На затравку предлагаю распечатать интеллектуальную неделю обсуждением очень интересного признания, сделанного видным австралийским блогером Мартином Прибблом. «Видность» Приббла я определяю исключительно по резонансу его постов, которые с лёгкостью пересекают Тихий океан для возбуждения интеллектуальных кругов Сиэтла и Сан-Франциско (разумеется, благодаря последнему прибежищу американского интеллектуализма – Slate).

Резонанс и популярность Приббла для меня важны в данном случае потому, что наши взгляды расходятся практически по всем направлениям. Можно даже сказать, что австралийский блогер, проявляющий интерес к научному скептицизму, вопросам религии и политики, обитает по ту сторону идеологических баррикад. Что нисколько не умаляет важности его откровений для моего личного дискурса.

Итак, Мартин Приббл опубликовал пост, озаглавленный «Покидая племя» и имеющий подзаголовок «Почему я больше не являюсь членом онлайн-сообщества атеистов». Из текста мы узнаем, что на протяжении пяти лет Мартин считал себя «атеистом-активистом», который яростно вёл форумные баталии, отстаивая идеалы святого безбожия: «Я троллил теистов в “Фейсбуке” и “Твиттере”, доказывая им ошибочность их мнения. Я их высмеивал за нерациональные убеждения. Я анализировал и придирался к их высказываниям, демонстрировал их ошибки и объяснял их причину, а когда не оставалось другого выхода – издевался над ними в тщетной надежде склонить оппонентов к более рациональному взгляду на мир и вселенную. Иногда это доставляло огромное удовольствие».

156_1

Больше всего Мартина Приббла возмущала «женская логика» в религиозных суждениях и убеждениях: «Теисты делают нелепые заявления, ссылаясь в качестве доказательства на книги, из которых сами эти заявления были заимствованы».

Однако в какой-то момент Мартин Приббл утомился воевать: «Все эти пикировки не дают ничего, кроме чувства превосходства над человеком, делающим нелепые заявления, поскольку не могут изменить его взгляды, тем более что из дискуссии он выходит с чувством глубокого удовлетворения от того, что “все атеисты неприятны в общении”. Вера преодолевает знание и истину во всех ситуациях, поэтому спорить с теистом – все равно что биться головой о каменную стену: лоб расшибёшь, а ничего не добьёшься».

Отказавшись от дальнейшего противостояния, Мартин Приббл пытается осмыслить причину теистического упрямства, сбрасывает шоры виртуального бытия – и его взору открывается причудливая реальность риаллайфа: «Атеисты и неверующие составляют такую ничтожную часть населения нашей Земли, что у нас нет ни малейшей надежды изменить этот мир самостоятельно, особенно когда главным оружием служит крик на человека, с которым мы не соглашаемся».

А вот это уже интересно! Оглядываясь на пятилетний опыт боевых действий в виртуальном пространстве, Мартин Приббл вынужден констатировать, что атака ad personam – едва ли не самый популярный вариант форумного общения: «Интернет-сообщества очень часто являются обителью мышления типа “Мы против них”».

Далее в статье австралийский «носитель истинного знания» много и нудно говорит о том, что его уход из «атеистов-активистов» вовсе не означает отказа от материалистических убеждений, о том, что сегодня как никогда раньше важно продолжить борьбу с мракобесием, отравляющим жизнь человечества, и т. д. Мне, признаюсь, было странно слышать эту агитацию из уст человека, который минутой ранее признал ничтожность рати своих единомышленников в сравнении с числом тех, кто разделяет в той или иной мере идеалистические представления о нашем мире.

Я вовсе не собираюсь вступать в дискуссию по теме, волнующей Приббла, – хотя бы потому, что диалог атеиста с теистом мне представляется эдаким состязанием в подводном плавании с рыбами: как можно что-то говорить, что-то доказывать и что-то отстаивать, если у одних есть жабры, а у других их нет? Не это, однако, главное. В публикации австралийского блогера меня заинтересовал совершенно иной аспект, а именно представление о виртуальном пространстве как о цифровом поле брани!

Я давно хожу кругами вокруг этой метафоры, однако мне не хватало прямого свидетельства из уст человека, желательно не разделяющего моей картины мира. И Мартин Приббл мне такое свидетельство предоставил. Далее я изложу собственное видение ситуации, после чего с удовольствием выслушаю мнения читателей.

Интернет можно условно разделить на два семантических пространства: информационное поле и коммуникативная среда. Информационный аспект лежит на поверхности, ценен, благороден и не требует никакой апологии. Зато ценность интернета как коммуникативного поля вызывает у меня очень большие сомнения. Начнём с того, что на феноменальном уровне общение в интернете – это однозначно замещающая сублимация. Сублимация общения реального. Люди не только компенсируют недостаток контакта с живыми людьми в своей жизни, но и заменяют контактами в интернете живое общение.

Речь идёт не о поверхностном «проходил мимо, столкнулся нос к носу, продолжил движение», а именно об общении – то есть обмене информацией, подкреплённом эмоциональным контактом. Поскольку в интернете нет и не может быть в принципе никакого эмоционального контакта, его приходится выдумывать или сублимировать. И здесь, на мой взгляд, порыта главная собака.

На примитивном уровне дополнение информационного обмена эмоциональным контактом (= человеческое общение) в интернете осуществляется с помощью эмотиконов («смайликов»), «лайков», голосований «за» и «против» и т. п. паллиативных мер. На более продвинутом уровне дефицит эмоционального контакта (вернее – полное его отсутствие) компенсируется формированием совместных «зон интересов», «идеологически однородных пространств» и поляризации на всех уровнях (от реплик в отдельной форумной ветке до создания «команд», объединённых общей идеей, задачей, пафосом и т. д.).

Теперь – моя главная мысль: поскольку любые формы эмоционального контакта в интернете являются иллюзией, они рано или поздно неизбежно приводят к конфронтациям. Общение в интернете – это душевный (и как следствие – духовный) Голем, поэтому невротическая агрессия имманентна его природе! Из-за недостатка (вернее, опять же – полного отсутствия) настоящего эмоционального компонента общения в интернете рано или поздно случается нервный срыв, формируется мышление «мы против них», а троллинг становится ключевым мотивом пребывания в сети.

Подавляющее большинство людей, отправляющихся в интернет не за информацией (первая составляющая), а за общением (вторая), уходят туда воевать. Коммуникация в интернете – это война, вернее, её сублимация, потому как никому воевать по-настоящему (с ножами и пулемётами) не хочется. В интернет ходят снимать стресс риаллайфа, примерно как раньше «ходили в семью» для того, чтобы срывать на ней унижения, которые приходилось терпеть во внешней среде (как вы думаете, зачем крепостной крестьянин месил по вечерам свою жену и детей? Затем, что часом ранее об него вытирал ноги родной барин).

Идею эту можно развивать и дальше – едва ли не до бесконечности, однако мы здесь остановимся, потому как cum principia negante non est disputandum и чует моё сердце, что возражений против исходного постулата и без того будет много :-).