Обычная низкотехнологическая война, пылающая в Донбассе, отводит глаза от многого действительно забавного и поучительного. От очень интересного распределения собственности, сформированного в России рыночными реформами девяностых (Россия лишь в нынешний кризис уступила Индии по числу миллиардеров, но бьет ее их совокупным капиталом – местных 93 против их 97, но зато здешние имеют совокупно 365 гигабаксов супротив жалких индийских $266 млрд…), от схлопывания созданной гигантскими жертвами и усилиями отечественной промышленности. И – от интенсивной подготовки к новому виду войн!

Война – это занятие, отличающееся и от охоты (в том числе и всеядных гоминид на сотоварищей, на предмет употребления их в пищу), и от драки. Война – организованное вооруженное столкновение людских масс. Она требует как развития технологий (даже деревянный меч с кусочками обсидиана или акульего зуба является продуктом таковых), так и формирования государств (в качестве культурологического бонуса предложим читателям лекцию исторка Дм.Беляева «Формирование государственности в Мезоамерике» – об интереснейшей истории Мезоамерики у нас знают крайне мало).

И как только организованное в государственные структуры человечество получает новую технологию, оно начинает использовать ее для войны. Изначально бились сухопутные армии, заменившие дилетантские набеги на соседние деревни. Потом, после развития технологий судостроения и судовождения, начало практиковаться ремесло пиратов, позже доросшее до схваток флотов у Саламина, у Акциума, у Лепанто – решавшими, кстати, какая цивилизация или какой правитель будет эксплуатировать окружающие Средиземное море земли…

Потом добавилось третье, воздушное измерение, изгнавшее с морей бронированных левиафанов-линкоров, и обрекшее лишенные надежной ПВО соединения танков-бронтозавров на быстрый, но бесславный конец («бригад-егерь потерял сознание как раз вовремя. А то пришлось бы услышать ему, что бригады Гагрида тоже уже нет. Накрыли ее этой ночью на рокаде бомбовым ковром — два часа мы расчищали шоссе от обломков машин, отгоняя сумасшедших, лезущих под грузовики, чтобы спрятаться. От самого Гагрида мы нашли только генеральскую фуражку, заскорузлую от крови…»).

Ну и дарованное человечеству информационными технологиями киберпространство ну никак не может обойтись без того, чтобы в него проникли лучшие и наиболее характерные черты человеческой природы. Сначала – преступность индивидуальная, сменившаяся затем преступностью более-менее организованной. Ну, обо всем этом подробно писала еще бумажная «Компьютерра». Потом в киберпространство двинулись части Китая и Северной Кореи, но, как выясняется, и Первый мир отнюдь не прочь принять участие в грядущей потехе.

Как рассказывается в очередной порции документов неутомимого Сноудена, опубликованной «Шпигелем» – Neue Snowden-Dokumente: Die NSA rüstet zum Cyber-Feldzug – англосаксонский «пятиглазый альянс» (Fünf-Augen-Allianz на языке Шиллера и Гете), в составе США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии, интенсивно готовится к военным действиям в новой, кибернетической сфере. Галлов и германцев, кстати, в данную компанию не позвали – “All animals are equal, but some animals are more equal than others”, как говорилось в книжке одного очень хорошего писателя.

Намерения у кибервояк вполне серьезные – “Der nächste größere Konflikt wird im Internet beginnen”, «Следующий большой конфликт начнется в Интернете». Казалось бы, что удивительного, достаточно посмотреть, с каким пылом и энтузиазмом бьются на просторах всемирной паутины диванно-клавиатурные войска повстанческой Новороссии и лоялистской Украины… Но данные веселые перепалки войной не являются – дело не только в том, что тут всего лишь истираются клавиатуры и забрызгиваются пеной экраны, но, главное, в том, что в перебранках сиих участвуют лишь желающие.

Не хочешь – не читай, займись чем-то дельным и полезным. А вот в кибервойне дело идет о вещах более серьезных. Прежде всего – о том, что по результатам предварительного изучения уязвимых мест потенциального противника в них будут внедряться специально разработанные вредоносные программы-имплантаты. Например – Berserkr и Barnfire, удаляющие данные на дисках и флэш-накопителях, открывающие «задние двери» другим вредоносным кодам. Или – «портить» сетевые карты, как делает это программа Passionatepolka.

720-image-800193-galleryV9-pzti

Но это – лишь методы, технологии. А целью всех этих действий является выведение из строя – в случае необходимости, эвфемизмик-то какой миленький – критически важных объектов инфраструктуры противника, в том числе систем электроэнергетики и водоснабжения, заводов, аэропортов и иного транспорта, банковской системы, а также «уничтожение документов для внутреннего пользования». А конечной целью США, как говорится в обнародованных бумагах, является возможность “осуществлять наращивание конфликта в режиме реального времени”.

Для достижения этих благородных целей Армия, Флот и Военно-Воздушные силы США уже создали свои киберчасти. Роль старшей службы отведена «кибертихушникам» из Агентства Национальной Безопасности. Честные военные оказываются в подчинении у шпионов, ведь именно директор АНБ адмирал Майкл Роджерс по совместительству возглавляет кибернетическое командование США. М-да, ну никак нельзя не вспомнить Киплинга –

Where Plague has spread his pinions
Over Nations and Dominions —
Then will be work for a spy!

Масштабы привлекаемых к кибервоенным играм сил и выделяемых на это средств весьма велики. Киберкомандование США насчитывает уже в настоящее время более сорока тысяч сотрудников. А расходы на связанные с войнами в киберпространстве программы АНБ в 2013 году превысили миллиард долларов. Идет формирование и сколачивание киберподразделений – скажем, с перечисленными выше программами-зловредами будет работать подразделение для управления специализированным доступом (Tailored Access Operations, TAO).

Более крупной организационной структурой является Центр по удаленному проведению операций (Remote Operations Center, ROC), расположенный в штате Мэриленд в штаб-квартире АНБ в Форт-Миде. Лозунг его сотрудников боевит и циничен «Ваша информация – это наша информация, ваше оборудование – это наше оборудование», заставляя вспомнить старинных девиз поездных шулеров «Деньги ваши – станут наши»… И надо сказать, возможностей для этого у них побольше будет.

Шулер, как правило, старался снабдить намеченного к обиранию лоха «подсадкой». Посторонним, вроде бы, попутчиком или попутчицей, умело втравливающими «клиента» в игру с постоянным повышением ставок. И у АНБ с его американскими соратниками по кибервойнам и вассалам из англосаксонских стран, также имеет место такие пособники. В роли их выступают самые именитые фирмы мировой кибернетической отрасли – один их список выведет объем колонки за все мыслимые пределы, желающие найдут их по ссылкам в вышеуказанном материале «Шпигеля» и в еще одной статье на эту тему – Neue Dokumente: Der geheime Werkzeugkasten der NSA.

А мы обратим внимание на главные выводы, сделанные немецкими журналистами. И выводы эти весьма неутешительны. Дело в том, что цифровое оружие, которое разработано и разрабатывается для ведения войн в киберпространстве, никак образом – в отличие от других видов оружия массового поражения, ядерного, биологического или химического, с которыми оно схоже по масштабу ущерба, наносимого невоенным объектам – не ограничивается и не контролируется международными конвенциями. «Es gilt das Recht des Stärkeren.» Высокие технологии вернули закон джунглей с его правом сильного…

Очень интересный итог спирали технологического развития. Возвращение эдакого социал-дарвинизма. И ладно бы, касающегося только государств и госслужащих – когда США подслушивают свою союзницу Анжелу Меркель, это скорее смешно. Но информационные технологии слишком сильно проникли в жизнь всех развитых обществ. Жервой кибервойны может стать любой, а карающих за нее юридических норм – нет. И правилен, хоть и несколько утопичен вывод, которым кончает свой текст немецкий журнал – “Wir müssen einen neuen internationalen Verhaltenskodex schaffen.”. Мы должны создать новый международный кодекс поведения!