Если судить по сегодняшнему поведению русского фондового рынка, можно предположить наступление конца света:

297_1

Я сознательно использую график фьючерса на индекс РТС, поскольку в нём к истерическому обвалу отечественного рынка в целом добавился ещё и иррациональный ужас, связанный с ожиданием якобы неминуемой кончины русского рубля.

Признаюсь, картина, которую мы могли сегодня наблюдать, обескураживала даже горше, чем бесхребетное поведение рынка в день открытия сочинской Олимпиады («7 февраля 2014 года – день истины, определивший вектор самосовершенствования»): такого саморазрушающего и испепеляющего нигилизма, граничащего с прямо-таки физиологической ненавистью участников рынка к самим себе, представить невозможно. Во всяком случае за 20 лет, проведённых на фондовых рынках, я нечто подобное наблюдал лишь дважды – 11 сентября 2001 года и 6 октября 2008-го.

Однако тогда в Америке в одном случае произошла Катастрофа, не только унёсшая тысячи жизней, но и изменившая весь миропорядок на десятилетия вперёд, а во втором – обрушилась вся финансовая система западного мира. Сегодня ни в России, ни в остальном мире не случилось ровным счётом ничего неожиданного, тем более – выдающегося, однако же русский рынок предпочёл самоуничтожиться – уже пятый раз за неполные два месяца (6 января, 23 января, 29 января, 3 февраля и сегодня – 19 февраля)!

Как бы там ни было, но ситуация, на мой взгляд, сегодня складывается совершенно патологическая и – главное! – не адекватная объективным обстоятельствам, поэтому считаю своим долгом в очередной раз (и буду поступать так снова и снова – столько раз, сколько потребуется для вправления мозгов соотечественникам) проанализировать сложившуюся в мировой (и российской) экономике и политике ситуацию с целью демонстрации абсолютной иррациональности страхов, которые толкают страну на ровном месте к экономической катастрофе.

Сначала – результаты торгов на российском фондовом рынке 19 февраля 2014 года. Индекс ММВБ обвалился на 1,379%, а индекс РТС – на 2,99%.

Теперь внешний фон: цена на нефть марки Brent – $110,306 за баррель, что соответствует зоне годового максимума ($117,74 продемонстрировано аж 18 февраля 2013 года). Начинаю с нефти, потому что она – основа всей российской экономики, её кровь, лимфа и, похоже, все остальные физиологические жидкости тоже.

Может быть, что-то ужасное случилось на торговых площадках мира? Биржи Тихоокеанского региона в целом на подъёме: Япония — -0,5% (лёгкая коррекция после ошеломительного спурта), Китай — +1,1%, Австралия — +0,29%, Гонконг — +0,34%, Индия — +0,43%. Фондовые рынки Западной Европы нейтральны: Великобритания — -0,11%, Германия — -0,08%, Франция — +0,21%.

Взглянем теперь на главного манипулятора российским фондовым рынком (да и всей экономики в целом) – Соединённые Штаты. Накануне три дня подряд американский рынок рос, сегодня фьючерсы были на отрицательной территории, однако сразу после открытия ситуация исправилась и рост продолжился (на момент написания статьи — +0,33%). Перспективы у американского рынка восхитительные, что особенно заметно по квартальной отчётности ИТ-сектора (об этом мы поговорим отдельно в одной из ближайших колонок): индекс Nasdaq, который принято ассоциировать с высокими технологиями, находится сейчас на самом высоком уровне с момента схлопывания пузыря доткомов в марте 2000 года и вплотную приблизился к рекордным показателям:

297_2

Остаются три фактора: пресловутый уход иностранного капитала с рынков развивающихся стран (в первую очередь из BRICS), обесценивание рубля и украинский политический фактор. Олимпиаду мы вынужденно списываем со счётов как, увы, печальный и бесполезный non-event.

Начну с конца. Я убеждён, что сегодня Украина переживает одну из самых драматичных страниц своей истории, и не сомневаюсь, что события февраля войдут во все школьные учебники этой страны. Проблема, однако, в том, что Евромайдан как фактор российской экономики – это ещё больший non-event, чем сочинская Олимпиада. Не случайно биржевые слухи вертятся не вокруг политического противостояния (и событий в Киеве), а вокруг обязательств РФ по выкупу украинского суверенного долга (еврооблигаций) на сумму в $2 млрд. Делается это в рамках договорённостей, достигнутых 17 декабря 2013 года и предусматривающих финансовую помощь в сумме $15 млрд (плюс скидки на поставку газа).

Можно долго анализировать эти 2 долларовых миллиарда, которые как бы уходят из внутреннего оборота, и доказывать, что эта сумма — абсолютный non-event на фоне как ежедневных валютных интервенций ЦБ РФ, так и валютных запасов нашей страны. Я, тем не менее, этого делать не буду по той простой причине, что выкуп украинских еврооблигаций – это плановое событие, давным-давно переваренное и дисконтированное рынком. Следовательно, это событие не могло повлиять на обвал рынка 19 февраля.

Обесценивание рубля. Этот фактор подаётся едва ли не как ключевой для объяснения непропорционального крушения индекса РТС (относительно ММВБ). Биржа, конечно, всегда и везде в мире проявляет себя как тупое, глупое, стадное животное, склонное к гипертрофированным реакциям, страдающим недальновидностью. Если рассматривать события под этим углом, то обвал рынка 19 февраля – это хрестоматийный пример той самой тупой недальновидности, поскольку и в среднесрочной, и в долгосрочной перспективе плавное снижение курса национальной валюты в стране с практически уничтоженной экономикой является абсолютным благом, стимулирующим развитие этой экономики и тем самым благотворно влияющим в том числе и на национальный фондовый рынок.

Проблема с рублём, однако, не в том, что он за последний год девальвировал почти на 19% (с 30 до 35,7 за доллар), и не в том, что в середине декабря произошло ускорение обесценивания национальной валюты (с 32,5 до 35,7), а в том, что эти процессы носят предельно плановый характер. Иными словами, ЦБ не просто контролирует ситуацию на все сто процентов и обладает всеми необходимыми средствами для того, чтобы в любую секунду – было бы желание! – скорректировать курс хоть до 25 рублей за доллар (или, наоборот, до 40), но ещё и реализует плавную девальвацию, что называется, «на противоходе», потому что уже в ближайшие дни образуется колоссальный естественный (без всякого искусственного стимулирования со стороны ЦБ) спрос на рубли в связи с приближением годовых налоговых выплат всеми предприятиями.

Последний потенциальный фактор рациональной природы для объяснения обвала российского рынка – уход иностранного капитала с рынков развивающихся стран, обусловленный качественным улучшением экономической конъюнктуры в развитых странах Запада. Начну с общей патологии всей ситуации, когда «счастье» и экономическое процветание стран BRICS увязывается со знаком минус с положительными тенденциями в странах, выполняющих функцию финансового донора. Ситуация такова, что её можно описать как catch 22 (или lose-lose): если дела в США и ЕС идут хорошо, то для BRICS это плохо, потому что свободные капиталы репатриируются и покидают фондовые рынки развивающихся стран; если дела в США и ЕС идут плохо, то для BRICS это тоже плохо, потому что Запад – это главный рынок сбыта: что для русского газа, что для китайских товаров.

Резонно возникает вопрос: а бывает ли BRICS вообще когда-нибудь хорошо? Или – иначе: что нужно сделать Западу, чтобы BRICS стало хорошо? Вопрос риторический (Западу нужно самоуничтожиться 🙂 ).

На самом деле два абзаца выше – это чушь собачья, отражающая не реальное положение дел в мировой экономике, а патологические фантазмы и фобии, которыми питаются фондовые рынки развивающихся стран.

Прежде чем перейти к заключительным выводам, предлагаю для сравнения несколько графиков. Вот фондовый рынок Бразилии за последнее 10-летие:

Bovespa

Вот – Индия:

BSE

Вот – Китай:

Shanghai

Вот – Россия:

MMVB

Иногда очень полезно наблюдать за явлениями с высоты птичьего полёта. Это помогает избавляться от комплексов уникальности и иллюзий. Итак, мы подошли к самому главному: никакой особой пессимистичности у российского фондового рынка нет и быть не может! Все биржи стран BRICS рисуют почти зеркальную картинку (за небольшим исключением Индии, которая демонстрирует известную долю самостоятельности). Для того чтобы понять, что же всё-таки у нас не так, нужно сравнить наши графики с биржевым графиком страны, которая и создала экономический кризис в 2008 году, от коего страны BRICS до сих пор – 6 лет спустя! – всё никак не могут оправиться:

SP500

Глядя на график индекса S&P 500, понимаешь, что Америка уже и не помнит, как кризис 2008 года выглядел: все потери с лихвой компенсированы, а в перспективе – дальнейший экономический рост и процветание.

Какой вывод можно сделать из сказанного? Во-первых, об истинной причине упадочнических настроений на российском фондовом рынке (и во всей экономики). Разумеется, фактор национального пессимизма присутствует, и мне было важно подчеркнуть именно этот аспект негативизма. Есть, однако, и что-то гораздо большее – комплекс неполноценности, который российский рынок испытывает по отношению к западному в такой же мере, что и китайский, бразильский и т. д.

Откуда берётся эта инфериорность? В первую очередь, на мой взгляд, от совершенно убогого уровня жизни в BRICS по сравнению с Западом. Во-вторых, это глубокая зависимость экономик России и других стран BRICS от западного спроса. Создаётся впечатление, что страны этой группы не видят будущего за рамками чужих рынков сбыта. Не купят наш газ в Германии – России кирдык! Не купят «Айфоны» в Америке – Китаю кирдык!

Есть ли выход? Безусловно: задушить в себе комплекс неполноценности и развивать внутренние рынки. Чем, кстати, успешнее других занимается сегодня Индия. Китай тоже старается не отставать. И одна лишь Россия позади планеты всей.

Однако нужно же когда-то начинать. Полагаю, сегодня – самый удобный момент, потому что именно со слабой национальной валюты начинается оживление и (дай бог!) возрождение национальной экономики!