В перспективности технологии “интернета вещей” мало кто сомневается. Но внедрение его на практике обычно представляется делом будущего – может, и недалёкого, но всё равно будущего. Сегодня серьёзных деловых людей заботят другие, более актуальные дела…

Но вот исследование “The Internet of Things business index: A quiet revolution gathers pace“, проведённое по заказу ARM редакцией Intelligence Unit, «Умных машин», респектабельнейшего лондонского журнала The Economist, показало, что “интернет вещей” уже используют три четверти фирм, лидирующих в планетарной экономике. Будущее уже настало!

Для составления этого отчёта сотрудники The Economist Intelligence Unit в июле 2013 года опросили 779 старших руководителей, 49% которых относились к группе высшего руководства, так называемой C-level, куда включаются руководители уровня Chef — CEO, CIO… — и члены советов. Географически интервьюируемые представляли: по 29% — Европу с Северной Америкой; 30% — Азиатско-Тихоокеанский регион (вот где сила, брат…); 12% — Латинскую Америку, Средний Восток и Африку. По отраслям же опрашиваемых примерно поровну распределили между финансами, машиностроением, здравоохранением, фармацевтикой с биотехнологиями, информационными технологиями, энергетикой и сырьём, ну и строительством с риелторским делом.

ИТ, как видим, являются тут лишь одной из отраслей. (Хотя вспомним, что родилась технология “интернета вещей” из исследования, выполненного для глобального парфюмера-мыловара Procter & Gamble; из конкретных складских и учётных нужд…) И находился Internet of Things в состоянии, которое аналитики с истинно британской любовью к парадоксам назвали назвали «тихой революцией»… Во всяком случае до самого последнего времени прогнозы о его многотриллионном будущем локализовались в «пространстве киберпрессы» (“Революция “интернета вещей”“).

Но вот сейчас революция “интернета вещей” начала, похоже, набирать обороты. Десятилетие медленного прогресса сменилось быстрым ростом. Таким быстрым, что более трёх четвертей опрошенных руководителей бизнеса говорят о том, что их фирмы или интенсивно исследуют способы внедрения “интернета вещей” в свою деятельность, или уже активно применяют его. Правда, как всегда бывает с новой технологией, мнения о возможностях IoT расходятся. 40% респондентов считают, что импульс, который он придаст рынкам и производствам, сосредоточится лишь в ряде отраслей. 38% полагают, что революция затронет весь бизнес. Ну а 15% думают, что революционные перемены произойдут везде, но воспользоваться ими смогут лишь несколько глобальных игроков…

Вещей в интернете давно уже больше, чем людей…
Вещей в интернете давно уже больше, чем людей…

Казалось бы, всё говорит о начале нового бума, сравнимого с микропроцессорным или доткомовским. Но в исследовании The Economist Intelligence Unit выявлен очень интересный парадокс. 96% опрошенных сказали, что через три года — то бишь в 2016-м — их фирмы будут интенсивно использовать “интернет вещей”. А ведь за всё приходится платить, «днём деньги, вечером стулья»… Но, отталкиваясь от прошлого года, лишь 30% фирм увеличили инвестиции в “интернет вещей” на десятки процентов. Прочие ограничивают рост вложений процентными единицами. Наверное, именно поэтому революция IoT пока и является «тихой»…

Такое поведение бизнес-руководства объяснить довольно трудно, поскольку 61% из них полагают, что фирмы, пренебрёгшие интеграцией “интернета вещей” в свои бизнес-процессы, уже в ближайшее время утратят свою конкурентоспособность в профильных отраслях деятельности. Обычное объяснение — вроде того, что у нынешнего топ-менеджмента короткие горизонты планирования и доминирует желание, набив карманы бонусами, «соскочить» с «золотым парашютом», — приводить не хочется. Представляется более плодотворным поискать объективные причины, с учётом которых такое поведение окажется целесообразным.

И причины своей осторожности «капитаны индустрии» называют явно – и серьёзно аргументируют. Прежде всего это недостаток специфических знаний и навыков в сфере “интернета вещей”. И у специалистов, и у управленцев. Причём это — объективно. Слишком нова отрасль! Необходима серьёзная и долгосрочная работа по подготовке кадров, привлечению талантов, переноса опыта передовых — в сфере “интернета вещей” — фирм. Без таких знаний и опыта ускоренные инвестиции смысла не имеют. (На вопросы-то отвечали люди, наблюдавшие крах доткомов, и они наверняка знают аналог популярного в советской оборонке анекдота про то, можно ли родить ребёнка за месяц при наличии девяти женщин…)

Кроме того, для выхода “интернета вещей” на следующую стадию зрелости требуются чисто организационные мероприятия. Необходимо юридическое регулирование отрасли (“Бюрократы и “интернет вещей”“). Необходимо сотрудничество — внутри отрасли и межотраслевое — для разработки стандартов и спецификаций «интернета вещей». Причём интенсивно сотрудничать в этой сфере должны и прямые конкуренты: вспомним хотя бы успешный опыт кросс-лицензирования AMD и Intel, многие годы формировавший ландшафт отрасли классических персональных компьютеров.

Без таких мер трудно будет управиться с 30–50 миллиардами «умных» вещей, появления которых ожидают в 2020 году.

Кроме того, респонденты говорят о необходимости работы с потребителями – в равной степени с «физическими лицами» и с предприятиями. Им ведь предлагается принципиально новый класс продуктов и сервисов. С совершенно новыми возможностями, которые предстоит осознать и освоить. С принципиально новыми требованиями к службам поддержки и сервиса. (Такая простая и практичная машинка, как робот-пылесос, за год эксплуатации не устаёт удивлять всё новыми и новыми возможностями и особенностями, которые вводят в ступор пожилую родственницу…)

Кроме того, руководители бизнесов прекрасно осознают и существование сугубо технической проблемы. Той, что зовётся explosion of IoT-generated data. Взрывообразный рост объёмов данных, порождаемых устройствами «интернета вещей». Самое рутинное функционирование автоматических датчиков и «разумных» меток, которыми маркируются товары, с неизбежностью породит такие объёмы информации, обработка которых проходит по департаменту Big Data. И если внедрение «интернета вещей» не будет сопровождаться развитием «больших данных», то потенциал революционной технологии может и не раскрыться…

«Интернет вещей» сегодня — RFID-метки и антенны на таких складах; скучные, но очень полезные.
«Интернет вещей» сегодня — RFID-метки и антенны на таких складах; скучные, но очень полезные.

Ну а что же такое на сегодня «интернет вещей» конкретно? В большинстве своём — по числу установленных и эксплуатируемых устройств — это вещи довольно рутинные. Из той самой сферы, для которой Кевин Эштон (Kevin Ashton) и выдумал в 1999-м концепцию IoT. Скажем, метки и датчики, позволяющие товарам на складах Walmart находить более короткий путь сначала от грузовых платформ до стеллажей, а потом от стеллажей до полок, где с ними встретится потребитель. Экономя метры и секунды… Аналог всем привычного навигатора, только в локальном «декартовом» пространстве склада. Мелочь? Но если помножить такую мелочь на оборот сети в $469 млрд в 2013 году, то суммы выходят очень даже впечатляющие…

Доктор Стефан Фербер из Bosch уверенно говорит о следующей Промышленной революции
Доктор Стефан Фербер из Bosch уверенно говорит о следующей Промышленной революции.

Так что Стефан Фербер (Stefan Ferber), директор по развитию IoT фирмы Bosch Software Innovations, с полным основанием говорит об «интернете вещей» как о четвёртой версии промышленности, Industry 4.0. Первой версией он называет изобретение механических устройств, второй — налаживание массового производства Генри Фордом, Промышленность 3.0 принесла электронику и автоматическое управление, ну а Промышленность 4.0 основывается на межмашинных (M2M) коммуникациях – между продуктами, системами и машинами. Звучит многообещающе!

А насколько всё это объективно? Не принимают ли исследователи из The Economist Intelligence Unit желаемое за действительное? Ведь они честно говорят, что работали по заказу ARM, крупнейшего на сегодня разработчика кристаллов для таких решений. Что ж, повторить такое исследование мы не можем. Но можем вспомнить древний латинский призыв Audiatur et altera pars, «Выслушивайте и другую сторону». А ещё лучше не выслушивать, а наблюдать за её поведением: в словах-то наболтать можно много чего.

Так вот, если принять за «другую сторону» Intel Corp., лидера рынка процессоров для классических компьютеров, то мы увидим действие, подтверждающее серьёзность вышесказанного. Как уведомляет нас Reuters — агентство универсальноое, а не компьютерное, — Intel Corp. создала новое деловое подразделение – Internet of Things Solutions Group. Задачей новой структурой будет монетизация тех самых набирающих обороты успехов новой, революционной технологии. Гигант из калифорнийской Санта-Клары готов представить готовые решения широчайшего спектра — от весов для ванной комнаты до «умных» систем вентиляции для небоскрёбов, что подтверждает если не зрелость Internet of Things, то его выход из детского возраста!