Говорят, снаряд на падает в одно место дважды. Это ложь или по крайней мере большое преувеличение: если опыты независимы и условия одинаковы, одинаковы и вероятности одного исхода. Сколько было шансов на то, что из всех самолётов авиакомпаний мира ракета «Бук» над восточной Украиной в четверг выберет рейс MH17 настрадавшихся «Малайзийских авиалиний» (её MH370 по сей день не найден)? Правильный ответ, увы: столько же, сколько и для любой другой авиакомпании, летающей здесь.

И это, к сожалению, чуть не единственная определённость в трагедии, разворачивающейся сейчас на наших глазах. Хоть обломки — вот они, хоть останки пассажиров уже собраны, ясности чуть ли не меньше, чем в истории с тем пропавшим без следа весенним рейсом. И всё-таки… всё таки кое-что несомненное можно извлечь. Надо только не слушать ни ту, ни другую сторону: как и на любой войне, дезинформацию не различишь, пока война не кончится.

Вводные просты. 17 июля на территории Украины, близ села Грабово Донецкой области, потерпел крушение «Boeing 777-200ER», следовавший из Амстердама в Куала-Лумпур. Все 298 человек, находившиеся на борту, погибли. Причину, как и всегда в авиации, официально не называют до окончания расследования, но в этот раз все вовлечённые стороны сходятся, что неполадкой техники это не было. Авиалайнер сбили ракетой и вероятней всего ракетой, выпущенной из зенитного ракетного комплекса советского производства «Бук-М1», поскольку только он из всей имеющейся в данном районе техники способен уверенно поразить цель, летящую на такой высоте (10 км) и с такой скоростью (908 км/ч).

Этот красавец был сбит под Донецком.
Этот красавец был сбит под Донецком.

А вот дальше начинается разнобой мнений, обусловленный зашкаливающим градусом политпропаганды. Включаешь российское ТВ — и остаёшься в полной уверенности, что виноваты украинские военные. Аргументов масса: якобы, наш «Борт номер один» и MH17 пересекались в небе восточной Европы; якобы, наши военные засекли специфическую работу радарных установок украинской армии перед крушением «Боинга»; якобы, украинский авиадиспетчер заставил MH17 снизить высоту на шестьсот метров и даже что MH17 будто бы сопровождали два украинских истребителя.

Но открываешь западные информресурсы и уходишь в такой же уверенности, что виновны повстанцы — армия самопопровозглашённой Донецкой Народной Республики, которой непосредственно помогает Россия: сам Барак Обама подтвердил, что пуск ракеты был произведён с территории, контролируемой повстанцами; Украина продемонстрировала записи перехваченных переговоров, из которых прямо следует, что «Боинг» сбили по ошибке; был (в настоящее время удалённый) твит и сообщения в других соцсетях о захваченной у армии Украины установке «Бук-М1», были и заснятые попытки вернуть на территорию России, якобы, ранее переданные Россией повстанцам целых три аналогичные установки.

Доходит до смешного: даже не терпящая разночтений «Википедия» в своей русскоязычной версии обвиняет украинскую армию, а в англоязычной — Россию и пророссийских повстанцев. Я предлагаю оставить политику политикам и сосредоточиться на фактах, спорить с которыми не решается ни та ни другая сторона. Цепочка фактов, в свою очередь, приведёт к небесполезному выводу.

Реклама на Компьютерре

Факт первый: полёты гражданских самолётов над Украиной до момента крушения MH17 не прекращались. Причина простая. Украинское воздушное пространство характеризуют как чрезвычайно важный воздушный «перекрёсток», соединяющий Европу с Азией. Почти каждый коммерческий рейс между крупными европейскими и азиатскими городами пролегает здесь. Гражданская война заставила авиакомпании поостеречься и некоторые (как, к примеру, Asiana Airlines, памятная недавней трагической ошибкой) проложили обходные пути. Но большинство продолжало летать по-старинке, так что даже в момент катастрофы малайзийский «Боинг» был не единственным гражданским судном в украинском небе — в десятках километров от него шли сингапурский и индийский авиалайнеры.

В настоящий момент ситуация принципиально изменилась и это легко видеть по картам, составляемым независимыми наблюдателями на основании данных, полученных от непрерывно вещающих с бортов радиомаяков (подробно техника идентификации в воздухе описывалась в «Технологиях вчерашнего дня»): Украину обходят стороной почти все авиаперевозчики, а те немногие самолётики, которые рискуют там летать, принадлежат в основном местным авиалиниям.

Факт два: люди, принимавшие решение о пуске ракеты, могли перепутать гражданский самолёт с военным. Достоверно известно, что в первые же минуты после крушения представители ДНР сообщили о сбитом АН-26. Легко ли спутать гигантский «Боинг» (размах крыла 61 метр) с «Аном» (размах крыла 29 метров)? Ответ на этот вопрос даёт история — помнящая несколько очень похожих случаев.

1983 год, СССР сбивает южнокорейский «Боинг 747». Ошибка: авиалайнер отклонился от курса на полтысячи километров и был принят за самолёт-разведчик (говорят, летевший рядом). 1988 год, США сбивают иранский Airbus A300. Ошибка: военные неверно прочитали сигнал опознавательного радиомаяка. 2001 год, Украина сбивает российский Ту-154. Опять ошибка: шли учения и ракета, вместо тренировочного дрона, ударила по гражданскому самолёту. Иначе говоря даже подготовленные люди в спокойное время не всегда способны отличить гражданский самолёт от военного. Что говорить о тех, кто получил в свои руки ЗРК только что и/или действует в условиях военного времени?

Наконец, факт номер три: MH17 значительно отклонился от маршрута. Это был рутинный ежедневный рейс, но если обычно пилоты шли почти прямо над Донецком, 17 июля они следовали километров на тридцать северней — что зафиксировано независимыми наблюдателями (см., например, историю полётов на FlightRadar24.com). Причина непонятна, как непонятно и почему «Малайзийские авиалинии» утверждают теперь, что отклонений от курса не было: вряд ли три десятка километров, особенно над зоной боевых действий, такая уж мелочь. Направляли же самолёт диспетчерские службы Украины.

Сопоставив три факта, приходим к версии, которую осторожно продвигают некоторые западные СМИ. Сбили малайзийский «Боинг», очевидно, военные ДНР — не имевшие достаточно опыта и вспомогательного оборудования, чтобы отличить гражданский лайнер, например, от транспортника. Ошибка, снова трагическая ошибка. Но вот направили его на опасный курс украинские авиадиспетчеры. Что вполне согласуется с ответом на вопрос: кому выгодна эта трагедия?..