Когда читаю сообщение об очередном успехе астрономии, что вот-де открыли новую планету, очень похожую на Землю, но в иной звёздной системе, в душе одновременно рождаются два возгласа, «Ура!» и «Ой!»

«Ура!» – это гордость за науку, это уверенность, что когда-нибудь земляне освоят новые планеты, это, наконец, появление цели, стоящей того, чтобы посвятить ей жизнь.

«Ой!» – всё вышесказанное, но применённое к жителям той, подобной Земле, планеты. Вдруг они тоже открыли нас, да не сегодня, а давно, и уже строят планы колонизации? Более того, вдруг разведчики уже изучают нас с высоких орбит, а первые корабли колонистов приближаются к границам Солнечной системы?

Прежде научный коммунизм устами академиков и докторов наук авторитетно заявлял, что на определённом этапе развития капитализм и его высшая стадия, империализм, неизбежно сменятся коммунизмом, в какой бы стране и на какой бы планете не существовали общественные отношения. А коммунистическое общество, всякому понятно, непременно гуманное, сострадательное, прогрессивное, и пришелец землянину друг, товарищ и брат. Поделятся таблетками от рака и кариеса, помогут очистить пространство от шальных астероидов, а взамен скопируют работы земных скульпторов, художников, музыкантов, писателей (да-да!) и улетят домой ждать нового приглашения. А без приглашения – ни-ни.

Теперь я бы и рад послушать тех академиков, поспрашивать, уточнить детали, но они заняты чем-то другим. А если кто-то и поёт старые песни, то как-то неуверенно. Почему, не знаю. Проиграть кампанию – не значит проиграть войну. Наполеон, помнится, и Москву взял, а чем кончилось?

Но пока поводов для радости нет. Как обращается страна посильнее со страной послабее при империализме (а сегодня у нас на дворе тысячелетье империализма, в какие бы шкуры он не рядился) мы видим. Некоторые даже чувствуют. А если превосходство тотальное…

Нет, я вполне допускаю, что пришельцы полностью человеческий вид не уничтожат. Оставят в научных и иных целях. Я даже знаю места будущих резерваций. Это четыре острова: Ирландия, Тайвань, Мадагаскар и Огненная Земля. Скорее всего, и жить в них будут те, кто жил на день вторжения. Остальных же ликвидируют (любят сейчас этот термин: «сотрудники правоохранительных органов ликвидировали пятерых боевиков», и никакой заповеди никто не нарушил, ведь нет же заповеди «не ликвидируй»). Опять же допускаю, что сделано это будет быстро и безболезненно: вечером Земля уляжется спать, а утром не проснётся, только и всего. И лишь воронежцы, звонящие поздним вечером во Владивосток по срочному рыбному делу, будут удивляться: да что они никак не проснутся, тетери! Но недолго тому удивлению длиться…

Дюма в «Трёх мушкетёрах» упоминает отца Планше, который одного сына сделал католиком, другого гугенотом. На всякий случай. Сегодня смышлёные люди одного ребёнка посылают в Китай или рядом, другого – в Европу, а если детей трое, то третьего можно и в Канаду. Так вернее. Но не всякому это по средствам. Да и что Канада, не спасёт Канада. А на Огненную землю желающих ехать мало. Все ведь любят пророчества хорошие, что за рубль будут давать сто долларов, европейцы валом хлынут в Сибирь, предварительно присягнув России на верность до гроба, а американские фермеры начнут закупать воронежских коров на развод, свои-то все перемрут от холода и голода. Плохих пророчеств не хочет никто. За плохие пророчества могут и побить. Потому сразу заявляю, что дальше будет только приятное. Если, конечно, слезть с дивана, засучить рукава и начать строить гиперпространственные двигатели. Но для начала хотя бы такие, которые позволят достигнуть Марса за месяц, а Плутона за полгода. И не скорлупке массоизмещением в пять или десять тонн, а полновесному лайнеру, “Queen Mary 3» или, лучше, “Екатерина Великая”, с запасом топоров, лопат, бочонков пороха и что там было ещё на «Мэйфлауэре». В современном выражении, разумеется. Кстати, «Мэйфлауэр» – это боярышник, и неспроста люди, утратившие веру и надежду, пьют пузырьки именно с настойкой боярышника.

Марс Марсом, а я всё же больше надежд возлагаю именно на Плутон и другие объекты пояса Койпера. Признаться, он мне даже ночами снится, пояс Койпера. Идея фикс. Подумать только, сотни тысяч небесных тел, каждое из которых может стать минимум большой станицей, а максимум – страной. Энергия? Во-первых, меньше тратить нужно! При известной прилежности, используя уже существующие технологии, одного киловатт-часа во всех видах может хватить семье на день – и это в условиях Земли. Во-вторых, термоядерная реакция. По данным современной науки, планетоиды пояса Койпера и, бери больше, облака Оорта, состоят изо льда, но из какого льда? Вдруг там тяжёлый и сверхтяжелый лёд? Ладно, пусть просто тяжёлый. И гелий три. Нужно слетать и проверить. Во всяком случае, льда там таскать – не перетаскать.

И, наконец, объём пояса Койпера и облака Оорта таков, что отыскать в нём все двенадцать в энной степени колен сынов Земли пришельцам будет очень трудно, если не сказать невозможно. Особенно если соблюдать меры предосторожности: не верещать на всю вселенную в диапазоне коротких и ультракоротких волнах (и ведь о чём верещим? стыдно даже!), а обходиться оптоволоконной связью в пределах планеты-поселения и остронаправленной связью между поселениями, соблюдая максимальную конспирацию: планеты-закладки, планеты-резиденты, планеты, используемые «втёмную» и тому подобное. Тут особенно пригодится опыт товарищей из КГБ, ГРУ и им подобных организаций.

В своё время были заводы-ящики, институты-ящики, даже города-ящики. Теперь будут ящики-планеты. Помимо прочего, они же будут ковать оружие победы: опять же по данным британских и прочих учёных, в поясе Койпера могут быть и железные, и каменные астероиды. Вот тебе кремний, вот тебе сталь.

Но мешкать нельзя. Хуже нет, как засидеться на старте, прилететь, а там нам не рады. Всё занято, везде таблички «злая собака».

Где взять деньги на первоначальную разработку двигателей? Выпустить облигации государственного займа. «Все в космос!»

Если каждый избиратель страны подпишется хотя бы на две тысячи рублей (пусть только попробует не подписаться!), уже выйдет сто пятьдесят миллиардов. А появятся двигатели, деньги потекут рекой, да не какой-нибудь худосочной Усманкой, а полноводной Волгой: тут и Америка с её грузами, и Европа, и Китай – все захотят спастись. По крайней мере, те, кто заправляет финансами. Что ж, можно выделить миллион-другой объектов во внешнем облаке Оорта. Оно большое.