Пару лет назад сенсационными новостями, выплескивающимися на обложки не только специализированно-компьютерной, но общественно-политической прессы, были разоблачения Сноудена. Например, о том, как англичане в лице Government Communications Headquarters (GCHQ), Центра правительственной связи Великобритании шпионят за своими германскими союзниками по НАТО. (Témpora, чей дед Colossus: как британцы бережно хранят и творчески развивают традиции электронной слежки за немцами)

Германцы трогательно возмущались, ходили на митинги и демонстрации. В лучших традициях языка Шиллера и Гете министр юстиции земли Гессен Йорг-Уве Хан обозвал надменный Альбион если и не каноническим киплинговским “Footless, yellow earth-worm”, но «цифровой пиявкой», присосавшейся к тучному организму Европейских Сообществ –„Briten spielen den Daten-Blutegel der EU“. Но кончилось все ничем – страна, на территории которой лежат чужие ядерные бомбы, реальных протестов учинить не может – несмотря на хозяйственную мощь.

Потом про кибертихушников из GCHQ подзабыли, да и в чудодейственности Témpora возникли изрядные сомнения. И то и другое было следствием известных событий в Крыму и на Донбассе. Оказалось, что достаточно отобрать у бойцов мобильники и обеспечить элементарный – с Великой Отечественной отработанный – режим радиомолчания, и крупномасштабные войсковые операции проходят невидимыми для электронных глаз супостата. Ну а отображение данных событий не оставляет газетных площадей и экранного времени для каких-то там нарушений гражданских прав спецслужбами.

Но вот недавний материал в Daily Mirror – Russia ‘has spy in GCHQ and body-in-bag MI6 victim Gareth Williams was killed to protect their identity’ – заставляет взглянуть на подзабытую технологически-шпионскую историю с совершенно неожиданной точки зрения. Поводом для чего является трагикомический «труп в мешке», а источником откровений, обнародованных в The Mirror, некий «Defector and former KGB major Boris Karpichkov», «перебежчик и бывший майор КГБ Борис Карпичков».

Борис Карпичков когда-то служил в КГБ, потом работал на ФСБ в Латвии, а семнадцать лет назад бежал в Британию «с двумя чемоданами секретов». Внимание прессы он привлекает не в первый раз. Так в 2010-м году он утверждал, что британский ученый Дэвид Келли (David Kelly), разоблачивший фальсификации наличия в Ираке оружия массового поражения, послужившие поводом к вторжению в эту страну в 2003 году, был уничтожен спецслужбами, пытавшимися избежать дальнейших скандальных разоблачений. (Law chief to probe KGB agent’s claim that David Kelly was ‘exterminated’)

Дальше было смешнее. В 2011 году Карпичков подал в суд на британскую контрразведку MI-5, обвиняя ее в нарушении приватности его и членов его семьи. (Ex-KGB agent sues MI5 over ‘privacy breach’) По его словам контрразведчики островной бывшей-империи отказались обеспечить охрану его жены и двух сыновей, а также пытались заблокировать его ходатайство о политическом убежище в Британии.

Таким Карпичков предстал на фотографиях в  Mirror Online…
Таким Карпичков предстал на фотографиях в Mirror Online…

Ну а теперь бывший майор и вечный перебежчик утверждает, что совершенно случайно раскрыл сверхэффективнейшую операцию российских спецслужб. У которых – ни больше, ни меньше – как имеется «крот», глубоко внедренный агент, в Центре правительственной связи Великобритании, в той самой организации, в которой неустанно трудится, высасывая европейские политические и экономические секреты, любознательнейшая киберпиявка Témpora.

О существовании «крота» Карпичков узнал следующим образом. Проживая в Пимлико, на юге Лондона, он очень боялся слежки. И – к испугу своему – вдруг начал замечать по соседству машины российских дипломатов. Бдительный Карпичков переписал их номера, и как утверждает – не напрасно. Хоть следили, по его мнению, вовсе и не за ним. Дело в том, что в том же районе обитал до 2010 года сотрудник британского Центра правительственной связи (GCHQ) Гарет Уильямс, codebreaker, как звали его англичане, для которых это слово культово, как у нас – «чекист».

И была у тридцатиоднолетнего Уильямса одна, но пламенная, страсть. Любил он, переодевшись в дамское платье, выделывать различные кунштюки. Один из которых и привел к тому, что он стал бывшим обитателем Пимлико, явно пребывая нынче в месте с интересным обществом но скверным климатом. Говоря точнее – но памятуя, что здесь бывают дети – отметим, что штукарь-вырожденец, в квартире которого было найдено на двадцать тысяч фунтов женских тряпок , был найден мертвым в ванной комнате, упакованным в закрытую вещевую сумку…

И вот на основе этих фактов Борис Карпичков и построил свою версию. По его мнению, сексуальные пристрастия Гарета Уильямса делали его весьма уязвимым для шантажа, и, следовательно, для вербовки. А поскольку в Пимлико он самолично видел русских, то, следовательно, именно российская разведка и вербовала Уильямса. Чему тот и сопротивлялся с должным британским патриотизмом, вследствие чего и был зверски убит…

Но возникает логичный вопрос – а мочить-то за что? Ну, вот ты сотрудник резидентуры в супостатской стране. Ну, вот подцепил ты прекрасный компромат на сотрудника GCHQ. И – начинаешь его вербовать. День вербуешь, месяц вербуешь… Катаешься по Лондону, скидываешь хвоста в музеях и магазинах. Отчеты регулярно и аккуратно пишешь. Ну, не хочет кодбрейкер вербоваться, портрет королевы целует, стихи Руперта Брука читает… И что? Компромат-то на него остается. Сегодня не хочет, завтра захочет – пеньюар там помоднее за тридцать сребренников прикупить…

Угрожать тебе он не может, машинки-то с дипломатическими номерами, высылкой с Запада и последующим статусом персоны нон-грата нынче не напугаешь, это не СССР с его дефицитом… А за сорванную вербовку, впустую потраченное время ведь отвечать придется, хоть и в нынешней гуманной форме. Так почему ж убили Уильямса? И вот Карпичков выдвигает версию, что Уильямс догадался о существовании в GCHQ «крота», и намекнул на это русским агентам. И, в результате, был тут же экстерминирован по неумолимым законам спецслужб. Причем традиционно-английским, сугубо-шекспировским способом – ядом в ухо!

С версией Карпчикова все. Мы рассказали, и что за человек эту версию строит, и какими аргументы приводит. Так что фактом является лишь то, что такая статья появилась в The Mirror. Дальше пойдет чистая дедукция, голые умозаключения. Прежде всего – надо заметить, что нет нужды самим создавать всеведущую систему кибершпионажа, самому собирать большие данные и обрабатывать их на весьма дорогостоящих компьютерах. Достаточно «получить» человека, имеющего доступ к результатам работы этой системы. И все – ты имеешь доступ к секретам ЕС.

И как получать этот доступ тоже интересно – полагаете штукари-вырожденцы (за подробностями – см. монументальную «Общую психопатологию» Карла Ясперса) работают только на государственные спецслужбы? Полноте… Их навалом и в частном бизнесе, и в госкорпорациях всех стран и народов, вся всемирная история этому учит. Так что имейте в виду – и в вашей компании может быть то, кого завербует конкурент, полагаете мощнейшая система BigData даст вам конкурентные преимущества? Ан нет, ими воспользуется тот, кто жаждет отнять вашу долю рынка.

А почему эти вещи неизбежно окажутся актуальны именно при работе с Большими Данными? Так они характеризуются тем, что мы не знаем заранее, в каком паттерне обработки вылезет интересная деловая (ну, или политическая…) информация. С обычным клерком легко – он трудится по стандартным бизнес-процессам, легко формализируемым и контролируемым. А вот что накопает и принесет в зубах BigData, и что возникает соблазн «толкнуть налево» – вопрос куда более сложный.

Так что, с какими бы технологиями мы не имели дело, не надо забывать, что плоды их окажутся в руках слабого и грешного человека. И того, кто об этом забывает, не спасут никакие инвестиции и инновации…