Про “Интернет вещей” пишут уже пятнадцатый год, но, за исключением отдельных демонстрационных вариантов и единичных сервисов, он так и остаётся абстрактной концепцией. Сделать его привычным элементом виртуального окружения мешало отсутствие связующего звена между отдельными идеями и технологиями. Похоже, теперь появились перспективные кандидаты на эту роль.

Сам термин “Интернет вещей” впервые возник в конце девяностых. Тогда было предложено использовать Всемирную паутину не столько для связи людей друг с другом, сколько с целью объединения в информационной среде различных электронных устройств во всём их многообразии. Как и прежде, это предлагалось для нужд человека, но на этот раз без его непосредственного участия.

Модная инициатива по созданию “умного дома” так и не была доведена до логического конца. Вместо высокотехнологичного жилища, использующего доступные ресурсы оптимальным образом, мы получили набор отдельных продвинутых устройств. Каждое из них имеет свой набор датчиков и алгоритмов реагирования на меняющиеся условия. Все эти хитрые приборы излишне автономны и по-прежнему не умеют толком взаимодействовать друг с другом.

Конкретный пример: представьте, что в доме установлено всего два “умных” устройства. Одно из них – привод для штор Makita. Им можно управлять методами “по запросу” и “по событию”.

В первом случае команда открыть/закрыть шторы отправляется человеком со смартфона, как с пульта дистанционного управления. Во втором – привод подключается к таймеру или фотоэлементу, и шторы открываются автоматически – либо в определённое время, либо при заданном уровне освещения. Сам по себе привод Makita работает адекватно, но как его заставить взаимодействовать с другими “умными” компонентами?

Возьмём для определённости в качестве второго элемента адаптер Spark. Эта кроха подключает светильники к Интернету через Wi-Fi и также позволяет выполнять умную регулировку освещения. Одна проблема: Spark понятия не имеет об интеллектуальных шторах другого производителя и не может подавать им команды, как и они ему. При недостаточном уровне освещения Spark будет включать лампы, вместо того чтобы просто раздвинуть шторы.

Помимо этих двух приборов, решить отдельные вопросы автоматизации жилища могут десятки других. Однако каждое из них создавалось как самодостаточное и совместимо в лучшем случае с продуктами из линейки подобных устройств той же компании. Они не умеют общаться друг с другом, даже когда используют одинаковые интерфейсы.

Сейчас “Интернет вещей” – это огромное непаханое поле, на котором каждый участник стремиться застолбить долю побольше и оградить её патентами. Компаниям не выгодно развивать единые стандарты, открытые протоколы и создавать общую среду взаимодействия. Основные силы направлены в юридические отделы, поглощённые охраной виртуальных рубежей интеллектуальной собственности. Чтобы объединить решения двух разных производителей, требуется мощная третья сила, способная создать мирный аналог фантастической сети SkyNet.

Сотрудники Microsoft Стефан Вейц (Stefan Weitz) и Мэтт Уоллерт (Matt Wallaert) занимаются развитием поисковой системы Bing. Чтобы конкурировать с Google и Yahoo, их сервис должен предлагать что-то принципиально новое. Например, алгоритмы фильтрации и анализа данных от миллионов “умных устройств” для единого управления ими.

Теперь место “умного дома” занимают другие образы: “адаптивная среда”, “интуитивный дом”, “умный город”. Всё это разные уровни реализации “Интернета вещей” – сети из непохожих друг на друга устройств, взаимодействующих без участия людей, но с учётом их привычек и потребностей.

Чтобы такое взаимодействие стало реальным, недостаточно наладить связь между отдельными приборами. Информация от их многочисленных датчиков должна собираться по сети и подвергаться обработке, после чего отдельный узел сгенерирует управляющие команды с учётом общей картины. Именно это и хотят создать в Microsoft.

Пример: вы ложитесь спать, и дом реагирует на это событие, избавляя вас от лишней суеты. Шторы закрывают окна, забытый в дальней комнате свет выключается сам, смартфон включает фильтр звонков и пропускает только срочные, отключается нагрев пола, посудомоечная машина запускает цикл, сплит-система и холодильник переходят в тихий режим, активируется охранная система. Считываются показания будильника, и за час до вашего пробуждения дом начинает готовиться к нему. Вновь меняются режимы работы всех бытовых приборов, а мультиварка готовит завтрак.

Концепт "интуитивного дома" (изображение: lifelinkresponse.com.au)
Концепт “интуитивного дома” (изображение: lifelinkresponse.com.au).

Главное отличие от традиционного подхода к автоматизации состоит в том, что человек в таком сценарии не даёт никаких определённых команд на описанную комплексную реакцию. Вместо этого на протяжении длительного времени выполняется фоновый анализ работы всех приборов, изучается график жильца и его привычки. Дом подстраивается под них и вскоре довольно точно угадывает желания. Если же электронная интуиция обманет – всегда остаётся возможность ручного контроля, и дом учтёт поправку в следующий раз.

Рай для лентяев? Не только. Это ещё и регулировка нагрузки на электросеть, экономия энергии и радикальное средство от забывчивости. Управление системой садового полива лучше доверить умной автоматике. Пожилых и просто невнимательных людей не раз выручат лекарства, упаковка которых отслеживает регулярность приёма. Мониторинг дорожной ситуации и регулировка движения “умными” светофорами эффективнее, чем их простая работа по таймеру. Областей применения масса.

Другим серьёзным игроком выступает компания Zonoff (Малверн, США). Она предлагает программное обеспечение для объединения “умных устройств” и уже привлекла для развития этого направления инвестиции от Valhalla Partners и Grotech Ventures в суммарном объёме 3,8 млн долларов.

Развитие рынка "интернета вещей" (изображение: J'son & Partners Consulting)
Развитие рынка “Интернета вещей” (изображение: J’son & Partners Consulting).

Новый сегмент Интернета обещает большую и быструю прибыль тем, кто правильно определит направление и вложится в его развитие первым.

По оценке J’son and Partners Consulting, число подключённых к Интернету “умных приборов” в этом году вдвое превысило население планеты.

Общее количество таких устройств оценивается в 14 млрд, и 49 млн из них находятся в России. Объем российской доли рынка “Интернета вещей” сейчас составляет 335 млн долларов. К 2020 году ожидается его трёхкратный рост – до 980 млн.