Историю, как известно, пишут победители — но в этом правиле скрывается даже большая несправедливость, чем кажется на первый взгляд. Применительно к бизнесу проблема не только в эксклюзивном праве победивших на учебники, огромная проблема ещё и в том, что мы привыкли не замечать массовых захоронений павших по дороге к успеху. Образно говоря, мы сметаем с прилавков труд «Путь к вершине», написанный финалистом конкурса русской рулетки, но закрываем глаза на судьбы тысяч тех, кто в нём участвовал, но до финала не дошёл.

Этому феномену давно дано название: ошибка выживших. Дано и объяснение: блеск успеха мешает понять, что победитель может быть (и часто является) всего лишь баловнем судьбы, результатом счастливого стечения обстоятельств. Мы превозносим победителей и пытаемся у них учиться, тогда как на самом деле учиться следует в первую очередь у потерпевших неудачу! Только неудачи выявляют все подводные камни, ждущие следующих ступивших на ту же тропу. Увы, неудачи чаще всего и некрасивы, почему о них не говорят. Разве что случится какая-нибудь особенно большая — и вот тогда да, она вскрывает глубинные процессы во всей их неприглядной красоте. Сегодня речь пойдёт об одной из таких, совсем ещё свежей: крахе микродрона ZANO.

Zano

Этот проект, анонсированный ровно год назад, на первый взгляд был лишь одним из десятков подобных. Квадрокоптер, способный держаться в воздухе несколько десятков минут, сопровождать пользователя, вести HD-съёмку, даже работать группой и избегать препятствий благодаря бортовому сонару и интеллектуальной прошивке. Изюминкой обещали стать габариты: при размерах 6.5х6.5 см и весе менее сотни грамм он был абсолютно самым функциональным представителем автоматических многовинтовых в своей весовой категории.

Представьте, какой полезный спутник для тысяч людей самых разных профессий и увлечений! Больше не нужно тащить с собой чемодан аппаратуры, чтобы провести аэросъёмку местности, не нужна селфи-палка, чтобы сделать групповой снимок, не нужен помощник, чтобы заснять ваши трюки на скейтборде или мотоцикле (или моноколесе!) со стороны, и так далее, и так далее. ZANO вынимается из чехла, словно сотовый телефон, взлетает прямо с ладони и делает всё необходимое. При цене ниже 300 долл. и наличии работающего прототипа у авторов, британской компании Torquing Group Ltd., он конечно привлёк внимание. Заявленный на Kickstarter, в короткий срок стал одним из самых популярных краудфандинговых проектов всех времён и народов: более 12 тысяч человек собрали в общей сложности 3.5 миллиона долларов!

Было это, повторюсь, минувшей зимой, а поставки намечены на лето — однако большинство людей, пожертвовавших деньги, так ничего взамен и не получили. Какая-то летающая заготовка у авторов была, но задача создания интеллектуальной прошивки, способной эффективно избегать препятствий, стабилизировать камеру, да даже и просто ровно держать аппарат в воздухе, очевидно, оказалась им не по зубам. Журналистов, навещавших лабораторию, кормили «завтраками», публику — пустыми пресс-релизами. Но когда дело дошло до поставок, из предзаказанных 15 тысяч коптеров были поставлены только 600, да и те, судя по отзывам, ничем не отличались от прототипа: держались в воздухе буквально минуты, не умели почти ничего, даже не управлялись.

Короче говоря, уже летом оптимизм публики сменился настороженностью, но худшее было впереди. Протянув до ноября, CEO и ведущий инженер компании Иван Ридман уволился с невнятной формулировкой (упомянув состояние здоровья и разногласия с коллегами), а сама компания спустя считанные дни объявила себя банкротом, так же невнятно пообещав, что, мол, по вопросу возврата средств с участниками свяжутся. На этом всё.

Иван Ридман и первая партия ZANO.
Иван Ридман и первая партия ZANO.

Тут, конечно, разразилась буря. Тысячи участников сочли себя обманутыми и теперь рвут и мечут — подписывая петиции, жалуясь властям, изливая свою боль в социальные сети и форумы. Но нам, как сторонним наблюдателям, есть смысл попытаться выделить рациональное зерно из переполненной эмоциями дискуссии. Это даст возможность сделать три важных вывода — о которых успешные краудфандинговые проекты не рассказывают ничего.

Реклама на Компьютерре

Вывод первый касается тех, кто пожертвовал свои деньги. Kickstarter — краудфандинговая площадка с весьма строгими правилами, но даже здесь рядовым пользователям следует помнить, что они пришли не в магазин и не в банк: они не покупатели, не кредиторы, они — инвесторы. У покупателей есть права: если у них взяли деньги, а товар не доставили или качество оказалось плохим, они могут надеяться на защиту государством. У кредиторов тоже есть права: если компания не сможет вернуть долг, то средства, вырученные от распродажи её имущества, будут пущены в первую очередь на оплату взятых кредитов. А вот у венчурных инвесторов прав почти никаких.

Финансируя понравившийся проект, инвестор меняет свои деньги на долю в будущем бизнесе (или, в данном случае, на продукт). Да, вероятно, организаторов предварительно проверили (их личности известны, у них есть прототип и описание более-менее соответствует продемонстрированным возможностям), но гарантии, что проект удастся довести до конца, нет и быть не может. И если выдать продукт не удастся, деньги будут потеряны. Возможно, зацепившись за нюансы (вроде розданных обещаний), после банкротства удастся что-то отсудить. Возможно, жалоба регуляторам тоже поможет, особенно если выяснится, что авторы мошенничали с самого начала. Но проще и практичней, влезая в краудфандинг, сразу попрощаться с потраченной суммой. Как и любая инвестиционная затея, краудфандинг — лотерея с невысокими шансами на успех.

А идея, в общем, жива! Кто следующий в очереди на реализацию?
А идея, в общем, жива! Кто следующий в очереди на реализацию?

Второй вывод касается организаторов проекта. Почему Torquing Group не смогла поставить даже предзаказанные дроны? Ведь прототип у неё был и деньги были. Причина, как полагают некоторые комментаторы, в сложности массового производства. Мало сконструировать квадрокоптер, мало собрать несколько штук «на коленке», нужно ещё суметь масштабировать производственный процесс. А несколько сотен штук и десятки тысяч — это очень разные процессы.

В первом случае хватит собственных сил и местных партнёров (чем создатели ZANO и воспользовались: у них был контракт с локальным сборщиком электроники). Для второго нужен редизайн, новые связи и совсем другие деньги. Предположительно, пытаясь заручиться поддержкой новых партнёров для полномасштабного производства, Torquing и прогорела. Три с половиной миллиона долларов — огромная сумма для стартапа масштабов гаража, но сущая мелочь для «железячного» проекта с интернациональными амбициями.

Наконец, третий вывод касается в равной степени организаторов и инвесторов. Нынче, когда «умные» вещи стали делом привычным, очень легко стать жертвой иллюзии их простоты. Мы не первые и не последние, кто от подобного страдает: полтора десятилетия назад тысячи компаний и несчётное количество инвесторов стали жертвами похожего заблуждения, спровоцированного лёгкостью создания веб-сайтов. Но тем более важно понимать, что «умная» электроника на самом деле — штука чрезвычайно сложная. И верить словам здесь нельзя, верить можно только делам!

Создатели ZANO, вероятно, того не желая, сами же попались на этот крючок. Нетрудно собрать из стандартных узлов летающую четырёхвинтовую машинку — но вот превратить самоделку в продукт они не смогли. Для инвесторов это урок: в следующий раз, встретив человека, обещающего наделить электронное устройство интеллектом, стоит поинтересоваться, есть ли у него опыт в такого рода делах.