На сей раз читатель обманулся: в заголовок вынесена не очередная моя интеллектуальная провокация, а цитата. Цитата из интервью премьер-министра Турции Таййипа Эрдогана: “Теперь еще добавилось это проклятие по имени Твиттер. Сколько же там лжи… Эта штука, рядящаяся под социальную сеть, на самом деле – проклятие, насланное на общество”.

Мне высказывание господина премьер-министра очень понравилось. Особенно в контексте того, что у него самого есть аккаунт в Твиттере, который насчитывает – скромно так – 2,7 миллиона подписчиков! И тем не менее – проклятие. Чего так? Попробуем разобраться.

В Турции, как все знают, в начале лета бушевали манифестации, который многих наивных любителей поверхностных аналогий заставили говорить об очередной “оранжевой революции”. Даже подбили безумное обоснование под стамбульские митинги: Эрдогана сливают Соединенные Штаты за то, что он, мол, не хочет атаковать армию Башара Асада.

В реальной политике никаких подтверждений этой гипотезе нет. Вернее – есть множество подтверждений прямо обратного: Эрдоган является злейшим врагом сирийской власти – похлеще катарского эмира, постоянно устраивает провокации на границе, обстреливает территорию Сирии, организовывает переправку оружия оппозиции (читай: террористам и боевикам-исламистам), поставляет им данные военной разведки о передислокации сирийских правительственных войск, и так далее – всё это вряд ли можно назвать отказом поддержать США в их борьбе со светским режимом в Сирии. Соответственно и “слив Эрдогана американцами” – чистой воды ересь.

Как бы там ни было у меня нет абсолютно никакого желания заниматься разбором политических аспектов турецких общественных беспорядков. Меня сейчас интересуют исключительно IT-аспекты этих событий, в частности – роль твиттера.

Твиттер давно уже используется для координации протестных движений – начиная с Occupy Wall Street и заканчивая “арабскими вёснами”. Тематический триггер во всех случаях не так интересен, как механика использования социальных сетей для дестабилизации ситуации, нагнетания панических настроений и истерии.

Скажем, в турецком сценарии вообще (якобы) не было никакой политики: причина первых манифестаций на стамбульской площади Таксим заключалась в намерении мэрии выкорчевать парк Гези и на его месте возвести торговый центр. Эдакая вариация на тему Химкинского леса и питерской магистрали. Правда, масштабы протеста несопоставимы: в Турции “зеленый” мотив очень быстро отлился в манифестацию общественного недовольства радикальной исламизацией, которой занимается правительство Эрдогана уже много лет. В ответ власти применили слезоточивый газ и подожгли палатки, в которых протестующие планировали переночевать на площади Таксим.

042_1

Лаборатория социальных сетей и политического участия при университете Нью-Йорка провела доскональное исследование задействия Твиттера в турецких беспорядках и пришла к выводу, что его влияние достигло феноменального уровня.

Начиная с 16 часов 31 мая в течение суток было размещено в сети свыше 2 миллионов твитов с хэштагами, напрямую связанными с турецкими манифестациями: 950 тысяч поминали #direnzegiparki, 170 тысяч – #ocupygezi и 50 тысяч – #geziparki. Скажем, поздней ночью 1 июня, когда столкновения манифестантов были в самом разгаре, в Твиттер поступало ежеминутно более 3 тысяч сообщений, фиксировавших развитие событий в реальном времени.

042_2

Кроме невероятных объемов информационного сопровождения беспорядков в Твиттере турецкий сценарий отличился еще одной уникальной характеристикой: 90 % всего трафика шло из Турции, причем 50 % – из самого Стамбула (то есть из эпицентра событий!). Для того, чтобы понять революционность этих цифр, достаточно одного сравнения: во время египетской оранжевой революции (или весны, если вам так больше нравится) трафик Твиттера внутри страны составлял только 30 %!

Еще одна цифра и можно будет переходить к анализу: 88 % твитов 31 мая – 1 июня шли на турецком языке, что означает: аудитория для потребления информации была сугубо турецкая. Опять же: могучие “арабские революции” отражались в Твиттере почти исключительно на английском языке.
042_3

Какие выводы можно сделать из сказанного? Очень любопытные! Во-первых, если в случае со всеми предыдущими общественными беспорядками можно было смело отслеживать “руку Вашингтона”, спецслужбы которого использовали социальные сети (в первую очередь Твиттер) для создания благоприятного международного фона под события в Алжире, Ливане, Тунисе, Йемене, Египте и Ливии, в Турции происходит радикальное смещение акцентов. Не то, чтобы не прослеживалось ничьей волосатой длани – она как раз есть и я помяну ее под конец статьи, просто вместо задач информационного фона на первый план вышла задача внутренней координации событий. Твиттер используется в Турции именно для рекогносцировки: куда переместились отряды полиции, каковы их силы, в каких районах, кварталах, улицах скопились протестующие, сколько их, каковы шансы на успешное противостояние и т.п.

Во-вторых, в турецком сценарии, который мы сейчас наблюдаем (а до финального конца, вопреки разгону первых демонстраций, в Турции еще ой как далеко!) четко отслеживается тенденция подмены Твиттером традиционных средств массовой информации. Задатки этого, кстати, мы наблюдали в родном отечестве в 90е годы, когда активно использовались сети ФИДО, бывшие в кризисные моменты единственным источником информации из первых рук, не подверженной идеологической обработке или фильтрации на каналах ТВ, в газетах и журналах.
042_4

Турецкий Твиттер не просто противостоит официальным СМИ, которые сегодня интенсивно фильтруют информацию об общественных беспорядках, а напрямую навязывает себя обществу в качестве полной альтернативы. 1 июня набрал оборот хэштаг #BugünTelevizyonlarıKapat (“Выключи сегодня ТВ!”), который использовался в более, чем 50 тысячах твитов. То есть вы понимаете: Твиттер используется очевидно не столько уже для информирования, сколько для идеологического воздействия: активисты протестного движения обращаются к согражданам с призывом отказаться хотя бы на время от использования официального телевидения в знак протеста против информационной фильтрации.

Насколько спонтанны описываемые события? Думаю, что спонтанны по простой причине: нельзя принудить десятки тысяч людей действовать по принуждению и указке из какого-то центра, равно как нельзя и координировать эти действия.

042_5

Только не подумайте, что в нашем сюжете не остается места для здоровой конспирологии! Еще как остается. Хотя бы потому, что здоровая конспирология в отличие от маниакальной всегда дает очень вразумительную интерпретацию событий. Не буду никому ничего навязывать, а просто выскажу собственное мнение: у меня лично нет ни малейшего сомнения, что вся турецкая войнушка была замечательным образом спровоцирована и инсценирована.

Прелесть мира тотальных информационных технологий и сквозного информационного пространства заключается в том, что нет никакой необходимости что-то курировать и вести от начала до конца (как это требовалось всегда раньше в доинтернетовскую эпоху). Достаточно грамотно запустить информационный вирус. По отлично отлаженным и отработанным технологиям. И всё. Больше ничего делать не нужно. Остальное доделают сами доброхоты, подключившиеся к флэш-мобу в социальной сети!

Сколько, кстати, этих доброхотов? Думаете – несть числа? Глубоко ошибаетесь! Что такое 2 миллиона твитов с нужными делу революции хэштагами? Я вам скажу что: это работа от силы 10-20 тысяч экзальтированных активистов, легких на подъем! 100-200 твитов в сутки? Я вас умоляю: я лично знаю парочку твит-маньяков, которые примерно столько и постят ежедневно – скуки ради и без всякого флэш-моба и высоких гражданских мотиваций (вроде выкорчевывания парка Гези).

042_6
Ну и последнее: о кукловодах. Опять же: нисколько не сомневаюсь, что турецкий сценарий был искусственно инициирован извне. Вот только не дядей Сэмом, а дядей Асадом, которого Эрдоган со своей враждебностью довел до белого каления. Сирия, между прочим, это не мальчик для битья, как неосведомленным наивным душам кажется. Это очень серьезный и – главное! – очень влиятельный в регионе режим. С мощнейшей поддержкой не только в Иране – еще одном тяжеловесе Ближнего Востока, но и во всем мусульманском мире. Так что для режима Асада устроить маленькую “зеленую революцию” закусившему удила Эрдогану – не велика задача.

Думаю, Асаду помогли и греки – еще одни заклятые “друзья” Турции. Впрочем, это уже не нашего ума дела. Нам бы со своим айтишным хозяйством разобраться 🙂