Интересная, должно быть, работа — определять нормы прожиточного минимума для сограждан.

Так и видятся батальоны служащих, которые на себе проверяют, каково это — существовать на пять тысяч в месяц. Или на пять с половиной. Или в натуральном выражении: столько-то граммов в день мяса, столько-то — рыбы, столько-то — сыра.

Изумляет точность определения: к примеру, пенсионерам Воронежской губернии требуется двести яиц в год, а детям той же губернии — двести одно (по региональному “Закону о потребительской корзине”). Как умудрились рассчитать разницу в единственное яичко, к каким методам прибегали, трудно даже вообразить. Надеюсь на реальные опыты. Но одновременно и сомневаюсь.

Пожалуй, кое-где (но не в нашем районе) расчёт потребительской корзины есть политика, и считают её, потребительскую корзину, предварительно трижды спросив: «Чего изволите?» Однако есть области, где точное знание корзины необходимо жизненно, и промахи, методические ли, политические или просто lapsus manus, буквально смертельны. Так, гибель антарктической экспедиции Скотта во многом произошла из-за неправильно рассчитанного рациона. Полярникам не хватало калорий, как следствие — тепла изнутри. Антарктические экспедиции ладно, сегодня актуальность их для России невелика. Но армия, флот? И, даже рассчитав по науке, сколько белков жиров и углеводов нужно танкисту или лётчику, как учесть небоевые потери пропитания, которые могут составлять и пять, и пятьдесят пять процентов? Надеяться на солдатскую смекалку? Но если гарнизон расположен вдали от продовольственных магазинов, курятников и огородов мирных обывателей, а флот демонстрирует флаг по ту сторону экватора?

Об армейском снабжении есть кому подумать. Толпы. А вот о межпланетных перелётах… На орбите ещё ничего, хотя и там случались перебои с продовольствием. Встречались упоминания о «недовложениях» и просто исчезновениях грузов из «Прогрессов» — впрочем, упоминания неофициальные. Но если на пути к Марсу вдруг окажется, что мяса катастрофически не хватает (то ли протухло, как в экспедиции Седова, то ли попорчено керосином, как в экспедиции Папанина), — тут как быть? Ни самолёт, ни верный «Прогресс» не помогут.

Игры в полеты на Марс — они и есть игры. Не представляю, какая страна отправит своего гражданина на Марс без обратного билета. Вру. Представляю. Одна сразу пришла на ум. Правда, возможностей для подобного полёта у неё пока нет. Играя, главное не заиграться. И получить пусть игровые, но результаты. Посчитать, что человеку нужно всерьёз, по-настоящему. Учитывая, что каждый килограмм груза на борту межпланетного корабля будет на строжайшем учёте.

И тут вспоминается Диоген Синопский, старавшийся минимизировать расходы задолго до эпохи Циолковского. Суточный рацион свёл к минимуму, в одежде был неприхотлив, жил в керамической капсуле, винном пифосе (запах вина заменял само вино), для удовлетворения запросов в тепле использовал солнечную энергию. Идеальная кандидатура для полёта на Марс — если бы лететь нужно было одному. Да и в компании… В коллективе должен быть и свой грубиян, любитель резать правду-матку. Если вокруг все вежливы до приторности, недалеко и до беды.

Как-то попалась мне дореволюционная реклама магазина, продающего «товары необходимые, комфортные и роскошь». Решил, что необходимое — бутерброд с маргарином, комфорт — бутерброд с натуральным вологодским маслом, а роскошь — бутерброд с осетровой икрой, надкушенный и оставленный засыхать. Продвигаться от прожиточного минимума к роскоши приятно. Поднимешься лишь на ладонь от привычного уровня — и сердце наполняется гордостью за себя. Дело даже не в вологодском масле, главное — динамика развития. Подъём красит человека. А вот от роскоши к необходимому спускаться тяжело. Не раз читал о мультимиллионерах, разорившихся в прах. После подведения итогов на всё про всё у них оставался какой-то миллион или около того. Не выдерживали. Убивали семьи, а потом и себя. Притом что оставшегося вполне хватало для жизни обыкновенной, с маргарином и даже с маслом. Нет, не хотели.

Возможно, в этом и секрет падения интереса к межпланетным путешествиям. Советский человек пятидесятых и начала шестидесятых годов был ограничен и в комфорте, а тем более в роскоши. Особенно человек сельский, взросление которого пришлось на военное и раннее послевоенное время. Претерпеть лишения неделю–другую полёта для него было не трудно. Да и были ли то лишения для молодого, здорового, бодрого парня? Журналисты расписывали всякие вкусные вещи, которые полагались космонавтам в полёте, хитрые приспособления. Отсутствие ватерклозетов в кабинах «Востоков» и «Союзов»? Но тогда ватерклозеты отсутствовали во многих земных домах. Помнится, в семидесятые встречалось упоминание, что более половины сельских больниц не оборудовано канализацией.

Сегодня с удобствами получше — и в городах, и на орбитах. Но и запросы выросли многажды. Вот и падает конкурс в отряды космонавтов и астронавтов. Работа трудная, опасная. Перспективы неясны. А уж лететь далеко-далеко… Непременно нужен комфорт и, быть может, роскошь. Хотя бы по воскресеньям. А современные двигатели того не позволяют. Тяга маловата. Если не будут созданы новые двигатели, способные вывести на орбиту и комфорт, и роскошь, то в лучшем случае пилотируемая космонавтика будет продвигаться крохотными шажками вперёд, а в худшем — захиреет.

Пришла пора искать последователей Диогена Синопского в российских губерниях и американских штатах. Но мало их, мало. Ведь и сам Диоген бродил по городу днём с огнём в поисках единомышленника. Это, полагаю, миф: не стал бы он тратить напрасно источник искусственного освещения, да ещё в солнечный день. Подобное расточительство противоречило бы всем его принципам.

Или у него были разные принципы — одни для публики, другие для себя лично? Не стоит забывать, что в молодости Диоген был менялой, денежным воротилой, и занимался порчей монет: обрезал края или даже чеканил фальшивые деньги. Занимались этим, верно, многие, и попадался не он один, но вот обернуть падение себе на пользу удаётся редко.

Есть вероятность, что в освоении космоса будут доминировать страны, где ещё остались сельские пареньки «а — небалованные, бэ — добровольцы, цэ — чтобы согласились жить в общежитии, дэ — на сто двадцать рублей».

Потому в марсианской гонке ставлю на Китай.