В 1974 году Вадим Шефнер писал так:

Это знает Плутарх, это было на ранней заре
Там, где старые стены, и склоки, и ссоры, и схватки,
Там, где царства дрались, как мальчишки на заднем дворе,
И империи клали друг друга на обе лопатки.

Моралист Плутарх из города Херонея в Беотии занимает особое место в европейской культуре. Именно он довёл до совершенства жанр «Сравнительных жизнеописаний» (заимствованный у римского историка первого века старой эры Корнелия Непота, который воспользовался им им в сочинении De viris illustribus, «О выдающихся мужах». Наверное, в этом Плутарху помогла его собственная жизнь: он родился в богатой семье, учился в Афинах и Александрии, неоднократно посещал Рим где вполне успешно подвизался при дворе, состоял в переписке с многими греками и римлянами, был счастлив в семье, старательно учил сыновей и детей друзей; земляки избирали его архонтом Херонеи и, возможно, беотархом, одним из правителей Беотии; «лучший император» Траян требовал от наместников провинции Ахайя советоваться с Плутархом… Всё очень добродетельно и удачно. Но над Плутархом тенью стояло жалкое (в политическом смысле; экономически греки в Pax Romana жили несопоставимо стабильнее, чем во времена Пелопоннесской войны) положение современной ему Эллады. Родной город Херонея – место, где объединённое войско Эллады было в 338 году до н. э. разгромлено македонцами. Именно разгромом беотийцев, предводительствуемых Феагеном, дебютировал в войне восемнадцатилетний царевич Александр… Потом Греция стала провинциями Римской сначала республики, потом империи… И вот Плутарх старательно пытался понять: в чём же дело; почему Греция, родина наук и искусств, не смогла создать, в отличие от римлян, эффективный государственный механизм? С этой целью он сводил биографии греков с биографиями римлян – законодателей Ликурга и Нумы, ораторов Цицерона и Демосфена, полководцев Александра и Цезаря… И метод его оказался поразительно эффективным; воспользуемся же им при описании процессов в мире информационных технологий, ведь в кипящих в нём конкурентных битвах деньги на кону стоят куда большие, чем в былых схватках империй.

dec_pdp-11.woman_with_punchcards.10263069.lg

Был когда-то такой класс вычислительной техники – мини-ЭВМ. Пара–тройка стоек, которые, в отличие от мейнфреймов того же времени, можно было не размещать в здании вычислительного центра, а пристроить в углу отдела или лаборатории – правда, в специально возведённом «аквариуме» и на фальшполу из металлических плит, покрытом «антистатическим» линолеумом. Технологически они основывались на микросхемах малого и среднего уровней интеграции; сначала на ферритной, а потом и на полупроводниковой оперативной памяти; на массовой памяти на жёстких магнитных дисках-«блинах» и «магнитофонах»; на монохромных дисплеях, алфавитно цифровых и векторно графических, перфолентах… И фактическим стандартом мини-ЭВМ (как IBM/360 в царстве мейнфреймов) стали изделия фирмы Digital Equipment Corporation – из серии Programmable Data Processor PDP-8 и PDP-11. (Советский Союз, лидировавший тогда на планете по числу учёных, пиратским образом копировал их под псевдонимом СМ ЭВМ – система малых ЭВМ). Устройства эти имели на североамериканском рынке лучшее соотношение цены и производительности, чем тогдашние мейнфреймы. Они прекрасно работали в реальном времени, позволяя связывать их с лабораторным и технологическим оборудованием, с аналоговыми ЭВМ и первыми сопроцессорами, векторными и матричными. Ну а операционные системы от DEC заслуживают отдельной серии разговоров…

PDP-11-83

Потом технология крутанула очередную спираль развития, и в мир пришли большие интегральные схемы, позволившие реализовать процессор на одном кристалле (вошло в оборот ныне забываемое слово “микропроцессор”). И Digital Equipment Corporation мимо новых возможностей не прошла. В 1982 году она анонсировала персональные компьютеры Professional 325 (PRO-325) и Professional 350 (PRO-350). Они должны были стать «конкурентами сверху» победно маршировавших тогда по миру IBM PC, функционирующими на кристаллах (вот – рука не хочет писать “микропроцессор”…) семейства F-11. У PRO-325 массовая память была на четырёхсоткилобайтных гибких дисках RX50, 350-е имели и встроенный жёсткий диск. И – превосходство над тогдашними ПиСи по производительности, а главное, по изобилию программного обеспечения. Разработанного для мини-ЭВМ PDP-11 и функционирующего под Professional Operating System (P/OS), представлявшей собой версию широко известной RSX-11.

digital_Pro300_Proc_System_1

А потом появилась и топовая версия – Professional 380 (PRO-380), работавшая под новейшим по тем временам семейством кристаллов J-11 от Harris Semiconductor (они использовались и в мини-ЭВМ PDP-11/73). Превосходная производительность. Изумительное качество янтарного свечения монитора. Превосходнейшие клавиатуры, тактильная память о которых сохраняется и через четверть века… Напомним и о колоссальном выборе накопленных программ одиннадцатой системы! И – провал… Сокрушительный провал на рынке. Полное вытеснение семейством IBM PC. (Ну напишите в комментариях, уважаемые читатели, помнит ли кто-то об этой превосходной машине?)

surface

А теперь приходят очень интересные вести. На рынке России во втором квартале 2013 года доминировали планшеты. Устройства этого класса прибавили за год 149% (нетбуки упали на 67%, а ноутбуки – на 9%). То есть планшет – нынешний лидер рынка информационных технологий, такой же, каким в середине 80-х был персональный компьютер. А одновременно Microsoft отчиталась за IV квартал 2013 финансового года, который соответствует II кварталу 2013 календарного. И в отчёте этом бросается в глаза одна деталь – очень заметный неуспех планшета Surface. Корпорация списала в убытки 900 миллионов долларов, потерянных на планшете. С начала продаж до марта 2013 года было реализовано лишь 900 тысяч этих устройств. Почему же?

«Железо» устройства ничем не уступает более удачливым планшетам. (Ну, на вкус автора этих строк, весьма низко разрешение устройства.) И клавиатура более дорогой версии «мелкомягкого» планшета оживила в памяти тактильные ощущения от PRO-380. Она превосходна! По субъективной оценке – лучшая из всех устройств в классе. Но и это не самое главное. Для Surface же доступен практически весь массив программного обеспечения, накопленный во вселенной Microsoft. Но это на семимиллиардной планете привлекло всего лишь девятьсот тысяч человек… Точно так же, как и некогда возможность преемственности с массивом программного обеспечения для мини-ЭВМ оказалась не самой важной для покупателей персоналок…

У Плутарха тут было бы место морали. «Сопоставлению». Что ж, попробуем привести его. Digital Equipment Corporation когда-то не использовала полностью в своих PRO-380 потенциала чипсета J-11. Он работал на 10 мегагерцах, хотя вполне мог тянуть и 16–18… Это было сделано, как обычно считают, для того чтобы не создать внутренней конкуренции со стороны персоналок своим же микросуперЭВМ MicroVAX и мини-ЭВМ PDP- 11/73. Почему на Surface дисплей не слишком высокого разрешения, сказать трудно: даже китайские устройства, которые в конце зимы можно было приобрести в наших краях менее чем за 300 долларов (а на Дальнем Востоке наверняка ещё дешевле) имели разрешение 1920×1200. Вероятно, качество ограничили из-за стремления сберечь энергию (тоже не самое сильное место продукта). Но, похоже, самым главным является то, что в момент вывода на рынок принципиально новых классов устройств программное обеспечение оказывается подверженным некоей форме инфляции… Новые возможности персоналок середины восьмидесятых и планшетов первой трети второго десятилетия первого века третьего тысячелетия не требуют большей части из того, что было актуально в прошлом. И это – шанс для тех, кто сейчас выходит на рынок!