Об информационных инструментах, заменяющих деньги, и дореволюционный гимназист, и советский школьник узнавали в самом начале периода запойного чтения, с первых страниц «Трёх мушкетёров». Тех, где выяснялось, что же украли у побитого д’Артаньяна – испанские боны или боны на получение денег из личного казначейства Его Величества… Ну а сегодня замену банкнот выводит на рынок глобальный поисковик Google: он предложил потребителю пластиковую дебетовую карту Google Wallet Card; событие весьма важное и для делового мира, и для мира технологий.

Демонстрационная Google Wallet Card выписана на Ларри Пейджа
Демонстрационная Google Wallet Card выписана на Ларри Пейджа.

На первый взгляд — ничего особенного. Классическая дебетовая карта. Пластиковая. Точно такая же, по сути, как те, через которые получают зарплаты, пенсии и стипендии бюджетники, бабушки и студенты в российском Нечерноземье. Та, которую в обиходе зовут кредиткой. Что, кстати, абсолютно неправильно: подавляющее большинство карточек, ныне гуляющих и по России и по Европе, именно дебетовые. Связанные с каким-то депозитом, находящемся в том или ином финансовом учреждении, и позволяющие проводить безналичные операции.

То есть дебетовая карта — некий распределённый кошелёк. Можно сказать — кошелёк сетевой. Для начала её функционирования у вас должны появиться деньги, которые вы — или работодатель, или Пенсионный фонд — размещаете в финансовом учреждении. Это аналог денег, старательно спрятанных в комоде под бельём. (Старинный советский способ хранения купюр между страниц вышел из употреблением вместе с книгами…) Деньги там — в относительной безопасности; в квартиру, конечно, может влезть домушник, а финансовое учреждение — разделить участь банка «Пушкино» и «Мастера», но это частности.

Однако деньги же предназначены вами не для тезаврации, превращения в клад. И банкноты — которые сами есть замена настоящих, металлических денег — для этого не подходят. И повседневные нужды — требуют оплаты… А для неё деньги необходимо перевести в удобную для расчётов форму – то есть переложить их в кошелёк. Но при этом резко снижается их защищённость. Умелые щипачи-карманники… Незатейливые гопники-наркоманы… Да и просто положить кошелёк мимо сумочки некоторые норовят… Поэтому с давних времён человека заботило, как совместить гибкость платежей с безопасностью.

Для этого были выдуманы платежи безналичные. Античные трапезиты, средневековые тамплиеры, раскулаченные французской короной, и чуть более поздние златокузнецы с менялами, из которых выросли современные банки, принимая деньги на хранение, одновременно начали осуществлять и расчётные операции с помощью тогдашних информационных технологий, а именно — писем. Безусловно, было это медленно и относительно дорого, но все же куда надёжнее и безопаснее, чем вести наличное золото мимо алжирских пиратов или германских разбойников…

И такие технологии продержались до ранних этапов информационной технологической революции. Да, появлялись чековые книжки — стандартный формат безналичных платежей. Да, банки ещё в позапрошлом веке начали совершать переводы по телеграфу. Но всё равно скорость безналичных операций была не слишком высока, а стоимость транзакции, единичного перевода, делала малорентабельными платежи повседневные. (Пожалуйста, не надо писать в комментариях, что, мол, деньги в советских банках переводились за один день, а нынешние переводы тянутся много дольше: это не проблемы технологии…)

Важным этапом в переходе повседневных платежей на безналичную основу стало основание в 1950 году первой независимой «карточной» компании Diners Club. Согласно анекдоту, один из её основателей финансист Фрэнк Макнамара (Frank X. McNamara) пришёл к мысли об этом бизнесе, попав в неудобную ситуацию в нью-йоркском ресторане. Забыв бумажник в другом пиджаке, он не смог расплатиться за обед. И вот тут-то он решил основать клуб ресторанных завсегдатаев, члены которого могли бы спокойно обедать, не думая, сколько у них наличных.

Для этого было достаточно лишь предъявить клубную карту. По ней открывался кредит, поручителем по которому выступал Diners Club. Счёт за все обеды едок получал раз в месяц и оплачивал в течение пары недель. Выгоды — обоюдны. «Жрецы» не таскают бумажники. Трактирщики — «наращивают средний чек»: человек же не соотносит стоимость заказа с тем, что у него в кармане, да и риски кредитования берёт на себя клуб. Так что к концу 1950 года у Diners Club было уже 20 тысяч клиентов и 295 ресторанов, работающих с системой.

В индустриальном обществе кредитки были бумажными, и идентифицировались подписью
В индустриальном обществе кредитки были бумажными, и идентифицировались подписью.

Конечно, все это очень далеко от нынешнего состояния дел. Карта была бумажной. Кредит – сродни тому, что от века представлял постоянному посетителю содержатель харчевни и лавки. Расчёты были редки и совершались традиционными чеками. Клиенты — довольно состоятельные люди, что обусловливало первоначально клубный способ их привлечения. Но избавить потребителя от ношения наличных, а продавца — от рисков кредитования было идеей, из которой вырос многомиллиардный бизнес.

Однако обратим внимание: информационные технологии 1950 года не давали возможности осуществить идею дебетовых карт. Конечно, у любого поедателя клубных обедов хватало долларов на счетах для их оплаты. Но вот инструмента, позволяющего быстро и с минимальными издержками перевести их с его счета на счёт ресторатора, просто не существовало. Эмуляцией таких инструментов выступал краткосрочный кредит, предоставляемый ресторатором, а карточка означала лишь подтверждение его платёжеспособности и принятие Diners Club на себя рисков.

По такому же принципу работали и пластиковые (химия на месте не стояла) карты, выпущенные продавцами нефтепродуктов. Они вынужденно были кредитными: бензозаправки предоставляли топливо потребителю в долг, который погашался раз в месяц – чеком или (реже) наличными. Дальше добавлялись услуги: например, с 1967 года можно было получить наличные в банкомате Barclays Bank. С 1972-го кредитные карты стали у Lloyds онлайново идентифицировать с помощью магнитной полоски. Но все это были кредитные, а не расчётные инструменты.

Первую дебетовую карту выпустили лишь в 1978 году. Это сделал First National Bank (Сиэтл). Лишь тогда, в эпоху зрелых мейнфреймов System/370 и развитых мини-ЭВМ с разветвлённой сетью терминальных станций, появилась возможность проводить персональные безналичные платежи в реальном времени. А ведь для этого нужно идентифицировать карточку с помощью магнитной полоски (а позднее – микросхемы), идентифицировать владельца по PIN-коду, связаться с его банком, проверить наличие денег у него на счёте, перевести их на счёт продавца, сформировать финансовую отчётность по данной операции.

Привычно — да, мы это делаем сейчас постоянно. Но технология дала такую возможность лишь через десяток лет после того, как компьютеры привели корабли землян к Луне. А ещё через двадцать лет, в 1998 году, бумажная «Компьютерра» была уже журналом с биографией; платежи по дебетовым картам превысили расчёты по чекам. Такое положение дел сохраняется и сейчас. Так в чем же новизна выпуска дебетовой карты Google Wallet Card?

Прежде всего это её история. Ей ведь предшествовала функционирующая с весны 2011 года онлайновая Google Wallet (“Гугл-кошелёк”), устанавливающаяся в андрофоны, с помощью которой можно расплачиваться в офлайновых магазинах. Конечно, если в смартфоне есть NFC-микросхема… Система эта пришла в деловой мир путём диаметрально противоположным эволюции пластиковых карт — чисто со стороны технологий. Это — чистый посредник между «карточным» счётом пользователя и продавцом, но посредник для нас бесплатный, снижающий издержки обращения.

720p-google-wallet3

Благодаря сервису Google Checkout платёжная система Google Wallet является одной из самых безопасных в мире. Дело в том, что при пользовании ею продавец не видит реквизитов вашей кредитки, расчёты идут именно с Google. Кроме того, система сама, автоматически, отслеживает прохождение платежей и исполнение заказов, ведёт рейтинг продавцов, согласно своей Chargeback Resolution policy предоставляет потребителю режим наибольшего благоприятствования, то есть возврат платежей.

Мы вначале вспоминали испанские боны д‘Артаньяна — платёжные инструменты, выпущенные самой могущественной в тот момент мировой державой. Так Google — сверхдержава киберпространства. Именно у неё больше всего информации и о мире офлайновом (подозреваю, больше, чем у кибертихушников из АНБ). И отследить сетевых злоумышленников, отсечь их от электронной торговли, ей проще, чем любому другому. Боны же (хоть и воображаемые) у гасконца похищали… Так что безопасность электронных платежей чрезвычайно важна, и тут она максимальна.

И вот на этом прочном, хоть и невидимо-онлайновом фундаменте Google и начинает отображать свою кибернетическую мощь на мир физических финансов – выпустив классическую дебетовую карту Google Wallet Card. Правда, пока только для жителей США… Депозитом для неё, из которого осуществляются платежи, являются средства в киберкошельке Google Wallet, то есть «пластику» предшествуют ещё более абстрактные интернет-деньги. Процессинговая сеть тождественна таковой у Mastercard: везде, где берут «Мастер-карту», возьмут и карту «Гугл-кошелька». Но последняя обеспечит и дополнительный уровень безопасности!

А кроме того, может быть гарантирована защита и от недобросовестного продавца. Скажем, двадцать тысяч членов «Обеденного клуба» могли узнать три сотни кормивших их в кредит ресторанов с помощью обычных методов коммуникации того времени. И — быть уверенными, что ни в одном из них им не подадут вместо седла молодого барашка вырезку из престарелой Canis familiaris. А выделить поставщиков «серого» товара среди множества субъектов нынешней экономики много сложней. И, видимо, методы защиты «Гугл-кошелька» перейдут и на пластмассу. (Не трудно же, пустив боты, узнать, чьи рассерженные покупатели пишут максимум рекламаций…)

Для клиентов Google Wallet Card совершенно бесплатна; её и пришлют, и обслуживать будут без дополнительной комиссии. Причём не из благотворительности: данные о покупках будут храниться в базах Google и использоваться для «нацеливания» рекламы на потребителя. А учитывая объём сведений, которыми поисковик уже обладает, да современные технологии извлечения из них полезных знаний, можно предсказать дальнейшее повышение эффективности интернет-рекламы и вытеснение ею рекламы обычной.

Насколько новый продукт будет рентабелен — покажет лишь время. Писали, скажем, что Ларри Пейдж — на кого выписана образцово-показательная демонстрационная карта выше — считал «гугл-пластик» недостаточно инновационным; в мае 2013-го вообще доминировало мнение, что пластиковой карты выпускать не будут. Но – главное, последний вывод: корпорации мира информационных технологий уже настолько велики и могущественны, что начинают обратную экспансию, из киберпространства в физический мир!