Неожиданно для меня самого меня пригласили принять участие в педагогическом фестивале, который должен состояться в середине августа в Татарстане, в Елабуге. Ну что же, поводу побывать в Казани и Елабуге я рад; а сейчас надо понять, что я смогу представить на мероприятии, ориентированном в первую очередь на школьных учителей. Хотя что уж тут: сомневаться особенно не приходится. На протяжении последней пары лет я вынашиваю, постепенно конкретизируя, одну идею, которая относится к сфере образования. Мне уже приходилось рассказывать читателям “КТ” о её основных компонентах; в первую очередь они обсуждались в колонках о послезавтрашних учебниках, сверхзадаче для образования и о горной дороге. Здесь я попробую собрать, что получается, воедино. Надеюсь, что обсуждение этих идей в колонке поможет, а не помешает их развитию в Елабуге…

И в России, и в Украине школьное образование находится в глубоком кризисе. Школьники изучают основы наук, при этом ни им, ни их учителям не ясно, зачем они это делают. Освоение наук традиционно основано на заучивании текстов учебников и надиктовок учителей. Причина этого — отсутствие общепонятной цели. Всем ясно, что детей надо чему-то учить, но единого понимания, чему, зачем и как, увы, нет. Почему же так получилось?

В идеале образование в каждой стране должно быть целостной системой, выстроенной для достижения определенной цели. В СССР образование было подчинено конкретной задаче – выстоять и победить в соревновании сверхдержав. Хотя справиться с задачей не удалось, для её решения была выстроена целостная и весьма эффективная образовательная система.

Советская империя проиграла в холодной войне и развалилась на части. Цели системы образования на её обломках потерялись. В поиске новой идентичности в каждой из постсоветских стран были запущены образовательные реформы, носившие хаотичный характер. На словах они были направлены на заимствование особенностей более прогрессивных образовательных систем, а на деле часто оказывались способом то ли экономии, то ли отмывания финансов. Дело в том, что в разных частях земного шара созданы разные системы образования, каждая со своими достоинствами и недостатками. Успешные системы  — это целостные комплексы, где в ходе многодесятилетней (часто — многовековой) работы все части удалось гармонично связать друг с другом. Наши реформаторы сплошь и рядом пытаются вырвать из понравившейся им образовательной системы какую-то одну деталь и пересадить её на нашу почву. Увы, получающиеся гибриды оказываются нежизнеспособными, как нежизнеспособен конструкт с крыльями орла, плавниками тунца и ногами антилопы.

Итак, чтобы сделать систему образования целостной, следует поставить перед собой определенную сверхзадачу, а затем подчинить ей выстраивание методических и организационных образовательных технологий. Реалистичны ли такие планы в сегодняшней ситуации?

Увы, мне кажется, на нынешнем этапе – нет. Значительная часть управленческих идей, за воплощениями которых мы наблюдаем, является результатом согласования краткосрочных интересов клептократии со среднесрочными идеями популистской пропаганды, направленной на воспроизводство нынешнего властного механизма. До долгосрочных интересов социума в целом и уж тем более до перспективного планирования стратегии человечества руки (и головы) всё время как-то не доходят. Можно ли надеяться, что образованию повезёт и с ним всё получится иначе? Тем не менее, я считаю, что о желаемом состоянии этой сферы думать надо все равно. Алгоритм изменений прост (рискну процитировать сам себя).
I. Диагностика актуального состояния.
II. Целеполагание (определение желаемого состояния).
III. Разработка оптимального маршрута перехода.

Подходы для диагностики нынешней системы образования, которые кажутся мне рациональными, я уже обозначил. Теперь хочу понять, какое состояние этой системы следует признать желаемым. Пусть даже наши мечтания окажутся утопичными – всё равно, уточняя их, мы сможем понять что-то новое.

Начну со сверхзадачи. Мне ясно, что человечество в целом сейчас стоит перед более серьёзным выбором, чем руководство Советского Союза в эпоху холодной войны. Советские рулевые, конечно, не были готовы проигрывать — но проиграли, и мир не рухнул. Мы с вами живём, воспитываем молодёжь и строим планы на будущее. А вот если человечество не сможет изменить свой способ отношения с биосферой, условия существования сегодняшних детей, а тем более — следующих поколений могут стать невыносимыми, не допускающими достойной жизни.

Итак, нынешний характер связи человечества со средой, с нашей зависимостью от невозобновляемых и легко исчерпаемых ресурсов, с необоснованной надеждой на неограниченный экономический рост, является принципиально временным, преходящим. Если мы будем пребывать в расслабленном ожидании, то столкнёмся с чередой военных переделов стремительно тающих ресурсов в загрязнённой и разрушенной биосфере. Вписаться в поворот — сложнейшая задача для всего человечества.

Кроме этой глобальной задачи, перед нами ещё и ряд национальных. Каждая держава, каждый народ стоят перед возможностью либо сохраниться и найти свое место в будущем устойчивом человечестве, либо потеряться на повороте. Каковы роли России и Украины в грядущем? Мне ясно, что с точки зрения российских и украинских интересов эти роли должны быть независимыми и разными, но, конечно, их определение — очень непростая задача.

Хорошо, а при чём тут система образования? Она должна подготовить граждан, которые как минимум смогут вписаться в поворот сами, а как максимум смогут участвовать в планировании и воплощении в жизнь такого поворота.

А какая система образования сможет обеспечить подготовку таких граждан?

Давайте разберёмся в том, что такое образование. Создание образа действительности, а лучше сказать — создание в психике обучающегося модели имеющейся системы знаний и технологий. Система состоит из подсистем и взаимосвязей между ними, которые должны найти своё отражение в картине мира ученика. Образование — это моделирование!

Своим главным достижением на методической ниве я считаю участие (вместе с Александром Козленко и Мариной Кравченко) в создании ИУМК (инновационного учебно-методического комплекса) «Экология. Конструирование биосферы» для профильных классов старшей школы (подробнее – здесь). Этот ИУМК был выполнен в 2008 году по заказу Национального фонда подготовки кадров России, прошел апробацию, получил восторженные отзывы… и был изъят из использования вследствие копирайтных ограничений. Дело в том, что фирма, обеспечивавшая программирование этого продукта, незаметно для заказчика вшила туда использование технологии, на которую имела исключительные права, затребовала дополнительную оплату, а не получив её — запретила использование результата многолетней работы!

Идея нашего ИУМК была такой. Чтобы понять, как функционирует наша биосфера, надо сделать её модель. Для этого использовался симулятор наподобие компьютерной игрушки. Отдельные этапы такого моделирования использовались как задания для проектной работы учеников. Чтобы создать такую модель, нужно разобраться, как устроен и как функционирует оригинал. Для этого ученики использовали 50 исследовательских моделей (описывающих нашу настоящую биосферу и разноуровневые системы в её составе) и учебник. Некоторые из сделанных нами для ИУМК моделей собраны здесь. А тут выложен фильм, созданный красноярскими школьниками об апробации нашего продукта.

Наш опыт показал следующее:

— работа с моделями и в особенности их создание являются чрезвычайно эффективным способом обучения;

— проектная работа — удачный метод стимулирования учеников к освоению учебного материала;

— решение сложных задач в ходе проектной работы требует объединения материала из разных областей знания;

— изложение учебного материала не в порядке, соответствующем структуре науки, а в логике, подчинённой решению некой задачи, вполне возможна и способствует улучшению его восприятия;

— система подготовки учебных пособий, ориентированная на прибыль фирм-производителей, неэффективна для перестройки учебного процесса в соответствии с современными требованиями.

Мне уже приходилось объяснять, почему я считаю, что учебники будущего (послезавтрашнего, а не завтрашнего дня) будут сетевыми, дистанционными. Только они поддержат непрерывное изменение учебного текста, поддерживающее его в актуальном состоянии; только они позволят использовать необходимый объём дополнительных материалов; только они обеспечат должный уровень интерактивного взаимодействия школьников с учебным материалом и друг с другом. Я думаю, что нечто подобное нашему ИУМК (только более широкое и технологичное) надо делать на сетевой основе.

Итак, настала пора пояснить, что я предлагаю. Я хочу участвовать в создании дистанционного учебного комплекса «Человечество и биосфера. Устойчивое будущее». Его особенности видятся мне так:

— необходимо обеспечить стимулирование школьников поиском путей изменения отношений человечества с биосферой для его устойчивого существования, а также поиском места своей страны в глобальном человечестве;

— базовой учебной деятельностью должна быть онлайновая индивидуальная и групповая работа (в том числе — проектная) с моделями изучаемых объектов, а также создание таких моделей;

— модульная структура комплекса должна обеспечивать разнообразие учебных траекторий, соответствующих профилю школы, класса и индивидуальности каждого ученика;

— в различных модулях и основанных на них образовательных траекториях должны использоваться материалы биологии, физики, химии, математики, информатики, истории, географии, экономики, политологии, основ безопасности жизнедеятельности и т. д.;

— для общеобразовательной школы следует предусмотреть проработку обязательного комплекта модулей, относящихся к основным направлениям; для профильного образования необходимо глубже рассматривать более широкий набор модулей соответствующей направленности;

— организация учебного материала должна соответствовать не логике разделов каждой из наук (как принято в большинстве учебников), а логике решения определенных задач (к примеру, генетику и молекулярную биологию можно изучать как материал, необходимый для решения проблемы обеспечения безопасного использования ГМО или компенсации генетического груза человечества);

— комплекс должен располагаться на сайте дистанционного образования одного из классических университетов, способного обеспечить его разработку и поддержание специалистами разных отраслей; возможность редактирования и доработки его модулей следует предоставить также экспертам из иных образовательных и научных учреждений; возможно, разные части комплекса могут располагаться на сайтах разных организаций;

— обучение с использованием данного комплекса должно быть включено в систему государственного образования; комплекс в целом должен получить «гриф» (одобрение) соответствующего министерства, а успешное прохождение построенных на нём траекторий должно засчитываться как успешное выполнение программы общего или профильного образования.

Утопия? Да, похоже на неё. Создание комплекса, который я описал, требует объёмнейшей согласованной работы авторов разных специальностей, серьёзных финансовых затрат, решения сложных организационных проблем. Одно только грифование такого комплекса и приравнивание результатов работы с ним к последовательному заучиванию школьниками текстов из пачки слабо связанных друг с другом учебников является головокружительной по организационной сложности задачей. Окажутся ли готовы министерские чиновники выпустить из своих рук мелочный контроль за выполнением учебного плана? Если они и согласятся на это, то только при условии такого контроля над создаваемым комплексом, который сведёт весь смысл его разработки к нулю. Чтобы не повторить безрадостную судьбу разнообразных точечных реформ, мы должны грамотно вписать этот комплекс в общую систему среднего и высшего образования. А какую выгоду получат те структуры, которые будут финансировать создание и поддержание работоспособности такого комплекса? Вы же понимаете, что такой комплекс невозможно сделать кое-как, «на отвяжись»; его или нужно сделать хорошо, или не следует делать вовсе.

И всё же, понимая сложность поставленной задачи, я хочу найти маршрут, ведущий от нынешнего состояния системы образования к тому, о котором я здесь фантазировал. Вдруг получится? Если очень захотеть?

Если описанная мной задача принадлежит к числу потенциально реализуемых, должны существовать способы создания и использования её компонентов по отдельности, до того, как весь комплекс будет создан и войдёт в штатный режим. Например, какие-то из компонентов этой системы можно создать как дистанционный курс биологии на сайте одного из серьезных университетов (вы можете, конечно, догадаться, что я имею в виду прежде всего Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина, в котором работаю сам). Работу по созданию ориентированного на абитуриентов курса с таким дальним прицелом мы с Мариной Кравченко уже начали. Я сохраняю надежду, что коротко описанный в этой колонке проект сможет получить финансирование от какого-нибудь солидного грантодателя или попросту привлечь спонсорские деньги. Может быть, если бы он получил межгосударственный (украинско-российский или российско-украинский, а может быть, и трех- или четырехсторонний) статус, это бы способствовало успешному прохождению начальных стадий его развития?

Не знаю… Продолжаю думать об этой идее и рассчитываю на помощь конструктивных критиков.