Ремесло предсказателя с давних времён сопутствовало человеческим обществам. Самые наглые гадали о вещах сомнительных, вроде успеха завтрашней охоты или рыбалки (и в случае неуспеха могли пополнить собой пищевой запас племени). Самые хитрые облекали прогнозы в двусмысленность («Перейдёшь реку — и погубишь великое царство»). Самые мудрые предвидели и молитвами обеспечивали вещи основательные, такие как восход солнца, а по мере накопления астрономических знаний — и затмения. Ну а к каким категориям относятся изложенные ниже прогнозы — покажет лишь Время, старый Хронос со своей беспощадной косой…

Предсказания, о которых мы говорим, сделаны Институтом будущего (Institute for the Future) и представлены вниманию общественности на недавно проведённой в Сан-Хосе конференции. Институт специализируется на мире высоких технологий, особенно на происходящем в Кремниевой долине, и прогнозы его являются экстраполяцией на будущее событий и тенденций, замеченных в этой отрасли, и прежде всего в этом регионе. Так что, с одной стороны, никакого мошенничества на птичьих потрошках, но и никаких озарений-инсайтов, которыми было пронизано творчество Станислава Лема.

На первое место футурологи из Института будущего ставят грядущие изменения во Всемирной паутине. Причём изменения в ней должны проистечь отнюдь не под благотворным воздействием технологического прогресса — сверхбыстрых каналов и интеллектуальных роутеров, а совсем даже наоборот, под гнетущим воздействием социума, организованных в государства и корпорации потомков брата Каина. (Марксисты-материалисты могут вспомнить тезис о противоречии между производительными силами и производственными отношениями…)

Воздействие это мы видим на себе. Не поленитесь, перелистайте новостную колонку «Компьютерры» на несколько лет назад и взгляните, как в трогательном единодушии сливались голоса блюстителей «государственного интереса» да «общественной морали» и радетелей о прибылях правообладателей… Сначала предлагаемые меры казались абсурдными и смешными, потом — невозможными… Но все они — реализовались. Приходится менять домашнего провайдера из-за того, что он закупил (как доносят новостные ленты) аппаратуру DPI, одновременно задрав тарифы (ну, должен же кто-то платить за «глубокую инспекцию» контента).

Приходится заходить на многие ресурсы через турбо-режим одного из браузеров, а то и вообще через TOR. И все это произошло поразительно быстро, глазом не успели моргнуть… (Кстати, задачка на ночь для всех бизнесменов ИТ-отрасли: поглядите на цифры своих продаж — для частоты эксперимента не беря май этого года, когда начало влиять ожидание санкций, да и пусть неназванная, но оттого не менее реальная часть их, — и сравните их с тем же периодом до начала удушения Сети. Как, впечатляют цифры?)

И тенденция эта вполне интернациональна… Вот поэтому-то и прогнозируют футурологи новый этап развития Всемирной паутины, который назван Second Curve Internet. «Второй обходной интернет», девизом которого могла бы стать пиратская песня из кинофильма «Айболит-66»: «Нормальные герои всегда идут в обход». Дело в том, что интернет отнюдь не задумывался изначально как территория свободы и независимости. Будь дело так, он, скорее всего, стал бы рассадником уныло-политкорректного морализаторства, эдакой «гуманитарной бомбардировкой» в информационном пространстве…

Интернет обеспечивает свободу информации не из уважения к правам человека, а из-за того, что его создавали для работы в таких условиях…
Интернет обеспечивает свободу информации не из уважения к правам человека, а из-за того, что его создавали для работы в таких условиях.

Нет, его свобода и независимость — совсем из другого источника, благо «намерения — ничто, а возможности — всё». Строилась былая ARPANET для надёжной работы в условиях горячей фазы Третьей мировой войны и должна была надёжно гонять информацию в условиях, когда промышленные города США испарялись бы под советским мегатоннажем. Именно отсюда её резервируемость и гибкость, обеспечивающая эту самую свободу. И неизбежно параллельно с интернетом для чиновников возникнет свободная от госцензуры и копирайтных игрищ Вторая Сеть.

Реклама на Компьютерре

Кроме всего прочего, она, эта принципиально неподцензурная Сеть, окажется тем, чем для века Просвещения была та бумага, на которой печаталась Энциклопедия. Ну а самой энциклопедией окажется то, что называется Wikipedia for Making — универсальная, пополняемая общими усилиями и энциклопедия, и грамматика для производителей буквально всего, практически любой продукции. Некая платформа вроде GitHub, позволяющая уподобить конструирование вещей написанию текстов в той же Википедии.

Такая «Народная энциклопедия для производителей» позволит — особенно если вспомнить распространённость 3D-принтеров, вторгающихся в самые разные отрасли, вплоть до кулинарии, — кардинально преобразовать пейзаж промышленного производства. Канут в Лету гигантские фабрики мегакорпораций, размещённые преимущественно в Юго-Восточной Азии, не нужны станут гигантские контейнеровозы и многочисленные дистрибутивные сети. Практически любой товар можно будет распечатать в домашних условиях, если…

Если не помешают этому те самые производственные отношения. На что готов капитал при перспективе прибыли в 300%, знают все, даже и те, кто не читал Маркса. Правильно, на всё, и даже под страхом виселицы! Но поверьте: при перспективе потери прибылей капитал окажется способен на много большее… На такое, что «эксцессы» всех вместе взятых гражданских войн и революций прошлого покажутся мелочами, развлечениями слабоумного садиста… Поэтому-то на первом месте и стоит независимый ни от кого, максимально защищённый интернет.

Трёхмерная печать проникает и в строительство…
Трёхмерная печать проникает и в строительство.

Изменения ждут, кстати, не только индустриальное производство, но и промышленное и гражданское строительство. В советской литературе есть такой субжанр, как «научная фантастика ближнего прицела». Многократно обруганные поклонниками «высокой литературы», произведения этого жанра добротно готовили мальчишек (для которых и писались) к технологическим чудесам грядущего. В довоенных книгах Долгушина и Казанцева описывались мобильная связь и электромагнитные пушки, в послевоенных текстах Немцова — интраскопы, улавливающая запахи аппаратура, солнечная энергетика (название колонки заимствовано из его «Семи цветов радуги»). И «печать домов» на эдаком мобильном 3D-принтере описана была именно в поздней книге Владимира Немцова «Когда приближаются дали».

Ну а сегодня это предсказывают специалисты из Института будущего, благо первый дом по такой технологии уже возводится в Амстердаме. Правда, тут вряд ли будет кипеть большой накал страстей… Стоимость недвижимости определяется тремя вещами — location, location, location, — а земля, особенно в больших городах, вряд ли подешевеет. Лишённые же заработка гастарбайтеры и их бригадиры на серьёзные проблемы не потянут…

Однако земля нужна не только для домов, но и для автостоянок (выгляните-ка во двор). И поэтому предсказывается рост коллективного использования ресурсов (таких как автомобиль), чему должна способствовать их роботизация, которая уже есть вопрос ближайших лет. Служба кибертакси избавила бы от массы забот. Опять какой-то если не коммунизм, то социализм получается…

О том, что столь радикальные перемены будут сопровождаться серьёзными потрясениями, футурологи если и не говорят явно, то безусловно «имеют в виду». И надеются эти потрясения минимизировать. Надежды в этом деле возлагаются на Global Simulation Corps — потенциальную систему моделирования глобальных процессов, строимых «снизу вверх». Прогон вариантов на таких моделях должен позволить сформировать мир без войн и экономических кризисов… Эдакая плановая экономика планетарного масштаба. Сомнительно что-то… И чисто вычислительные эффекты вроде комбинаторных взрывов вылезут, и почему бы «управляющим» вдруг преследовать общее благо, а не свою корысть…

Ну и последний, седьмой цвет технологической радуги совсем уж фантастичен. Он обозван Magna Cortica (вольная аллюзия на «Хартию вольностей») и состоит в провозглашении прав постчеловеческого разума. Комментировать тут — в связи с отсутствием такового разума в реальности — нечего. Скажем лишь, что в цикле фантастических романов Йена М. Бэнкса о сверхцивилизации «Культура» любой искусственный интеллект автоматически наделялся человеческими правами… А как произойдёт на самом деле, покажет лишь будущее…