Дела у Sony идут не очень. Точнее, очень даже не очень – в этом году компания потеряла два миллиарда долларов. Прошли времена, когда успеху портативных кассетных плееров Walkman завидовали по всему миру, а телевизоры Trinitron считались эталоном. Вчера у компании сменился исполнительный директор – при таких “успехах” это неудивительно. Кто же он такой, и какое наследие досталось ему от предшественника?

Кадзуо Хираи

Прежде всего, давайте посмотрим, кем он был, этот самый предшественник. Зовут его Говард Стрингер, и он из Великобритании. Он встал во главе Sony в 2005 году. Целью его прихода к власти в компании было переосмысление её курса и возвращение ей былой славы. Также он стал первым (и, возможно, последним) иностранцем во главе японской корпорации. Ничего не получилось, стало только хуже.

Новый исполнительный директор Sony Кадзуо Хираи до этого заведовал подразделением Playstation. Фактически именно ему Sony обязана тем, что третье поколение игровой приставки не стало полным провалом и в последние годы сократило разрыв с конкурентом – майкрософтовской Xbox 360. Сам он говорит, что раньше считал, что возрождение подразделения Playstation станет самым большим вызовом в его карьере, но теперь понимает, что это не так. “Одна проблема за другой. Я каждый раз думаю: чёрт возьми, ну а теперь что?” – говорит он о несуразицах в управлении компанией, с которыми ему пришлось столкнуться.

Хираи сказал в интервью Wall Street Journal, что компания не может продолжать быть хорошим поставщиком аппаратуры, даже если многие от неё этого ожидают. “Мы должны взяться за работу и быть реалистами, – говорит он. – Я не думаю, что все с этим согласны, но люди уже начинают соглашаться с тем, что если всё не переосмыслить, ничем хорошим это не кончится”.

Заведуя игровым подразделением Sony, Кадзуо Хираи смог убедить поставщиков чипов снизить цены. Он заставил дизайнеров заменить пластиковые буквы названия Playstation 3 на корпусе на простую надпись, что позволило сократить расходы на изготовление приставки.

После успеха с Playstation, Стрингер поставил Хираи во главе подразделения потребительской электроники, а потом и телевизионного (именно оно приносит большую часть убытков Sony). В ходе перестройки телевизионного бизнеса Хираи заявил, что компания больше не будет изготавливать телевизоры себе в убыток и будет делать их ровно столько, сколько сможет продать. Также он выяснил, что производить жидкокристаллические панели на совместном предприятии, которым Sony владеет совместно с Samsung, дороже, чем просто закупать дисплеи на рынке.

Стрингер проповедовал гармонию между софтом и железом, считая, что компромиссы помогут создать устройства, которые будут пропитаны “духом Sony”. Компания была разделена на разные бизнес-группы, которые занимались планированием продуктов отдельно друг от друга. Выяснилось, что четыре разных подразделения Sony независимо разрабатывают разные проекты планшетов, которые должны составить конкуренцию iPad.

В августе Хираи создал специальное подразделение компании, которые называется Integrated UX (где UX означает user experience). Оно имеет власть над процессом проектирования во всех других подразделениях.

Шаги Кадзуо Хираи по восстановлению Sony очень похожи на те, которые в своё время предпринял Стив Джобс, поднимая Apple с колен. Свой второй “срок” в Apple он начал вовсе не с представления революционных продуктов – в первый год Джобс наводил порядок в разобщённых подразделениях компании, в её неоптимизированной цепочке поставщиков, на складах, где скапливалось оборудование, которое никто не покупал. Конечно, продукты, которые изменили мир, не заставили себя ждать, но в случае с Кадзуо Хираи это уже совсем другая история. Сначала пациента нужно реанимировать, а там посмотрим.