Непременным атрибутом государства с древних времён является суверенитет – независимость державы во внешних и верховенство во внутренних делах. Проявляется он в самых разных сферах. Изначально — на суше. Потом — на морях: хорошо известно, как Пётр Первый сравнивал государя без флота с одноруким… Потом, в индустриальную эпоху, понадобились авиация и средства ПВО: об участи не имеющих их Эрнест Хемингуэй написал классический памфлет «Wings Always Over Africa: An Ornithological Letter». Ну а теперь суверенитет должен защищаться и ещё в одной сфере — в цифровой.

В весенние дни 2014 года у отечественных бизнесменов появилось новое развлечение — забившись в уголок, обсуждать, как повлияли на ход их дел западные санкции. Не стать жертвой санкций так же неприлично, как в Париже времён Террора не оказаться в списке гильотинированных… И истории приходится слышать самые разнообразные. Только что встреченный на заправке германец заверяет, что его фирма, производящая популярные стройматериалы, не только не уйдёт из России, но и намерена расширить своё производство (очень местная шахта ему нравится). А кто-то кричит «Все пропало!» так, что позавидовал бы и сам Папанов…

Среди услышанных историй есть и такая. Слышал я её из третьих уст, так что не взыщите, уважаемые читатели. Молодой сотрудник вполне постиндустриальной фирмы принял с энтузиазмом весть о вхождении Крыма в состав Российской Федерации. Он собрался слетать туда на майские праздники и даже стал мечтать о том, чтобы прикупить виноградник, построить домик. Но потом эти планы откинул — и на каникулы собрался в Турцию. Почему?

Да потому, что сотрудник корпоративной службы безопасности отвёл его в уголок и посоветовал держаться подальше от Крыма. Мол, ЦРУ фиксирует всех, кто туда въезжает, и потом им будут закрывать визы. И в США, и в ЕС. А у парня работа связана с постоянными поездками за рубеж. И взятая по ипотеке квартира, и кредитные машины у него и у жены… Так что потеря виз будет для него полной финансовой и личной катастрофой. Такой, что рисковать он не может, какие бы патриотические чувства ни испытывал…

Повторю: историю эту услышал из третьих уст. (Хотя элементарный поиск в интернете показывает, что там бродит немало аналогичных: не поленитесь, поищите сами во всяких соцсетях.) И случаи закрытия кому-либо виз за посещение новых субъектов Российской Федерации пока что неизвестны. (Впрочем, при невыдаче визы причины этого, как правило, не оглашаются…) Но, как говорил мудрый Бисмарк, смотреть надо не на намерения, а на возможности. Так есть ли у Запада возможность проделать нечто подобное?

И вот тут-то мы можем с весьма высокой вероятностью сказать, что возможность такая есть. И «Компьютерра» о ней и вытекающих из неё печальных последствиях предупреждала ещё в те времена, когда в международных отношениях царила расслабляющая «перезагрузка»: не поленитесь, пройдите по ссылке на статью «Агентство национальной безопасности “взломало” “Аэрофлот”?». Материалы Spiegel, на основании которых она была написана, основываются на разоблачениях Сноудена. Ну а Сноудена приглашают на прямой эфир с президентом страны, то есть к его словам можно относиться внимательно…

Действительно, в 2006 году, когда происходил взлом, не было ещё роста международной напряжённости ни из-за событий в Южной Осетии, ни из-за украинских. И когда автор этих срок 1 сентября прошлого года выкладывал вышеупомянутую колонку, он не знал, для каких целей могут быть использованы украденные АНБ данные бронирования билетов внутренних авиалиний. (Максимум, на что хватило фантазии, — это на то, чтобы предположить, что заокеанские кибертихари будут соотносить испытания новой техники, о которых нынче уведомляют в прессе, с тем, кто именно летит к полигонам из заводских городов…)

Но оказалось — интереснее. Казалось бы, невинные данные об авиационных перелётах могут использоваться для управления инвестиционной активностью и экономической деятельностью на территории страны. (Да-да, купить крохотный виноградничек в Тавриде — это очень маленькая и, скорее всего, убыточная инвестиция, но где гарантия того, что точно так же не станут влиять на инвестиции крупные и явно рентабельные?..) И вот тут-то мы получили наглядную картинку того, что такое цифровой суверенитет и для чего он нужен.

Утащить данные из компьютерной сети — condition sine qua non подобной операции. Ведь без кибертихушников собирать информацию пришлось бы оперативно. Ну, там, джеймсбонд какой соблазняет кассиршу авиакомпании, замаскированный под слепого нищего агент пытается в аэропорту опознать прилетающих… Нереально! А вот взять готовые списки, выбрать из них кого-нибудь побеззащитней и поуязвимей, да и передать соседнему ведомству для унижений и издевательств…

Комплекс С-75 обеспечивал суверенитет отечественного воздушного пространства…
Комплекс С-75 обеспечивал суверенитет отечественного воздушного пространства…

Так что цифровой суверенитет — вещь для государств в информационную эпоху такая же незаменимая, какой в эпоху индустриальную, году в 1960-м, был развёрнутый под Свердловском зенитный ракетный комплекс С-75, способный пресекать излишнее любопытство авиаразведки. И отрадно прочитать сообщение ИТАР-ТАСС о том, что в Совете Федерации считают необходимым создание в России национальной операционной системы, независимой от зарубежной инфраструктуры.

Такую позицию вчера, 23 апреля 2014 года, озвучил на интернет-форуме РИФ+КИБ секретарь комиссии верхней палаты парламента по развитию информационного общества Александр Шепилов. По его словам, после временного прекращения работы зарубежных платёжных систем с несколькими российскими банками “запрос на обеспечение цифрового суверенитета и обеспечения бесперебойного функционирования критической инфраструктуры стал ещё более жёстким”.

“Нам стоит подумать над созданием собственной полноценной операционной системы российского производства”, — продолжил Александр Шепилов. Он напомнил, что создание национальной программной платформы, которую в СМИ называли “русской Windows”, было заявлено в госпрограмме “Информационное общество”, однако проект остался на уровне пилотных разработок. “Сейчас самое время для того, чтобы наверстать упущенное в этой области”, — полагает Шепилов.

Ну а для «цифрового суверенитета» жизненно нужна не столь зрелищная, как ракетный залп, национальная операционная система.
Ну а для «цифрового суверенитета» жизненно нужна не столь зрелищная, как ракетный залп, национальная операционная система.

И в этом хочется полностью согласиться с молодым политиком. Он, кстати, весьма здраво считает, что «очень небыстрый» путь до национальной операционной системы “требует значительных инвестиций”, и предполагает, что сначала необходимо создать ОС с небольшим функционалом для узкого применения, а затем постепенно её совершенствовать. Вполне реалистичный подход!

Хотелось бы, правда, чтобы общество поняло: «жареный петух» уже клюнул. Отсутствие «цифрового суверенитета» означает ни больше ни меньше как «цифровую уязвимость». Да, проявляющуюся пока на уровне судеб и мечтаний маленьких людей: виноградничек — это же вполне полноценная замена крыжовнику русской классической литературы. Но, может, не стоит ждать «кибернетического Пёрл-Харбора», как любят говорить янки? И, может быть, коль скоро у государства есть солидные золотовалютные резервы, стоит вложить часть их в поддержку национальной ИТ-отрасли? Это и обеспечит в среднесрочной перспективе «цифровой суверенитет», и позволит поддержать необходимый в краткосрочной перспективе внутренний спрос…