Есть в столице такое издательство – «Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН)». И есть среди его публикаций, ценных прежде всего тем, что вводят в оборот те архивные материалы, что были десятилетиями закрыты от глаз людских, толстенный кирпич на тысячу страниц – «Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972-1991 годы». Его автор – Анатолий Сергеевич Черняев – в 1971-1986 гг. заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС, а с 1986-1991 гг. помощник Генерального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР Горбачева.

Забавные записки очевидцев, как аппаратчики втирали очки своему партийному начальству, а через него и всему советскому народу, относительно того, что та кучка попрошаек, являвшихся на предмет выборов на Ямайке “выклянчить 40 тыс. долларов и, кажется, удастся добиться 5 автомобилей «Лада»”, является авангардом могучего мирового коммунистического движения… Кормясь с того, имея казенную машину с водителем и прочие блага жизни. Но дух времени в этих воспоминаниях подан забавно. Вот, скажем, дневник за 1980 год.

…в дни Олимпиады Москва будет завалена товарами и продуктами. Пока ничего этого не заметно. А вот в провинции – на Урале, на Волге, в Сибири, не говоря о Севере, – в магазинах пусто. В Риге (!) даже молока и сыра нет. Это в Риге-то, которой, кстати, именно в эти дни вручают орден Октябрьской революции. Западная печать полна статьями о небывалом за 20 лет продовольственном кризисе у нас и волнениях на крупных заводах (в том числе Тольятти, Горьком, Камазе). «Гардиан», кажется, сделала из этого такой вывод: советский рабочий давно уже не верит ни в какой коммунизм и прочие идеи, но он до последнего времени верил, что с каждым годом (или во всяком случае в обозримой перспективе) будет жить все лучше. Теперь, если он разуверится и в этом, что тогда?!

Если считать, что строки эти написаны на самом деле в 1980 году, то они почти провидческие… Диссиденты из демшизы советского образца любят рассуждать, что совок распался из-за того, что в нем нарушались права человека… Какая чушь! Да плевало подавляющее большинство на эти права. Совок грохнулся из-за того, что экономика сначала не смогла обеспечивать постоянного повышения уровня жизни (которое, кстати, и было причиной лояльности российского населения к власти в нулевые и начале десятых годов), а потом столкнулась с проблемой всеобщего дефицита на фоне структурных перекосов (насколько объективные дефекты плановой экономики были усугублены желанием класса номенклатуры прибрать к рукам общенародную собственность – разговор иной…).

Но вот сейчас наблюдается очень и очень забавный эффект и в рыночной экономике. И не просто в рыночной экономике, но в экономике тех стран, которые казенная пропаганда привычно обзывает «золотым миллиардом». И явления эти до странности похожи на те, которые сорок шесть лет назад внимательные журналисты из The Guardian обнаружили в СССР времени зрелого застоя – потеря для роста благосостояния десяти лет. Причем рассказывают об этом не пропагандисты, утверждающие, что красная цена доллару не больше двадцати рублей, а экономика США вот-вот лопнет под тяжестью госдолга, а самые что ни на есть столпы делового мира.

Речь идет о респектабельнейшей международной консалтинговой компании McKinsey & Company. Именно ее исследователи опубликовали в июле 2016 года поразительно интересный доклад – Poorer than their parents? A new perspective on income inequality. И говорит этот доклад о достаточно неожиданной вещи – о том, что доходы примерно двух третей населения двадцати пяти развитых стран мира в лучшем случае не изменились, а то и вовсе снизились по сравнению с заработками аналогичных категорий граждан десятью годами ранее.

Как выяснили аналитики McKinsey, в 2014 году доходы от 540 млн до 580 млн граждан развитых стран были на уровне или ниже заработков тех же категорий граждан в 2005 году. То есть, для большей части того самого пресловутого «золотого миллиарда» десять лет с 2005 по 2014 были «потерянным временем», в которое их доходы не росли, а стагнировали или падали. Это оказывается весьма отличным от ситуации в 1993-2005 годах, когда доходы росли у 98% населения той самой четверти сотни развитых стран. Что, в общем-то, имело место начиная с конца Второй мировой.

У такого процента семей доходы за десятилетие не росли, или падали… Правда, частично компенсируясь – это ж богатый Первый мир.
У такого процента семей доходы за десятилетие не росли, или падали… Правда, частично компенсируясь – это ж богатый Первый мир.

А вот в период с 2005 по 2014 год в тех же самых странах доходы от 65 до 70 процентов домохозяйств как минимум не росли, а то и сокращались. Эта тенденция, как видно из картинки сверху, в значительной – очень даже значительной! – степени смягчалась действиями правительств, предоставляющих пострадавшим налоговые вычеты и социальные трансферты (посмотрите на ситуацию в США, до и после вмешательства государства, и вы поймете откуда берется тот самый гигантский госдолг…).

Но вмешательство государства не может затенить главного – все больше людей даже в тех странах, которые принято называть развитыми, не в состоянии обеспечить себе заработок на том уровне, что он получал раньше. Речь идет о том, что в жизнь входит поколение, которое впервые в послевоенной истории станет жить беднее, чем их родители. И существенно изменить ситуацию государство в сколько-нибудь долгой перспективе не сможет. Ведь деньги на социальные трансферы (четвертое поколение матерей-одиночек в гетто, которые ни дня ни работали) надо отнять у тех, кто работает. А ведь даже их доходы падают в большинстве своем…

О причинах массового падения доходов в этом докладе аналитики McKinsey & Company говорят лаконично, но вполне достаточно для знакомого с проблемой. Причины эти – наступившая глобализация и надвигающаяся автоматизация все большего и большего числа рабочих мест. Глобализация – это когда на техподдержку вместо жадного аборигена из «развитых стран» сажают телекоммуникационно высококвалифицированного и сговорчивого индуса (оба не знают почти ничего, но второй дешевле…). Ну а с роботом из техподдержки, полагаю, общались уже все? Так вот, есть шансы что хоть робот «прочитает» все инструкции и доберется до учебников…

Когда в начале лета в Карелии утонули дети, у юных инструкторш, без каких-либо экспедиционных навыков послушно исполнивших приказ об отплытии в ночь, нашлись защитники. Мол, у девочек в жизни единственный шанс в провинции – получить какой-никакой диплом, и устроиться в колл-центр на окраине Москвы, куда без диплома не берут. Вот только нет такого шанса – и колл-центры давно вынесены туда, где труд подешевле, и операторы интенсивно заменяются роботами. Да и нет смысла платить врачу-онкологу больше, чем стоит подписка на Watson.

То есть, даже в развитых странах социум делится на тех, кто являясь владельцем средств производства сможет вполне насладиться достоинствами технологической революции 4.0, скажем не будет нужды у владельца парка роботов-такси Tesla, если он еще и владелец гелиопарка землицы, уставленной солнечными батареями, делиться выручкой ни с водителями, ни с властями и населением стран, живущих с нефтяной ренты. (В Венесуэле сейчас в высшей степени забавно…) Авторы доклада McKinsey предупреждают о разрушительном эффекте, который такая ситуация окажет на общества, если не принять мер.

Правда, что это за меры могут быть – они умалчивают… Похоже, современному обществу уже не помочь. Человек же, готовый удовольствоваться зарплатой несколько выше среднего, может решить проблему для себя и близких, выстроив карьеру в интенсивно развивающихся отраслях, таких как ИТ. Но карьеру стоит строить лишь в транснациональных компаниях, работающих на глобальный рынок. На замкнутых национальных рынках владельцы бизнеса и менеджмент будут неизбежно стараться повысить степень эксплуатации наемных работников, с понятными последствиями для их доходов.

Но это так, частности. Для уяснения ситуации в целом надо читать классику. Вот, например, Бальзак, чудесная книжка – Le père Goriot. Забавно, что при коммунистах «Отец Горио» издавался массовыми тиражами. И ведь именно в нем содержится квинтэссенция мудрости жизни в рыночном обществе. Излагает ее опытный каторжник Вотрен юному карьеристу Растиньяку. С дотошностью, делающей честь любому главбуху, он поясняет, что ни одна из карьер, связанных с госслужбой или занятием свободной (адвокатской) профессией не принесет Растиньяку столько дохода, как женитьба на юной наследнице. Ну, правда, для этого надо порешить сводного братишку оной – но он, добрый Вотрен, с эти делом «за толику малую» справится. Так что – классика, классика, и только классика! Да, и интересно, что же будет делать бывший средний класс развитых стран, когда до него дойдет, что не будет он год от года жить все лучше, что и он чужой на этом празднике жизни?