безусловной выгоде распахивания целинных земель и даётся отпор феодальным представлениям о скотоводстве как высшей форме деятельности тамошнего населения.

Потому простим автору остекленелость персонажей и белые нитки, коими сшит сюжет: главное, что произведение учит разумному, доброму, вечному.

Тож и игры. Есть игры полезные, познавательные, развивающие, а есть – вредные, главная цель которых унизить и (или) обобрать соперника. В крайнем случае — убить время (что в принципе много опаснее восполнимых денежных потерь).

Во что играл самодержец Николай Второй? В домино. Играл много, с удовольствием, но что толку в домино? Домино развивает мышление узкое и прямолинейное. Ставь нужную косточку, а повезёт — дуплись. К шахматам же Николай был равнодушен.

Шахматы Николая
В Александровском дворце нашёл я набор фигур, которыми Николай Второй баловался в детстве, но доски, на которой фигуры следует расставлять, не увидел. Может, Николай так играл… будто в солдатики. Были у императора шахматы работы Фаберже, но их он, кажется, подарил генералу Куропаткину. Что ж, Куропаткин — человек умный и дальновидный. После революции он, будучи отрешён от генеральства ташкентским Советом солдатских и рабочих депутатов, уехал в деревню, где преподавал в основанной им сельской школе и работал в сельской же библиотеке, упокоясь в ладу с миром и совестью в тысяча девятьсот двадцать пятом году семидесяти шести лет от роду. Достойная биография.

А Николай до самой кончины продолжал играть в домино. Печально. И потому к играм сегодняшним стоит присмотреться внимательнее. Будет ли с них толк, какие навыки, интеллектуальные или телесные, они развивают?

Помню, как гонял на компьютере Doom и «Цивилизацию». Процессор 386, скромная видеокарточка на полмегабайта, четыре мегабайта ОЗУ. Приходилось колдовать с менеджерами памяти (преимущественно с QEMM), чтобы высвободить десяток-другой килобайт ради требовательного Doom’а. Потом надоело. Глупо, подобно крысе, бегать по лабиринту и стрелять во всё, что движется. Глупо и бесполезно: нет у меня в реальности ни обрезов, ни пулемётов. К тому же монструозий закон убивать не позволяет: «превышение пределов необходимой самообороны». В случае же, если жизнь, достоинство и здоровье подверглись опасности вплоть до лишения оных, следует писать бумагу куда нужно и надеяться, что она не попадёт в руки оборотней, как случается порой в наших кущёвках.

Среди многообразия компьютерных игр немало стратегий, и тут есть возможность поэкспериментировать, прикинуть в первом приближении, каким путём пошла бы история, ударь милитаристская Япония в спину России весной сорок второго года, или как повернулся бы руль истории, выбери Советского Союз мягкий вариант коллективизации сельского хозяйства. Сегодняшние вычислительные мощности, доступные гражданину, многое насчитать могут, были бы формулы. А вот с формулами-то загвоздка. Математизация социальных наук если и происходит, то маленькими шажками. Тут не то что i7 не требуется – хватит и простенького калькулятора. А в итоге – «либо дождик, либо снег, либо будет, либо нет». Если и существуют верные формулы обществоведения (по Азимову — психоистории), то страшно далеки они от народа. Засекречены. Во избежание ненужной активности ненужного населения.

А ведь как бы хотелось с детства выработать верные шаблоны: что делать в случае революции, повышения цен на всё, узурпации власти преступной кликой? Нет ведь шаблонов, кроме скупки спичек и соли. У нас и само-то понятие «узурпация власти» вводит в ступор в силу здорового трепета перед властью, гнездящегося в глубинной природе верноподданных натур. Не-не-не! Моя хата с краю!

В общем, толковой игры в революцию я не нашёл. Гражданскую войну отыскал, пусть и от импортного производителя, а вот с революцией не получилось. Возможно, просто плохо искал. А как бы заманчиво было прокачать варианты: Николай заключает осенью шестнадцатого сепаратный мир с Германией и Австро-Венгрией, что тогда? (Моя версия: Ленина со товарищи доставляют в Петроград в запломбированной каюте крейсера Антанты.) Другой вариант: финны сдают Ленина агентам Временного правительства — как шотландцы сдали Карла Первого. Третий: поход Корнилова оканчивается захватом Петрограда. Четвёртый: Троцкий не перебегает к большевикам, а ведёт свою игру. Пятый: Временное правительство разрешает повсеместную продажу спирта «Ройял» и водки «Распутин» по общедоступным ценам. И так далее, и тому подобное. Во время игры участник знакомится с тактикой и стратегией революционной борьбы, получает навыки, пусть чисто игровые, распропагандирования воинских частей и распространения революционных газет в условиях полицейских гонений — всего не перечислить. Но то ли спроса на подобные игры нет, то ли инстинкт не велит копать в том направлении — не знаю.

Зато буйным цветом распустился жанр, по недоразумению названный жанром альтернативной истории. По недоразумению — оттого что истории в сотнях романов мало, альтернативы же ещё меньше. Всюду домино: Россия непременно должна всех победить и стать величайшим государством, раскинув крылья мира от мыса Дежнёва до мыса Горн. Освобождённое население цветами встречает бравых солдат, меняет религию на правильную и процветает.

Самое унылое то, что девять попаданцев из десяти только и стремятся поскорее предложить своё тело и свои знания товарищу Сталину (реже Петру Первому или Ивану Четвёртому). Будто сегодня нет достойного властителя. Нехорошо.

А что бы и тут поиграть, посмотреть, как сложится, если попаданец проникнет в сознание не кого-нибудь, а целого маршала. И осуществит заговор одного-единственного маршала. Условно — Будённого. Умнейший ведь был человек — Семён Будённый. Соберёт маршал верных, испытанных по Первой конной соратников, числом поменьше, ценою подороже, и в феврале тридцать восьмого года совершит переворот а ля «апоплексический удар Павла Первого». Потом, конечно, торжественно объявят, что любимого вождя убили вредители-чекисты, и всю чекистскую верхушку, да и серёдку, казнят (собственно говоря, их ведь и без всяких переворотов казнили).

Будённый тут же издаст закон, по которому каждый проработавший пять лет в колхозе имеет право вернуться в единоличное состояние с условием: увольняются не более десяти процентов от списочного состава за год, преимущество получают передовики и ударники. Тем самым укрепит крестьянство и повысит производительность сельского труда. Комсоставу армии создаст приличные условия труда и отдыха (сегодня мало кто знает, но даже командиры полка зачастую жили в коммуналках). Приказом установит норму: всякий пехотинец должен произвести не менее ста выстрелов в месяц, а лётчик – провести за тот же месяц воздухе не менее двадцати пяти часов (знатоки пусть поправят). Разрешит малый и средний бизнес в пищевой и лёгкой промышленности. Для реформ — коммунистических реформ! — простор изрядный.

Любопытно посмотреть, так ли уж обречена на гибель Россия без Сталина. Очень может случиться, что и выживет.