Here comes the Sandman, stepping so lightly,
Creeping along on the tips of his toes.
As he scatters the sand with his own tiny hand,
In the eyes of the sleepy children.

Go to sleep my darling, close your weary eyes,
The lady moon is watching from out the starry skies.
The little stars are peeping, to see if you are sleeping,
Go to sleep, my darling, go to sleep, good night.

Любимая англосаксонская колыбельная

Вчера Samsung анонсировал новый Galaxy S IV, который потряс меня не столько запредельными характеристиками и почти что идеальной завершенностью форм (идеал наступит как только смартфон переоденется в алюминиевый из пластмассового корпуса), сколько неожиданным открытием: похоже корейская компания осталось единственной в мире, исповедующей идеологию тотального хардверного максимализма!

468_0

Каких-нибудь еще лет пять тому назад все производители мобильных коммуникационных устройств стремились заполучить самое лучшее “железо” для флагманов своих линеек. Затем пришел Apple со своим первым айфоном, который адаптировал для мобильного компьютинга все ту же роллс-ройсовскую парадигму (“Количество лошадиных сил: достаточное”), что Надкусан использует в своих ноутбуках.

Скажем, в любой момент времени самая свежая модель Macbook Pro уступает флагманам практически всех конкурентов (Sony, Hewlett-Packard, Lenovo, Asus) по техническим характеристикам всех компонентов, равно как и мобильной концепции в целом: видеокарты слабее, процессоры медленнее, а современные технологии приходят с тоскливым опозданием. Достаточно вспомнить, сколько поклонникам техники Надкусана пришлось дожидаться USB 3 или даже элементарного слота SD-карт, чтобы понять всю фрустрацию ситуации.

В результате мы получили ситуацию, когда самый последний iPhone 5 отстает в технологическом отношении от современных андрофонов года так на полтора-два. А может даже больше. Скажем, “железная” начинка Jiayu G4 – это Ferrari на фоне нового айфона. А анонсированный вчера Galaxy IV – вообще космический корабль.

468_1

И дело даже не в том, что новый флагман Samsung оснащен несопоставимо более быстрым процессором (Quad-core 1.6 GHz Cortex-A15 & quad-core 1.2 GHz Cortex-A7), несопоставимо более мощным графическим чипсетом (PowerVR SGX 544MP3), несопоставимо более совершенной 13-мегапиксельной камерой, а в том, что Galaxy IV бьет iPhone 5 на его же родном поле: пятидюймовый экран корейского флагмана разрешением 1080 x 1920 пикселей демонстрирует плотность 441 ppi – против 326 ppi у Retina на iPhone5.

Весьма показателен и тот факт, что увеличение размера Galaxy с 4,8 в S III до 4,99 дюймов в S IV достигается не за счет увеличения “лопаты” (как то было всегда раньше), а за счет удлинения самого экрана, помещенного даже в уменьшенный корпус: 136.6 x 69.8 x 7.9 mm – габариты S IV против 136.6 x 70.6 x 8.6 mm – S III!).

468_2

Раз уж мы так подробно зацепились за “хардверное” превосходство корейского флагмана, нельзя не помянуть и поддержку Galaxy S IV передовых технологий вроде NFC и совсем уж фантастического Smart Stay eye tracking (слежение за движением глаз), о существовании которых, похоже, в Купертино даже не догадываются.

Возвращаемся теперь к идеологии тотального хардверного максимализма. 29 июня 2007 года Apple представил миру более чем скромный в технологическом плане iPhone первого поколения, который по удобству использования сразу же заткнул за пояс все существовавшие на тот момент смартфоны под управлением Windows Mobile. Первые андрофоны появились на рынке более года спустя (23 сентября 2008 года – HTCDream), однако они оказались даже нерасторопнее и неуклюжее, чем старушка мобильная Винда.

468_3

Помнится в апреле 2010 года я отправился в Плеер.ру покупать себе только-только появившийся HTC Desire, который произвел на меня столь удручающее впечатление (“Купи Желание!“) полнейшей дискоординацией между “железом” и его управлением со стороны Android, что на годы вперед отбил всякое желание приближаться к этой ОС.

Тогда же всем стало ясно, что на одних гигагерцах и мегапикселях выехать не получится. Операционная система – это то самое бутылочное горлышко, которое мешает установлению прямой зависимости удобства использования смартфона от его “железа”.

Справедливости раду нужно сказать, что это истину быстро усвоили все производители, которые постепенно стали отказываться от погони за самыми быстрыми процессорами, самыми мощными видеочипами и самыми мегапиксельными камерами и экранами, а попытались подкрутить что-то в консерватории, то есть в самой ОС. В основном это достигалось за счет ваяния проприетарных надстроек, которые громоздили поверх недружелюбной морды коробочного Андроида.

Дальше случилось забавное. Производители, помучались-помучались, да и сообразили, что ОС Android безнадежна в принципе. Безнадежна потому, что она порочна в своей изначальной концепции – точно также, как была порочна и платформа мобильных Windows. Производители увидели, что повышать частоту процессоров и мощность видеочипа можно хоть до бесконечности – всё равно время от времени интерфейс будет лагать, подергиваться, а экран замерзать – пусть на доли секунды, но тем не менее. Не случайно даже на самые сверхмощных андрофонах сегодня вы все равно не добьетесь той плавности взаимодействия пользователя с гаджетом, какая давно уже является нормой для Apple iOS.

Констатировав безнадежность, производители стали либо метаться в поисках альтернативных ОС, либо продолжать оптимизировать связку Андроид+железо, не устраивая при этом нескончаемой гонки пикселей-гигагерцев. Если взглянуть на рынок мейнстрима, можно увидеть удручающе монотонную картину: 99 % всех андрофонов – это достаточно мощные в техническом отношении гаджеты, которые отличаются друг от друга исключительно проприетарными усилиями разработчиков, направленными на преодоление врожденного уродства ОС.

468_5

Единственной компанией, продолжившей “трясти дерево” (как в старом анекдоте: “Может поискать палку, чтобы сбить банан? – “Какая к черту палка?! Трясти нужно, трясти!”), остался Samsung. И тут произошло маленькое чудо, иллюстрирующее гений Георга Гегеля: уже в Galaxy S III корейским людям удалось довести “железную” составляющую своего флагмана до столь головокружительного уровня, что врожденные дефекты операционной системы Google стали почти что совсем не заметны для невооруженного глаза. Ну разве, что самую малость!

Появление на рынке Galaxy S III (май 2012 года) должно было стать для Apple сигналом жизненной важности. Ребята из Купертино просто обязаны были осознать, что безоговорочному превосходству iPhone наступил конец. Обязаны были осознать и сделать незамедлительные выводы. Какие? В первую очередь – радикально пересмотреть свою роллс-ройсовскую парадигму. Иначе – роль догоняющего Надкусану была обеспечена.

Осознал ли Apple момент истины в мае 2012 года? Да ни разу! Тому, правда, было тактическое объяснение: мир затаился в ожидании грядущего пятого айфона, революционная премьера которого обломалась в 2011 году из-за убожества апгрейда iPhone 4S.

iPhone 5 состоялся осенью. Что тут можно сказать? Замечательный телефон, практически идеальный. И при этом – абсолютный тупик! Почему тупик? Потому что по-настоящему инновационным в iPhone 5 было лишь увеличение экрана за счет удлинения корпуса! Ну да: айфон стал полегче и потоньше. Да, алюминиевый корпус в конструктивном отношении – это вершина инженерной мысли (бездарное покрытие с царапками мы скромно обойдем вниманием).

Но ведь одного этого мало! Мало, потому что вокруг уже существует столько фантастических технологий, что диву даешься – как только пользователи айфона, претендующие (по крайней мере – внутри своей головы) на звание адептов “всего самого совершенного в мире”, не сошли еще с ума от черной зависти. Где расширение памяти за счет внешних носителей, реализованное во всех Андрофонах изначально? Где водонепроницаемость корпуса (абсолютный must при наличии несъемной батареи в конструкции), реализованная в Sony Xperia Z? Где NFC, которую Nokia ввела вообще черте когда? Про чудо Smart Stay eye tracking даже не заикаюсь.

Ничего этого у Надкусана нет и – ох как я боюсь в этом признаться даже самому себе! – не предвидится.

Вчера Samsung представил совершенно запредельный в технологическом отношении смартфон – Galaxy S IV. Знаете как отреагировала на эту премьеру Apple? Абсолютно безумный и бездарный функционер Филл Шиллер дает интервью The Wall Street Journal и Bloomberg аккурат накануне презентации Samsung, в котором ведет себя как последний захолустный пацан: “Когда ты достаешь андрофон из коробки, тебе приходится логиниться в девять акаунтов различных вендоров для того, чтобы получить ту же функциональность, что есть у iOS… и все эти акаунты не могут плавно взаимодействовать друг с другом”. Или вот еще: “Адрофоны часто дают в качестве бесплатной замены фирменного телефона и удовольствие от работы с ним не сравнить с айфоном”.

468_4

Господи, какой позор! Думаю, Джобс вращался ротором в гробу, если, конечно, слушал выступление одного из своих наместников. В день, когда конкурент выпускает телефон, в технологическом отношении опережающий твой флагман на несколько лет, заниматься столь плебейской демагогией – это не просто пошло, но самоубийственно! Фальшь выступления Шиллера заметила вся Америка, особенно деловая и финансовая часть общества. Для осознания масштаба провала предлагаю читателям посмотреть видеозапись фрустрации Генри Блоджета, одного из ключевых финансовых аналитиков современности, которую он позволил себе продемонстрировать в эфире программы “The Daily Ticker” на телеканале Yahoo! Finance.

Если отбросить эмоции (хотя, конечно, лично моему огорчению и разочарованию нет предела), то приходится констатировать неспособность Apple на настоящий момент противопоставить конкурентам что-нибудь реально действенное для предотвращения маргинализации продуктов компании уже в скором будущем. Если Apple не изменит в корне свою парадигму, она обречена на повторение судьбы Microsoft. Повторение практически дословное: денег у редмондского гиганта и сегодня еще много, зато класса, стиля, влияния и фешенебельности не осталось ни на грош.

Подводим итоги мучительной аудиовикторины, которая растянулась на целых две недели. Признаюсь, у меня в голове совершенно не укладывается, как можно было не угадать арамейский язык без всяких подсказок? С первых же звуков можно понять (“л”, “ш”, “р”, дифтонги “аи”, “ай”, и особенно неповторимое и столь же неприятное для уха харкающее “х”), что речь идет о каком-то семитском языке. В следующую минуту можно убедиться, что это не арабский и даже не иврит. Остается всего ничего: финикийский, ассирийский, арамейский, мальтийский. Из них живых – три. Все они доступны для прослушивания – что на Google, что на Youtube. Педанты могли бы добавить еще два раритета – амхарский язык и тигринья, принадлежащие к той же семитской группе.

В общем, язык в нашем квизе – это арамейский. Тот самый, на котором разговаривал Иисус Христос. В том числе – и в фильме Мэла Гибсона. Множество читателей ухватилось за мою подсказку и стало мне доказывать, что в квизе звучит язык индейцев майя! Оно понятно: индеец майя, перед тем как вырвать из груди еще живого врага сердце, самозабвенно читает под гитару Первый Псалом Давида: ” Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных и не сидит в собрании развратителей, 2 но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь!”.

Здесь оригинал нашего аудиоквиза. Правильных ответов пришло под сотню. Победитель – Роман Ухов: “Ну, если на этом языке снят ДАЖЕ фильм, то это должен быть арамейский, ибо символическое значение языка майя от меня пока ускользает”.

Поздравляю Романа, особенно за замечательное чувство юмора 🙂