28 июня стало известно о намерении Правительства РФ провести масштабную реформу РАН, РАСХН и РАМН. Она подразумевает ликвидацию всех трех академий и замену их на некое общественное объединение. Вся собственность, вплоть до пробирок, перестает быть подвластной ученым. Директора институтов будут назначаться правительством, а не выбираться сотрудниками РАН, как сейчас.

Президиум Российской академии наук 1 июля выступил против предлагаемой реформы госакадемий. Сибирское, Дальневосточное, Уральское отделения высказали свой протест еще раньше. Дальневосточное отделение РАН потребовало отставки правительства, Сибирское проводит 3 июля внеочередное общее собрание в Новосибирске. Здесь уже идет сбор подписей против реформы, молодые ученые устраивают флэшмобы в поддержку Академии, а председатель СО РАН и его заместители написали обращение к научной общественности и открытое письмо президенту.

Первое чтение законопроект пройдет уже 3 июля, остальные два планируются осенью. Учёные Сибирского отделения поясняют основные положения законопроекта.

пальчЕвгений Пальчиков, доктор технических наук, ведущий научный сотрудник Института гидродинамики СО РАН, профессор НГУ:

Проект реформирования РАН готовился без участия представителей науки, за закрытыми дверями, и действия авторов этого закона напоминают рейдерский захват. Похоже, что сторонники реформы заботятся не столько о состоянии науки, сколько надеются использовать в своих целях участок РАН на Ленинском проспекте и другое «нецелевое имущество» РАН в Москве и отделениях.

В случае реформы академия удвоится за счет чиновников, которые будут пытаться управлять ускорителями, реакторами, электроподстанциями и прочими аэродинамическими трубами. Все, что им будет непонятно, они постараются продать. Никакие нобелевские лауреаты и другие, по-настоящему заинтересованные в развитии науки специалисты, не помогут, когда за дело возьмутся “эффективные менеджеры”, и пример Сколково и Роснано это подтверждает. Текущий случай с проектом о реорганизации РАН показывает, что чиновники запросто могут держать в неведении ученых и решать все за них не учитывая их мнения – даже когда ученые открыто возмущаются происходящим. Это уже происходит постфактум и на решения чиновников не влияет.

Вспомним недавнюю реформу в школах, введенную в Минобрнауки. Постановили закрыть все детские клубы с кружками. Обязали школы сделать продленку на весь день и полный набор кружков в школе (фактически без дополнительного денежного обеспечения). В новосибирском Академгородке нет дополнительных площадей и ресурсов, все школы работают в две смены – они вынуждены нарушать изданные указы. В Москве все школы внутри садового кольца работают в одну смену, с продленкой до 18 часов. Реформа Академии приведёт к гораздо более серьезным последствиям.

Еще больше этот проект напоминает реформу армии с «Оборонсервисом», когда недвижимость и другие ресурсы были выведены из владения армии. На всех каналах телевидения пестрели объявления о продаже военных городков. Результат – все знают. Страна понесла урон не столько в деньгах, сколько в оборонном ресурсе. Ломать – не строить. Восстановление требует во много раз больших денег и людских ресурсов. А также – времени, которое для чиновников «деньги», а для обороны – самостоятельность страны. При этом, никакие «посадки» виновных не восстановят потерь.

Как профессор университета и ведущий научный сотрудник Института гидродинамики РАН я общаюсь со студентами, аспирантами, молодыми учеными, поступившими и работающими в институтах РАН. Через мои лекции проходит весь поток физического факультета НГУ. В последнее время наметился рост числа молодых ученых в институтах РАН в Академгородке. Но, как показывают мои опросы, если реформы будут проведены, многие студенты и молодые ученые будут искать пути продолжения научной работы за пределами России.

Но изменения статуса РАН касаются не только молодых ученых. Многие известные во всем мире ученые – академики РАН также не хотят участвовать в предполагаемой реорганизованной структуре РАН. Например, в Интернете уже появились сообщения, что академики РАН Владимир Захаров и Валерий Рубаков не будут вступать в новую Академию наук в знак протеста. Причем это не рядовые академики, а именно те, кто являются самыми цитируемых учеными в России (22500 и 9200 раз, Индекс Хирша – 68 и 44 соответственно). Так что новая РАН потеряет именно те показатели, за повышение которых якобы борются чиновники. Более того – Борис Штерн, старший научный сотрудник Института ядерной физики РАН, доктор физико-математических наук, главный редактор газеты “Троицкий вариант” считает, что «режим заработает себе немало активных умных и дееспособных противников».

Новая модель РАН не предполагает наличия региональных отделений (у них не будет юридического статуса), а директоров институтов будут назначать, а не избирать, я считаю, что это приведет к полной потере самостоятельности ученых в научных исследованиях. Возвращаемся к «шарашкам» и политработникам-руководителям, которые лучше знают – что нужно, где, когда и зачем.

Известный тезис сторонников реформирования – «Учёные должны заниматься наукой, а не владеть хозяйством». Но посмотрите на ситуацию на примере ЖКХ новосибирского Академгородка. ЖКХ здесь не совсем обычное. Кроме жилых и административных зданий к той же электрической и тепловой сети подключены институты СО РАН с множеством установок. Они являются потребителями огромного количества электрической энергии со специфическими запросами. Например, лазер на свободных электронах потребляет 2-3 мегаватта несколько часов каждый день. В Институте ядерной физики есть ряд ускорителей, которые непрерывно, в течение нескольких месяцев, требуют гораздо больших мощностей и выключать мгновенно их крайне нежелательно. В Институте физики полупроводников находятся ростовые установки молекулярно-лучевой эпитаксии, в каждой из которых по своему графику в течение недель в сверхвысоком вакууме слой за слоем на атомарно чистой поверхности выращиваются полупроводниковые пленки. Остановка испортит весь результат на всех установках.

В Институте теоритической и прикладной механики для эксперимента на аэродинамических трубах компрессор, потребляющий энергии больше, чем ускорители ИЯФ, включается эпизодически для накопления сжатого воздуха. Воздух накапливается в газгольдерной системе размером с жилой квартал. Биологические институты непрерывно хранят живые препараты в сотнях холодильников, термостатов и климкамер. И так далее для 27 институтов. Даже снег убрать на полигоне, где производятся взрывы, лучше тем, кто что-то знает про ВВ. Пока чиновники разберутся, как управлять этим сложным хозяйством и, возможно, повысят свою квалификацию – мало что от структуры останется в работоспособном виде. И опять – же проще все это прекратить, чем поддерживать в работе. Собственно, этого ученые и боятся, что с приходом новых управляющих закроются многие направления их работы.

Александр Ерохин, кандидат технических наук, старший научный сотрудник Института ядерной физики СО РАН им. Г. И. Будкера, сотрудник CERN:

2

Во-первых, сейчас все в шоке. Такого никто не ожидал. Вряд ли можно трезво оценить ситуацию.

Проблемы в РАН есть, как и во всей стране, и их надо трезво решать. Вместо того чтобы решать эти проблемы вместе (с учеными, а как без них решать их же проблемы?), выбран совершенно странный, односторонний (или однополярный, как это модно говорить), путь – не вовлекая самих членов РАН решить все за них. Начинали с нападок со стороны людей от “лженауки”, теперь господин министр считает себя в праве разрушить то, что создавали веками (не он создавал). Это не реформирование РАН, это ее развал. Тот клуб “по интересам”, который планируется создать вместо РАН, вряд ли будет иметь какой либо вес.

Мне кажется, что реформирование РАН возможно только путем диалога РАН и правительства страны. С одной стороны, вряд ли возможны реформы силами одной Академии – трудно увидеть свои собственные проблемы. С другой стороны совершенно неправильно решить эти же проблемы только извне. Правильным было бы провести полный аудит деятельности РАН, и, если власть считает ее непрозрачной, понять и объяснить, что же именно её не устраивает, и как это далее вместе исправлять.