Не скажу за всех, но, думаю, сильная половина читателей со мной согласится: женское увлечение цветом граничит с помешательством — и в наиболее тяжёлой форме это проявляется в случае с косметикой. Даже если ваша подруга не считает себя «повёрнутой» на красоте, периодически вы ловите себя стоящим у длиннющего прилавка с немыслимым количеством баночек — тенями, помадой, тушью, лаком, бог знает чем ещё — и глупо мычащим в ответ на вопрос, какой из двух оттенков вам нравится больше. И не приведи господь назвать бирюзовый зелёным, а коралловый розовым: не миновать вам диагноза «дальтоник»!

Производители косметики этой слабостью слабого пола бессовестно пользуются. Вот уже добрых сто лет индустрию держит под ногтем небольшое число крупных компаний, наживающихся на простом факте: обывателю в домашних условиях не под силу воссоздать столь же широкую палитру. Цвет правит миром, каждый год порождая продажи на десятки миллиардов долларов (стойкость, гипоаллергенность и прочие потребкачества вторичны: свинец в белилах женщин в своё время не останавливал, как сегодня не останавливают, например, парабены).

И хоть вылечить это помешательство невозможно (да и хочется ли, положа руку на сердце?), уже при нашей жизни здесь может случиться такой перелом, какого давно не видели. Косметику снова, после векового доминирования транснациональных корпораций, начнут изготавливать дома, для себя. А спасибо за это следует сказать 3D-печати и американке с азиатскими корнями Грейс Чой.

Грейс Чой и прототип Mink. Финальный вариант устройства будет намного компактнее.
Грейс Чой и прототип Mink. Финальный вариант устройства будет намного компактнее.

Чой, ещё недавно студентка престижной бизнес-школы, считает себя серийным предпринимателем. Она воплощает идеи так же легко, как генерирует, но её лучшей задумкой без сомнения стала идея подрыва устоев косметической индустрии. В какой-то момент она задалась вопросом, в чём секрет успеха гигантов косметики, и пришла в целом к тому же самому выводу, что и мы чуть выше: всё дело в цвете, умении смешивать цвета. Но ведь технология для получения миллионных палитр дома давно известна и широко применяется: это цветная печать. Вот так Грейс и пришла к мысли построить «косметический 3D-принтер».

Mink, действующий прототип которого, собранный собственноручно, наша героиня продемонстрировала на конкурсе стартапов TechCrunch Disrupt, – это настольный аппарат, специализирующийся на печати косметических смесей различной консистенции — от пудры до губной помады и кремов — желаемого цвета. В отличие от классических 3D-принтеров, Mink не умеет (по крайней мере сейчас) создавать объёмные формы. Вместо этого он печатает в подставленный миниатюрный пластиковый контейнер, заливая красителем засыпанную туда бесцветную пудру. Зато процесс предельно прост и не требует даже освоения нового программного обеспечения: печатать можно чуть ли не из любого приложения, умеющего работать с обычным принтером.

Результат работы Mink.
Результат работы Mink.

Типичная сессия работы с Mink, по мнению Грейс, будет выглядеть следующим образом. Пользователь видит на просторах Сети какую-то фотографию, которая ему нравится: скажем, фотомодель с накрашенными губами или даже прямо баночку с тенями для глаз в рекламном ролике. Сделанный скриншот загружается в графический редактор, где из него извлекаются параметры понравившегося оттенка. Далее выбранный цвет отправляется на печать — и уже минуту спустя баночку с наполнителем точно такой расцветки можно извлечь из принтера, поставить в карманную косметичку и отправляться по делам. Вживую это смотрится ещё более впечатляюще: вот презентация Грейс, где она, очаровательно смущаясь, демонстрирует Mink менее чем в пять минут.

Преимуществ у косметики «домашнего изготовления» множество. Прежде всего, обладательница Mink более не ограничена стандартными палитрами — в пику магазинам, которые чаще всего предлагают лишь наиболее востребованные оттенки (принужденные к этому конечной длиной прилавков и особенностями массового производства). К тому же понравившийся оттенок можно воспроизвести чрезвычайно точно: нет нужды знать номера теней в палитре, мучиться с литературными аппроксимациями, достаточно кода RGB. И это совсем не шутка. Не поручусь, что это не её родной цвет, но если понравится, оттенок розового с губ вот этой восхитительной брюнетки, например, легко и математически точно описывается кодом #D86F7E.

От цвета без ума

Далее. С Mink смена гаммы наверняка станет дешевле. Пусть даже расходные материалы для косметической 3D-печати будут выпускать те же самые бренды, что наполняют прилавок сегодня, пользователи Mink смогут обходиться меньшими объёмами (ведь тени и помаду можно напечатать, к примеру, всего на пару раз, на один вечер). И, наконец, любимый цвет никогда не закончится. В конечном счёте моду будут определять люди, а не индустрия — и хоть это звучит утопично, некоторая децентрализация индустрии красоты явно не повредит.

Насколько реальны эти мечты? Сомнения, конечно, есть. Что с качеством 3D-печатной косметики? Безопасно ли наносить на кожу что-то, изготовленное самостоятельно? Удастся ли в 3D-печати задействовать тот же ассортимент веществ, которые применяются при изготовлении косметики классической? Впрочем, за экспертной оценкой в данном случае журналисты обращались к специалистам из классической индустрии — и могли ли те сказать, что, мол, да, наши дни сочтены, эта девчонка всех уделает? Так что важнее другое: высказанные сомнения относительно косметической 3D-печати звучат как чисто технические задачи, которые, безусловно, удастся решить (и Чой уверена, например, что вопрос качества вообще стоять не будет: красители легко пройдут сертификацию у федерального медрегулятора).

От цвета без ума

Трёхмерная печать не перестаёт удивлять. Попробуйте хотя бы бегло перечислить, сколько применений для неё найдено, и я гарантирую, что останется парочка, о которых вы не знали или забыли (в свежем номере бумажного «Бизнес-журнала» большая статья о текущем состоянии и перспективах). Самое приятное, что у этой технологии всё в настоящем времени. И Mink — очередное тому подтверждение.

Конечно, индустрию моды он не уничтожит, но наверняка пошатнёт, заставив как минимум поменять бизнес-модели, так же как Napster когда-то заставил задуматься о снижении цен на музыкальный контент. И даже если личное обладание таким устройством ($300) окажется для подростков — целевой аудитории по мнению Чой — удовольствием слишком дорогим, Mink точно поселится в магазинах косметики на стендах типа «Напечатай свой цвет!», расширив предлагаемую палитру до бесконечной.

Кстати говоря, несмотря на тёплый приём зрителей, Mink не стал победителем вышеупомянутого конкурса стартапов и остался без стартового капитала. Но, учитывая, что западная пресса от идеи без ума, легко верится, что план Грейс Чой не сорвётся: косметический 3D-принтер можно ждать в продаже уже в этом году.

Иллюстрации: AOL, Grace Choi, автора.