Спросите у первого встречного, кто изобрёл смартфоны — и восемь из десяти назовут вам Apple. И будут по-своему правы: истинные пионеры приказали долго жить, либо не сумели удержаться на вершине. IBM, Nokia, Sony Ericsson, Palm — все они в разное время и по разным причинам выбыли из борьбы за первое место. Единственное исключение составляет канадская компания Research In Motion (RIM, в переводе с английского — поиск в движении). На неё сошлются оставшиеся двое из упомянутой выше десятки. Но и для неё настали чёрные времена.

RIM была основана в 1984 году, но о её древнейшей истории мало что известно. Свою славную биографию компания предпочитает вести со второй половины 90-х, когда она, одной из немногих, сумела извлечь выгоду из экспериментов с двухсторонним пейджингом. Идея дала замечательные всходы на корпоративной почве, опыты с текстом плавно переросли в эксперименты с мобильной телефонией, электронной почтой и веб-сёрфингом. А RIM, под флагом BlackBerry, превратилась в многомиллиардную империю, опутавшую цифровыми сетями Северную Америку.

Всё это время у руля компании, совмещая пост CEO, стояли бессменные Майк Лазаридис и Джим Балсилли. Странная манера управления не помешала RIM стать национальной гордостью Канады и — три года назад — самым дорогим бизнесом этой страны. Увы, с тех пор многое изменилось. Если до 2007 года центром тяжести индустрии смартфонов служил деловой мир, рождение iPhone перенесло его на консюмеров. Для RIM, и по сей день упрямо равняющейся на корпорации, это обозначило переход в свободное падение.

За три года рыночная капитализация создателя BlackBerry усохла почти в шесть раз. И только за прошедшую неделю её акции просели на треть, оказавшись на пятилетнем минимуме. Прямая причина стремительного обвала последних дней — плохая отчётность: за первый финансовый квартал (на конец мая) RIM выручила 4.9 млрд. долл., меньше и без того уже урезанных ожиданий аналитиков. Но следующие три месяца, по словам руководства, будут ещё хуже. В надежде удержать баланс, RIM запланировала масштабное сокращение штатов (сейчас у неё около 17 тысяч сотрудников). Однако увольнения не смогут вернуть доверия публики.

Поклонники RIM не мыслят жизни без своих BlackBerry (англ. ежевика), за глаза называя их CrackBerry (от англ. crack - разновидность кокаина).
Поклонники RIM не мыслят жизни без своих BlackBerry (англ. ежевика), за глаза называя их CrackBerry (от англ. crack – разновидность кокаина).

На своём пике, в 2009 году, семейству BlackBerry принадлежала половина рынка смартфонов США и Канады. Сегодня этот показатель варьируется, по разным оценкам, от 17 до 25 процентов. По миру в целом только за последние двенадцать месяцев она скатилась с 20% до 13%. Сложилась парадоксальная ситуация: выручка растёт (пусть и медленней, чем ожидалось), а доля на рынке падает. Но парадокс исчезает, если принять во внимание успехи iOS, атакующей позиции RIM сверху, и Android, штурмующей их в сегменте дешёвых смартфонов.

BlackBerry OS валится вместе с Windows Mobile, Palm OS и Symbian, но при этом находится в худшем положении. Если собратья по несчастью уже перестроили свои платформы — Windows Mobile стала Windows Phone, Palm OS уступила webOS, а Symbian сдана на милость Windows Phone и MeeGo — то для RIM перестройка ещё впереди.

Если помните, компании теперь принадлежит операционная система QNX, которая станет фундаментом нового поколения BlackBerry OS (см. «Новая надежда планшетной альтернативы…»). Но первые устройства под её управлением увидят свет в лучшем случае через год. А ведь сменить операционку мало, необходимо ещё убедить разработчиков сторонних приложений переписать свой софт! Правда, онлайновый магазин RIM App World содержит всего около 20 тысяч программ. Но тем хуже для его владельца, тем меньше шансов привлечь внимание покупателей, а значит слабей и стимул для девелоперов.

Уже почти год RIM не выпускала новых смартфонов и, похоже, начало этого учебного года тоже будет пропущено. Лишь к зиме на прилавках должны появиться с десяток моделей под BlackBerry 7, всё той же старой ОС (по слухам, до миграции на QNX, предстоит ещё и поколение моделей на версии 7.5). Единственный по-настоящему инновационный продукт, планшетка PlayBook, встречен более чем прохладно. RIM гордо рапортует о полумиллионе поставленных продавцам экземпляров, но сколько из них было фактически продано — тайна за семью печатями. Сторонние эксперты сходятся на 350 тысячах, что ставит новинку в один ряд с провалившейся Motorola Xoom.

Наконец, аналитики обращают внимание на эволюцию текстовых коммуникаций. RIM удерживает свои позиции во многом благодаря сервису BlackBerry Messenger — дешёвой замене SMS. Однако в самое ближайшее время он может стать жертвой новых коммуникационных инструментов, интегрированных в iOS и Android (см. «Текстовое общение переводят на интернет-рельсы…»). Проникновение последних в деловую среду спровоцирует резкое ослабление популярности BBM.

И словно если бы этого было недостаточно, RIM один за другим покидают светлые головы. Не дождавшись презентации PlayBook, ещё зимой оставил свой пост маркетинговый директор. Отправился на длительный больничный COO. А вчера сбежал в Samsung вице-президент цифрового маркетинга и медиа. На предстоящем в июле собрании акционеров планируется перетряхнуть и самый верх, оставив лишь одного генерального директора, а возможно и передав кресло новому человеку.

Неудивительно, что западная пресса в массе своей уже списала RIM со счетов. Но Балсилли и Лазаридис не только не собираются уходить, они полны планов и уверены, что компания сильна как прежде. Сокращение и структурная перестройка с прицелом на ускоренный выпуск новых продуктов должны завершиться уже летом. А потом новые смартфоны и клиенты, сохраняющие лояльность, быстро — к 2013 календарному — вернут ей былую славу.

К сожалению, ни акционеры, ни пресса не разделяют оптимизма генеральных директоров. До недавнего времени самым вероятным исходом казалось поглощение RIM одним из ИТ-гигантов. Теперь считается, что её скорее всего растащат по частям.

Лазаридис и Балсилли без тени сомнения относят успехи RIM на личный счёт (мы были у руля последние 20 лет и выручка компании выросла до 20 млрд. долларов!). Теперь уже бывшие крупнейшие инвесторы склонны считать это обострением синдрома ЧСВЛазаридис и Балсилли без тени сомнения относят успехи RIM на личный счёт (мы были у руля последние 20 лет и выручка компании выросла до 20 млрд. долларов!). Теперь уже бывшие крупнейшие инвесторы склонны считать это обострением синдрома ЧСВ.
Лазаридис и Балсилли без тени сомнения относят успехи RIM на личный счёт (мы были у руля последние 20 лет и выручка компании выросла до 20 млрд. долларов!). Теперь уже бывшие крупнейшие инвесторы склонны считать это обострением синдрома ЧСВЛазаридис и Балсилли без тени сомнения относят успехи RIM на личный счёт (мы были у руля последние 20 лет и выручка компании выросла до 20 млрд. долларов!). Теперь уже бывшие крупнейшие инвесторы склонны считать это обострением синдрома ЧСВ.

Покупка компании «на корню» привлекательна прежде всего с точки зрения принадлежащих ей патентов. Будучи пионером цифровых коммуникаций, RIM накопила впечатляющее патентное портфолио. Но отсутствие долгов и всё ещё высокая оценка биржей (компания и сегодня стоит около 15 млрд. долл.) по крайней мере в данный момент делают её трудной мишенью.

Прочая ценная собственность включает разветвлённую инфраструктуру для защищённой передачи данных (грубо говоря, серверная сеть, обслуживающая владельцев BlackBerry-устройств, и сдаваемая в аренду сотовым операторам) и QNX, оцениваемую в два миллиарда долларов. К сожалению, BlackBerry OS вряд ли кого-нибудь заинтересует: система слишком тесно интегрирована с проприетарным «железом» RIM. Вот почему более реальной кажется перспектива разделения и продажи компании по частям.

Но даже если RIM найдёт временный выход из текущих затруднений, в отдалённой перспективе ей предстоит столкнуться с совершенно новыми сложностями. Индустрия мобильного компьютинга в очередной раз претерпевает трансформацию с непредсказуемыми последствиями.

Facebook намерена влезть во владения Apple без согласия самой Apple с помощью загадочного проекта Spartan (HTML5 как ключ к успеху). Следующая игровая приставка Wii U от Nintendo всерьёз (Wall Strett Journal и др.) рассматривается как платформа для мобильных приложений (см. также «Планшетный сюрприз…»). Dell верит, что крупнейшим рынком мобильной электроники в ближайшие годы станет Китай — и намерена запускать свою первую планшетку, Streak 10 Pro, в Поднебесной, не в США.

А Research In Motion ждёт место в почётном списке павших за дело мобильной революции.