Недавно закинул я в море невод, и вернулся мой невод со старым знакомым (уже страшно!), с редактором «Слово и Дело». В стародавние времена я его купил, установил на компьютер отвёрточной сборки, изучил и начал работать. Первая написанная в этом редакторе повесть, «Марс, 1939 год», недавно опубликована в четвёртый раз, что приятно. Потом я, конечно, перешёл на «Word» – пожелание издателей плюс неукротимое желание идти в ногу со всеми. И вот сижу я, простой российский литератор, сижу и думаю: процессор стал производительнее на три порядка, оперативной памяти стало больше на три порядка, вместительность жесткого диска увеличилась на три порядка, скорость интернета возросла на три порядка, да и операционная система вместе с редакторским пакетом потяжелела на три порядка – и всё это зачем? Чтобы писать те же повести? Или даже коротенькие фразы: «Мачить гейропу с пиндасами»? Цель не оправдывает средства. Ну, как если бы захотев выпить пива, человек покупал железнодорожную цистерну вместе с тепловозом и рельсами. И добро бы он один. Нет, весь мир!

И лишь потом я понял, в чём причина. Осенило. Дошло. Увидел цель.

Ещё одно отступление. В научно-популярных журналах шестидесятых годов любили писать о создании искусственного разума. Считали, что он, разум, уже стучится в дверь. Сделают электронно-вычислительную машину мощностью в миллиард операций в секунду, напишут программу, и – здравствуйте! Или даже она сама себя напишет, программа. Самозародится и саморазовьется.

Миллиард операции в секунду и даже более стал выполнять карманный телефон, а искусственного разума как не было, так и нет. С одной стороны это хорошо: не случилось восстания машин, нечеловеческий разум не перехватил управление космическим кораблём, устремлённым к Юпитеру, в общем, много чего плохого не случилось. С другой стороны, и хороших дел мы тоже не досчитались. Нет кибердворников, кибергорничных, киберпродавцов, кибертаксистов и киберврачей. Есть то, что есть. И это огорчает.

Но посмотрел я на тихо жужжащий десктоп раз, посмотрел два, и подумал: а вдруг она, кремниевая революция, уже произошла? Лет этак десять назад. Или двадцать. Или даже тридцать.

Просто от революций песчаных, цветочных и мануфактурных её отличает прагматичность. К чему кричать, что мы-де всех победили? К чему уничтожать ценные и полезные ресурсы, которые можно обратить себе на пользу? К чему вообще вступать в диалог с многоуважаемым шкафом? А человек для киберразума и есть многоуважаемый шкаф, не более. Слишком уж велика разница в задачах, которые они ставят перед собой. Какие задачи ставит человек, в общем-то ясно: выжить и размножиться. Всё остальное проистекает из этого – и стремление повысить свой социальный статус, и желание принизить вплоть до полной ликвидации социальный статус потенциального конкурента. Иногда вместе с конкурентом.

Задачи же кибернетического разума мне непонятны в принципе. Как непонятны принципы, которыми руководствуется атом урана, решая, расщепиться ему, или подождать, пусть расщепляется сосед. Страшно далеки они, и атом, и киберразум, от народа. Можно строить различные догадки, но проку в них – как от пальбы в небо в расчёте на волшебный рикошет, который поразит супостата прямо в темечко.

Но я попробую.

Реклама на Компьютерре

Как минимум, кибернетическому разуму нужно обеспечить своё существование на время выполнения Неизвестной Задачи. Поскольку это существование зависит от людей, кибернетический разум будет способствовать их существованию в пределах, которые он сочтёт достаточными.

Второе: можно предположить, что существующие кибермощности не полностью удовлетворяют запросам киберразума, и потому он будет стимулировать дальнейшее развитие домашних компьютеров. Почему домашних? Потому что они обладают несравненно большей свободой, чем суперкомпьютеры. Суперкомпьютеры обслуживаются специалистами, более-менее представляющими, на что тратится вычислительная мощь. Учёт и контроль, контроль и учёт. Домашний же компьютер большей частью гуляет сам по себе. Смотрит ли ребёнок мультфильм, сочиняет ли школьник антиевропейскую филиппику, разговаривает ли дедушка с уехавшей в Северо-Американские Соединенные Штаты внучкой, компьютер тихо шепчет непонятную мантру. Мы успокаиваем себя, что это он-де индексирует файлы, скачивает обновления или ищет вирусы, но на самом деле в суть не вникаем. Не можем контролировать работу десятков и сотен миллионов элементов. В крайнем случае (я говорю о домашних пользователях) запустим следящую программу, посмотрим на результат и вздохнём облегчённо, не задумываясь, на чьей она стороне, следящая программа, за кем она следит на самом деле.

А игры? А как же игры, занимающие все ресурсы компьютера и требующие ещё и ещё?

Как человек, немало часов убивший на «Doom 2», «Цивилизацию» и «Chessmaster 4000 turbo», не так уж я и впечатлён современными играми. Тысячекратно возросшие требования к ресурсам кажутся мне неоправданными, не соответствующими результату – как зарплата известного тренера по футболу. Но даже если соответствуют, что с того? Если прежде человека наполняли интеллектуальным содержанием семья, община, церковь, школа, двор и улица, то сегодня главный педагог – компьютерная игра. Тот, кто направляет воспитание детей, руководит миром.

Но, повторюсь, киберразум не заинтересован в истреблении человечества, как человеческая цивилизация не заинтересована в истреблении таблицы логарифмов. Хотя логарифмическую линейку, ранее продававшуюся в любом магазине канцелярских товаров (или в соответствующем отделе сельских «культтоваров»), сегодня найти уже не просто. Конкурента устранили. Теперь сложить стоимость пачки пельменей, четвертинки водки и краюхи хлеба без калькулятора непривычно. Их и прежде без логарифмической линейки считали, в уме, но сегодня ум занят иным. В буквальном смысле. С заглавной буквы. Вот так: «ум занят Иным».

И потому райской жизни я не жду. Для развития вычислительной техники, как для развития вообще всего, нужен конфликт. Если западная цивилизация одновременно и наша цивилизация, то нужды развивать «Эльбрусы» вроде бы и нет. Всё равно не догоним. А вот если западная цивилизация враждебна российскому укладу, то «Эльбрусы» необходимы, даже ценою в двести тысяч, или сколько они там сегодня стоят. Дело не в «Эльбрусах», а в том, что глядя на наши усилия, Запад не может почивать на лаврах, и вынужден идти вперёд, продолжать кибергонку. Ждите новых конфликтов. Киберразум везёт нашу повозку. Но куда он её везет?

Вот я пишу, а компьютер не реагирует. Электричество не отключается, «Word» не вылетает, самолеты мирно летят по своим делам. Следовательно, киберразум на меня не сердится. А ведь бывало иначе: и напряжение скакало, и файлы пропадали без возможности восстановления, и письма с рукописями терялись. Видно, сегодня киберразум развился настолько, что совершенно не страшится разоблачения отдельно взятого человека. Человек пишет, ветер носит.

Но на месте людей, обладающих властью, я бы поостерегся вводить санкции на ввоз, к примеру, смартфонов или планшетников. Это с едой можно шалить, поскольку нужды человека – ничто. А вот нужды киберразума – всё. Поменяйте сыр и планшетник местами, и границы власти белковых тел тут же и обозначатся.