История непредсказуема. В любой момент времени мы не в силах предугадать, каким путём события двинутся дальше — а после того часто остаётся лишь удивляться, какой причудливый поворот они совершили. Снимок, приведённый ниже, по мнению некоторых, демонстрирует этот принцип во всей его сырой красоте.

Что мы видим? Трёх солдат, вероятно, Первой мировой войны, очевидно, уже вкусивших «прелестей» той ужасной эпохи. Они стоят обнявшись, на них одна форма, в их взглядах — общая мечта о победе. Но всего-то двадцать лет спустя один из них, заразив своей извращённой философией миллионы соотечественников, поставит под ружьё половину человечества, останется в памяти потомков самым страшным чудовищем XX века. Второй из троицы тоже прославится идеями, но вопреки бывшему товарищу, как самый яркий борец за мир своего времени — и, возможно, целого столетия.

Вопрос, который не даёт покоя многим, видевшим этот снимок, заключается в том, правда ли изображённые на нём люди те, на кого они похожи.

Remark-1

Касательно одного сомнений нет, мы знаем его личность наверняка. Собственно, благодаря ему снимок (есть более качественные, но обрезанные понизу версии) и стал знаменит. Крайний справа — тяжёлый взгляд, усы, фанатичная выправка — не кто иной как Адольф Гитлер, с примостившимся у его ног любимым псом Фукслем. А человек, которого он обнимает, очень похож на Эриха Пауля Ремарка, более известного как Эрих Мария Ремарк. Он молод по сравнению со своим сослуживцем, ему меньше двадцати и на фронте он в лучшем случае месяц — и это хорошо соотносится с архивными данными: Эриху, в отличие от Адольфа, и впрямь довелось попасть на войну рано и послужить недолго.

Дружили ли они? Теоретически, исходя из того, что нам известно об их характерах и взглядах в тот период, это возможно. И уж во всяком случае они были единомышленниками в достаточной степени, чтобы позировать для такого снимка. Гитлер на фронте уже несколько лет, но до сих пор служит с фанатизмом, старается отличиться, говорят, проявляет даже героизм. Ремарк только что из учебки, но до тяжёлого ранения, которое отправит его в госпиталь больше чем на год и перекроит мировоззрение, ещё минимум месяц — и он тоже рад предоставившейся возможности пролить кровь за отчизну. Оба на передовой, оба любят собак. Короче говоря, у них достаточно точек соприкосновения, чтобы сделаться товарищами.

Remark-2

Но правда ли это Ремарк? Тут, к сожалению, архивных сведений не хватает. В битве при Пашендейле — длившейся практически всю вторую половину 1917-го года и ставшей одной из самых кровавых в истории войн — они действительно сражались на соседних участках. Кроме того, содержание снимка позволяет провести как минимум одну временную черту: он сделан не позже августа 1917, потому что известно наверняка, что именно тогда у Гитлера украли его любимого пса. Однако Ремарк прибыл на фронт лишь летом 1917, а фотографию, бывает, приводят и для иллюстрации событий, случившихся значительно раньше — в частности, битвы на Сомме (середина 1916-го), и даже событий апреля 1915-го. Поэтому есть вероятность, что рядом с будущим диктатором запечатлён человек, всего лишь похожий на будущего великого писателя.

Что ж, за неимением другой информации, остаётся прибегнуть к помощи биометрии, а именно к технологиям распознавания (правильней: верификации) лиц. Это одна из популярнейших биометрических процедур, при ближайшем рассмотрении распадающаяся на несколько обособленных методов.

Remark-3

У широкой публики задача распознавания лиц чаще всего ассоциируется с методом сравнения эластичных графов (т.н. elastic bunch graph). В основе его лежит известный криминалистам вот уже почти два столетия (пионером практического применения считается Альфонс Бертильон) факт уникальности и неизменности некоторых физиологических пропорций. Скажем, расстояние между глазами, кончиками ушей, от губ до носа, а главное взаимные соотношения этих и других размеров, уникальны для каждого индивида.

Реклама на Компьютерре

Долгое время вычислять пропорции приходилось вручную, что сильно ограничивало точность. Появление компьютера обеспечило прорыв: сегодня идентичность лиц устанавливают не на основании совпадения нескольких дробей, а статистически, через сравнение огромного множества графов, покрывающих равномерно всё лицо. Математика там сложная и затратная в плане вычислений, но того стоит: если снимки качественные и разница в углах съёмки не превышает двух десятков градусов, на результат проверки можно положиться.

Впрочем, лица распознают и с помощью искусственных нейросетей, и выделением структурных компонент, и много как ещё (за полным перечнем и низкоуровневыми подробностями обращайтесь к пространной научной англоязычной работе здесь или более общему описанию на русском здесь). В нашем конкретном случае важно учесть одно обстоятельство: мы имеем дело со старыми фотографиями, а это развязывает нам руки в плане выбора. Дело в том, что распознавание лиц на низкокачественных снимках одинаково нестабильно у всех методов. Поэтому для установления личности человека, которого обнимает Гитлер, можно взять любой из доступных инструментов: результат будет примерно одинаковым.

Remark-4

Правильней всего, конечно, будет применить специализированное программное обеспечение — вроде свободного пакета OpenBR, версии которого имеются для всех популярных платформ. Можно, однако, попробовать воспользоваться плодами моды и прибегнуть к помощи социальных сетей: нынче практически в каждой соцсети и соцсервисе (Facebook, Google+, Яндекс.Фотки и др.) имеется функция распознавания личности по лицу (трудность в том, чтобы её включить: пока ещё face recognition считается социально-опасным инструментом, а потому в западных сервисах, например, активирована только для посетителей из США). Наконец, можно воспользоваться любым из многочисленных экспериментальных веб-сервисов. Я выбрал последний вариант, в том числе ради большей наглядности: фотоматериалы, иллюстрирующие этот текст, сделаны с помощью сервиса ReKognition.com, применяющего нейросети.

Результат? Гитлер распознаётся уверенно: степень схожести с некоторыми другими его фотографиями превышает 90%. А вот с предполагаемым Ремарком дело обстоит хуже: ни одна из фотографий настоящего Эриха Ремарка не даёт совпадения более чем на 60%, а чаще всего не достигает и 50%. Вывод очевиден: Адольф Гитлер обнимает не Ремарка, а просто похожего человека.

Впрочем — и простите мне эту маленькую интригу — на самом деле о том, что фотограф запечатлел не Ремарка, можно говорить наверняка. Углубившись в немецкие архивы, мы найдём такой, например, документ. Дата фотографии — декабрь 1914-го, а загадочный товарищ будущего диктатора — Антон Бахман: войну он не пережил, но на снимках с Гитлером появлялся довольно часто. Версию же о возможной дружбе с Ремарком, скорее всего, запустил какой-нибудь журналист. Жёлтая пресса любит такие истории.

Так что в этот раз обошлось, увы, без сюрпризов. Но может быть оно и к лучшему?