Государственное радио в широких кругах интеллигентских масс принято ругать. Но вот ставишь на «козла» адекватный радиоприемник, каковым является «Урал-авто-2» – конечно, ламповый А-12 с 21-й «волги» был бы адекватнее и устойчивей к спецвоздействиям, но восстановление вибропреобразователя блока питания требует слишком уж большого кулибинства, а лениво всунуть туда транзистор некошерно… – и слушаешь в УКВ это самое государственное радио, то, что когда-то транслировалось по репродукторам.

Впечатление – удивительное. Никто – как молодые-талантливые ведущие коммерческих станций – не говорит «асВальт». Передачи идут про историю классической музыки и философии… А современные темы – про робототехническое образование школьников. Про внедрение его в кружки Домов пионерашкольника и школьные же факультативы. То есть то, о чем пару-тройку лет назад писала сугубо отраслевая «Компьютерра» стало с должным временем запаздывания «τ» уже повесткой общественно-политических СМИ.

Нет-нет, все это конечно не компенсирует завала в обучении точным наукам. («Проигранная олимпиада или потерянное будущее?») Последствия того, что школы вместо распространения позитивных знаний начали «формировать личность ребенка», а вместо квалифицированных творцов готовить «квалифицированных потребителей», расхлебывать предстоит крайне долго. Не говоря о том, что многие из тех, кто этим занимался, продолжают занимать наробразовские стулья и кресла…

Но, тем не менее, параллельно идут два процесса. Один – сворачивание наследства советского модернизационно-образовательного проекта, направленного на подготовку кадров индустриального общества. Причем проекта, начатого еще просветителями Российской империи – об уровне преподавания математики («кто про что, а вшивый про баню…») говорит картина «Устный счёт. В народной школе С. А. Рачинского». Это картина русского художника Н. П. Богданова-Бельского была написана в 1895 году, а сейчас выставлена в Третьяковской галерее.

05-bogdanov-belskij-nikolaj-petrovich-1868-1945-.-ustnyj-schet-v-narodnoj-shkole-s.a.rachinskogo.-1895

Школа в селе Татево Бельского уезда Смоленской губернии. Класс с печкой-голландкой, грифельная доска, среди детей в лаптях учитель в сюртуке и при бабочке, Сергей Александрович Рачинский, дворянин герба Налеч, профессор Московского университета, ботаник и математик, создавший эту школу и выведший на качественно новый уровень преподавание точных наук в народных школах. Вывел на фоне пресловутого циркуляра «О сокращении гимназического образования», вошедшего в народное сознание под прозвищем «О кухаркиных детях».

Того циркуляра, что детям «из народа» закрывал дорогу к гимназическому образованию – «…при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию.»… Смешно, имущие классы бывают поразительно изобретательны, прокладывая себе дорожку в подвал дома инженера Ипатьева… Хотя и они делали исключение для детей «одаренных гениальными способностями».

Реклама на Компьютерре

А вот профессор Рачинский счел что дети из самой что ни на есть глубины народа вполне могут обучаться математике по самым серьезным программам. Ну, посмотрите на задачу со степенями – как, многие ли в двадцать первом веке могут решить ее в уме? И многие ли из тех, кто легко это сделает, не станут отделять себя от народа, полагая что масса его сильно пьюща и наследственно ничему не обучаема…

Так вот, и в наши дни есть энтузиасты, которые подобно профессору Рачинскому взяли на себя нелегкий труд подготовки молодежи к квалифицированной и творческой работе в информационном, постиндустриальном обществе. И организовывают они интереснейшие и полезнейшие мероприятия. Одним из них является хакатон DeepHack.Game. Интереснейшее соревнование в области глубокого обучения нейросетей.

Хакатон – это химерный термин, возникший от сращивания английского слова с древнегреческим именем собственным, Марафон хакеров. (Впрочем, Фидиппид бежал с вестью Νενικήκαμεν, так что может считаться ИТ-деятелем…) Причем хакеров в исходном смысле, квалифицированных энтузиастов-программистов, а не взломщиков чужих продуктов. Проводятся хакатоны с конца прошлого века. Собирают как можно больше специалистов и увлекают их непрерывной – в духе Фидиппида – работой над задачей.

Участники хакатонов собирались и собираются для того, чтобы обойти ограничения, наложенные американским законодательством на криптографию, развивать открытую операционную систему OpenBSD или язык программирования Perl. Весной в Москве прошел “Genehack”, двухсуточный хакатон по биоинформатике – знакомые из одной крайне интересной инновационной отечественной компании сходу предложили работу ряду его участников…

А сейчас проходит DeepHack.Game, хакатон по глубокому обучению нейросетей. Соревнование, в котором участникам предстоит научить их программы играть в компьютерные игры на заслуженной платформе Atari. Сначала так, что бы обыгрывать человека. Ну а потом так, чтобы обыгрывать программы других конкурсантов… В любом случае участники узнают много нового. Среди судей хакатона – хорошо известный нашим читателям Анатолий Левенчук.

Когда-то Даниил Данин в книге «Неизбежность странного мира» писал: «У каждого десятилетия – свои научные страсти. У каждого поколения мальчиков — свои всепоглощающие увлечения. … вот приходят 20-е годы, и всюду на земле эти высоколобые мальчишки с надутыми губами, внимательно-рассеянными глазами, гибкими пальцами, все они почему-то начинают мастерить радиоприемники, читать книжки про теорию относительности, спорить о времени и пространстве… Точно условились! Точно неведомый штаб разослал им всем один и тот же приказ, где сказано, что главное в науке идущего десятилетия, в какие мечты сейчас надо играть, из-за чего ссориться, в какие домодельные изобретения вкладывать досуг и сбереженные копейки, центы, сантимы, пенсы… Потом приходят 30-е годы, и, послушные неписаным велениям неведомого штаба своего великого братства, они, то есть уже не они, а их подросшие братья, принимаются за модели скоростных самолетов и спорят о строении вещества. Атомы и авиация — их навязчивые идеи…»

Ну а теперь таким главным направлением наверняка являются нейросети и их глубокое обучение. Именно это способно перекроить наш мир посильней, чем сделали это делящиеся атомы урана, доставленные к Хиросиме довольно скоростным самолетом с уютно-материнским именем Enola Gay. В военных целях атомную энергию применили лишь пару раз. В энергобалансе планеты роль АЭС не слишком велика. Ну а предложенное Даниным школьникам сороковых – «Мечтайте о термоядерных установках!» – до сих пор актуально, о них можно только мечтать, правда не тем, кому эта установка свалится на голову…

А вот нейросети, похоже, смогут делать большинство из того, что нынче делают люди. И глубокое обучение – один из перспективнейших способов натаскивания их на решение реальных задач. И очень хорошо и своевременно, что в нашей стране организуются хакатоны по глубокому обучению. Как хорошо и своевременно было то, что Сергей Александрович Рачинский учил крестьянских детей серьезной математике на заре индустриальной эры.