Сегодня начинающие предприниматели в России не слишком серьёзно подходят к обдумыванию бизнес-модели и маркетингу своих проектов. К сожалению, статистика такова, что в большинстве случаев маркетинговые расчёты не делаются, и более того, нередко оказывается, что ребятам удаётся создать даже работающий прототип, но всё равно на этом этапе они не до конца понимают, для кого, собственно, всё это делается.

Думаю, подобное отношение стартаперов к бизнес-части проектов даже нельзя назвать халатностью. На мой взгляд, это недостаток нашей системы образования, которая никак не прививает культуру предпринимательства подрастающему поколению. Все страны с развитой экономикой (я говорю о США, Германии, Японии, например) на сегодняшний день прошли один и тот же путь: вначале в этих государствах появлялись первые предприниматели, часть из них добилась признания и, вырастив свои компании, приобрела опыт работы в инновационном бизнесе. Эти люди стали свой опыт тиражировать и смогли воспитать своих последователей, которые, в свою очередь, сами стали успешными бизнесменами и сегодня готовы делиться накопленными знаниями и навыками с молодыми людьми. Россия же пока переживает лишь первую стадию этого процесса – у нас уже есть свои истории успеха, однако как-то культуры менторства всё ещё в российской бизнес-среде нет.

Предпринимательству можно и нужно учить, и преподавание каких-то основ ведения бизнеса обязательно должно быть включено в отечественную систему образования. Учить предпринимательству нужно не в отдельных школах для «избранных», а во всех общеобразовательных учреждениях. Первые подобные школы опять же выпустят на рынок предпринимателей, реально обладающих компетенциями, без которых в бизнесе делать нечего; с другой стороны, из стен этих первых школ выйдут и люди, которые станут преподавателями и продолжат учить молодых людей.

То, что в России пока подобный механизм не запущен, связано, конечно, с молодостью отечественной венчурной индустрии в целом. В Москве о цивилизованном бизнесе стало возможным говорить, пожалуй, с 2000-х, в регионах, наверное, с предпринимательской активностью туговато и сегодня…

Так что винить наших стартаперов в том, что они некомпетентны, сложно. Точно так же в низком уровне их знаний о бизнесе не виноваты ни компании, ни политики, ни государство. Просто страна сегодня находится на таком этапе развития, при котором сама экосистема предпринимательства сложиться не успела. Ну а для того, чтобы произошло изменение ситуации, пожалуй, усилий одного вектора – скажем, госполитики или активности общества – недостаточно. Чтобы предпринимательство в России «заработало», нам придётся потратить много времени и много денег, потому что изменение человеческого сознания (а ведь именно о сознании и способе видеть мир сегодняшних стартаперов мы говорим) – всегда вопрос долгосрочной перспективы.

На меня, возможно, сейчас набросятся сторонники тезиса о том, что «предпринимательству нельзя научить – предпринимателем можно только родиться». Говоря о том, что нужно вкладывать знания о бизнесе в головы школьников и студентов, независимо от профиля их обучения, я имею в виду несколько иное. Важно то, что человеку, родившемуся предпринимателем, расти будет намного легче, если уже со школьных лет ему рассказывают о том, что такое бизнес и как управлять собственной компанией. Я знаю это на собственном опыте. Когда я выпускался из школы, я абсолютно не представлял, что мне нравится в жизни и чем я вообще хочу заниматься. Казалось бы, окончание школы – это этап, когда человек уже как-то себя идентифицирует, который строит какие-то дальнейшие жизненные планы, но я (хотя был, кстати, отличником и всегда отличался прилежанием) действительно понятия не имел о том, чему я хочу посвятить свою жизнь. И я пробовал себя в разных сферах, экспериментировал с областями своего интереса – и все свои стремления и желания обнаружил, только пройдя путём проб и ошибок. Так вот, если бы в моём школьном курсе был предмет, связанный с предпринимательством, я точно бы «загорелся» и с уверенностью поступил бы после школы на одну из специальностей, связанных с развитием бизнеса.

Ещё легче мне было бы, если бы рядом со мной был наставник – человек, разбирающийся в том, как вести свой бизнес и готовый ответить на многие мои вопросы. В России же, надо сказать, система наставничества практически полностью отсутствует, в то время как она должна стать частью нашей предпринимательской культуры, позволив более опытным бизнесменам делиться своим опытом с «ньюби». При этом, кстати, самим «ньюби» отнюдь не обязательно идти тем же путём, которым когда-то прошли их учителя, но переданные знания помогут начинающим не совершить ошибок, типичных для всех предпринимателей.

Я, кстати, отличаю понятие «ментор» от понятия «наставник», подразумевая под этим словом человека, который дает более предметные консультации по отдельным вопросам (скажем, патентовед или сторонний пиарщик), в отличие от наставника, который делится опытом работы в какой-либо сфере или рыночной отрасли в целом, без привязки к конкретному продукту.

Уберечь стартап от серьёзных ошибок может только человек, сам вырастивший одну или несколько компаний
Уберечь стартап от серьёзных ошибок может только человек, сам вырастивший одну или несколько компаний

Сегодня в России в стартаперской среде очень распространено негативное отношение к прошлым знаниям, к эмпирии предыдущих поколений. «Это вчерашний день», – говорят те, кто сегодня строит бизнес, рассуждая о том, нужен ли ментор или наставник их проекту, или не нужен. С другой стороны, сами успешные предприниматели готовы делиться опытом с молодёжью. Часто люди, уже достигшие в жизни многого и заработавшие миллиарды, рассказывают свои истории абсолютно бесплатно. Кто-то делает это для самого осознания того, что он является для кого-то примером для подражания; кто-то хочет удовлетворить собственную потребность признания (которая присуща нам всем, надо сказать)… Ну а кто-то – безвозмездно ради того, чтобы чувствовать, что он, сам сделав мир лучше, учит и других делать это. По моему глубокому убеждению, именно такая логика присуща наставнику, который делится знаниями не для того, чтобы получить прибыль (как замотивированы менторы, обычно получающие небольшую долю в проекте – 3-5 процентов), а чтобы послужить источником или транслятором знаний. Думаю, наставник – своего рода «евангелист» знаний, способный бескорыстно работать на благо человечества.

Так что, может быть, нельзя научить человека гибкости ума, инновационной хватке, но можно передать в его руки инструменты, которыми принято работать в бизнесе, и научить не цепляться за те камни, о которые спотыкались его предшественники.