А вот давайте-ка не будем говорить об итогах местных выборах. Они совсем неинтересны. Самая эпатажная оппозиция не могла выиграть, включая в головку списка человека, говорящего такое: “…я еще в “Кофеварке” нашего института говорил друзьям, как, мол, досадно, что Сталин не проиграл войну Гитлеру. Потому что все равно, в конце концов, союзники бы нас освободили, но тогда бы англичане и американцы установили бы у нас демократиюи сменили бы людоедский сталинский режим“. Это – профессор Андрей Зубов, историк. Что, не знающий, как примерно за месяц оккупации в одной Тульской «области было сожжено 625 деревень, 35955 домов в сельской местности, 134,5 кв.м жилой площади в городах и поселках…»? А в России этого не забудут. Никогда…

А еще: более, чем десяток тысяч беженцев из Украины в одной лишь Тульской губернии – которых люди видят и с которыми общаются – сильно повышает тягу к какой-никакой, но стабильности, даже если придется резко ограничить потребление. Тем более, что альтернатива приведена абзацем выше. Поэтому мы поговорим о более забавных, хоть и куда более мелких, выборах – Berlin-Wahl 2016: SPD gewinnt, AfD fünftstärkste Partei, CDU schmiert ab. Правящая ХДС в Берлине (он земля, субъект федерации, как у нас Москва и Санкт-Петербург) потерпела поражение, хоть и осталась второй, с 18%.

А победившая СДПГ (23% голосов) будет теперь строить коалицию с «Зеленой» и «Левой», каждая из которых получила по 16,5 процентов голосов. То есть – в столице самой успешной экономики Европы за условных антикапиталистов проголосовало более чем втрое больше избирателей, нежели за условных капиталистов из ХДС. Занятно, не правда ли? Это в Германии, где социальная ответственность бизнеса не пустой звук (это идет еще от средневековых цехов с их семейными отношениями мастеров с подмастерьями и учениками), это в стране, где было введено самое передовое рабочее законодательство Бисмарка.

Почему же вдруг «полевела» земля Берлин? А вот похоже, что причину тут надо искать в прогрессе технологий. Какая – говоря самыми общими словами – экономическая модель ХДС? Это заложенная Der Alte, многолетним федеральным канцлером и основателем Христианско-Демократического Союза Конрадом Аденауэром социальная рыночная экономика, базирующаяся на высокоразвитой германской индустрии, выходящей на рынки сначала Западной Европы, а потом и всего мира. (Что и обеспечивает Атлантическая хартия, о которой мы ранее говорили.)

Навоевавшейся в мировых войнах Германии хватало ума иметь низкие военные расходы, что обеспечивало – в сочетании с традиционным немецким качеством – высокий и стабильный уровень жизни экономному народу. Даже когда глобализация привела к выносу массовых рабочих мест в Юго-Восточную Азию, ФРГ сохранила традиционную занятость в машиностроении, химической промышленности и т.п. Глобализация пошла Германии на пользу – с 1990 по 2015 год ее ВВП по ППС вырос с $1 511 824,70 млн до $3 848 271,85 млн, и без того не бедствовавший бундесбюргер стал в 2,5 раза богаче.

Ну, с приростом США втрое за этот же период, это не сравнится – но для развитого государства, не находящегося на вершине мир-экономики, очень и очень неплохо. Но – всему приходит конец. Приходит он и эре глобализации – Die Ära der Globalisierung steht vor dem Ende. Почему произошла глобализация экономики – дешевые океанские перевозки позволили гигантам-контейнеровозам – одному из чудес индустриального мира – крайне дешево перевозить товар из ЮВА, изобильной дешевым трудом, в Европу, где есть платежеспособный спрос.

Но вот роботизация – о которой автор этих строк три последних года вопит, как в пустыне – делает автоматизированное производство более дешевым, чем ручной труд. Простейшая вещь – всем известные кроссовки. Ткань производится станком-автоматом. Робот режет детали, формует подошвы, склеивает и сшивает. Все это быстрее, дешевле и качественнее, чем вьетнамский белковый рабочий (вьетнамский – китаец заоблачно дорог!). Модельное производство также быстро и дешево, благодаря 3D-технологиям. И – экономятся деньги на перевозках, упрощается логистика.

График четко отслеживает бурный рост глобализации в 90х, схлопывание пузырей доткомов и деривативов и нынешние тенденции роботизации…
График четко отслеживает бурный рост глобализации в 90х, схлопывание пузырей доткомов и деривативов и нынешние тенденции роботизации…

Результат? Результат тот, что фирма Adidas возвращает производство в Германию из Вьетнама. И – не она одна. Выше забавный график состояния глобализации. Так что, казалось бы, германским рабочим – чьи мужественные лица и натруженные кулаки мы видали на плакатах одной печально известной рабочей партии – только радоваться. Ан нет, не радуются… Потому, что заводы будут тотально автоматизированы. Кроссовки и прочее для людей будут шиться роботами без участия людей. Без вьетнамцев, но и без немцев.

Тут вернемся опять к выборам – тем, что в земле Берлин. Пятое место заняла Alternative für Deutschland. Как не мазали оппоненты и примкнувшие к ним СМИ черными и грязными цветами эту партию малого и среднего бизнеса, она взяла 11,5%. На поверхность обычно выходит то, что партия эта не приветствует наплыв иммигрантов из Азии и Африки в Германию. Но мало кто видит, что пришедшие из реального бизнеса активисты этой партии просто понимают, что места в экономике Германии для беженцев – тем более с другой культурой – нет.

ХДС когда-то тоже была создана людьми, пришедшими из реального бизнеса. Но – в другую, в индустриальную эпоху. Тогда прибывавшие в ФРГ DP, перемещенные лица, после непродолжительного обучения шли в шахты и на заводы, увеличивая валовой внутренний продукт страны. А рыночный спрос германским товарам обеспечивали Соглашения по углю и стали, потом превратившиеся в Общий Рынок, а затем в ЕС, и экспорт по всему миру. Теперь же другое – рабочих мест для новоприбывших в современной экономике не будет в принципе, ну а все офицеры знают – the devil finds work for idle hands to do… Но нонеший политик в армии не служил, отсюда и потехи, вроде новогодней в Кельне…

Кстати, смутные времена предчувствуют и банкиры – Deutsche Bank has studied the last 35 years and says the next 35 don’t look so good. По прогнозам Deutsche Bank грядут тридцать пять тощих коров, которые вполне могут съесть тридцать пять коров тучных, то бишь экономические достижения глобализации, начиная с 1980 года. Они это объясняют старением населения Европы, с чем они связывают рост задолженностей и грядущую инфляцию. Но вот инфляции-то в Европе мы не видим. Даже наоборот, там постоянно говорят об опасности дефляции…

Именно об этом говорят отрицательные процентные ставки. Помните, как Европа смеялась на русскими, хранящими деньги в стеклянных банках? Так там сейчас выгоднее забрать вклад налом, и размесить его в банковском сейфе, или в собственном хранилище. Ведь если у вас несколько сот тысяч евро на вкладе, то через год их станет меньше на величину отрицательной процентной ставки. Почему это происходит? У экономистов можно прочесть массу объяснений, но первопричина одна – реальной работы для людей все меньше. Труднее эти деньги заработать.

А задолженность? Так она пустая, вздутые цены на недвижимость, на старые доски и холстины с размазанной по ним краской, на природные кристаллы, уступающие качеством синтетике… Деньги вложенные в заводы работают, все большее количество продукции производится со все меньшими издержками. С базисом все в порядке. А вот надстройка ему явно уже не соответствует. Унаследована она от индустриального общества, когда вдруг – из-за нужды в рабочих руках – на труд стала приходиться довольно большая часть общественного богатства.

А до этого десятки веков основной формой капитала была земля. (Подробнее см. Т.Пикетти, «Капитал в XXIвеке».) И вот доминирование этой формы капитала формировало надстройку феодальных отношений. И весьма и весьма правдоподобным кажется вывод, что в ближайшем будущем, когда основной формой капитала станут роботизированные заводы и фермы, минимально нуждающиеся в рабочих руках, вернутся старые добрые Средние века, приход которых заметил Умберто Эко…