В минувшую субботу палата представителей США приняла две поправки, в очередной раз притормозившие реализацию “Закона о доступном здравоохранении” (Affordable Care Act), прозванного в народе «Обамакэром» (Obmacare) – в честь главного своего апологета.

«Обамакэр» был формально утвержден народными избранниками в 2010 году и с пор тщетно пытается закрепиться. Было бы ошибочным полагать, что противодействие реформе здравоохранения «по-обамовски» оказывает лишь республиканское крыло власти. В реальности у Закона столько изъянов, что сложнее как раз понять, как его вообще удалось продавить в конгрессе. Как бы там ни было, каждый год при подготовке бюджета республиканцы предпринимают энергичную атаку на урезание финансирования по направлениями, предусмотренным Affordable Care Act, а демократы им противоборствуют, используя тактику выворачивания рук, торга и шантажа. Всё как обычно – большая политика.

В этом году лобовое продавливание бюджета для исполнения «Обамакэра» у сторонников Барака Обамы не получилось: в воскресенье палата представителей, большинство в которой составляют республиканцы, приняла и передала сенату на утверждение две поправки к бюджету: первая предусматривает отсрочку введения реформы еще на год (результаты: 231 «за», 192 «против»), вторая полностью бессрочно отменяет налог на медицинское оборудование (248 «за», 174 «против»).

109_vote

Ситуация усугублялась ещё и тем, что во втором голосовании отмену налога поддержало 248 депутатов, тогда как республиканцев в палате представителей только 231. Иными словами, против одного из ключевых положений «Обамакэра» выступили ещё и 17 представителей партии президента – демократов.

Барак Обама и сенат, находящийся под контролем партии демократов, отказались утверждать поправки в понедельник, в результате чего федеральный бюджет не был принят в срок (1 октября) – и во вторник произошел government shutdown, техническая приостановка работы ведомств федеральной власти из-за отсутствия финансирования: 800 тысяч государственных служащих были отправлены в принудительный отпуск без предоставления содержания.

Последний раз подобная неприятная ситуация возникала 17 лет назад, когда администрация Билла Клинтона точно так же выкручивала руки республиканцам, проталкивая свою повестку дня, а республиканцы мстили, замораживая утверждение бюджета.

В первые два дня (вторник и среду) мировые финансовые рынки делали вид, что правительственный кризис в США их не касается, и реагировали разнонаправленно – в соответствии со своей внутренней повесткой дня. В четверг стало очевидно, что тактика выкручивания рук, к которой из года в год упрямо прибегают Барак Обама и партия демократов, не даёт быстрых результатов – и республиканцы, похоже, идут на принцип и отказываются утверждать бюджет в отрыве от «Обамакэра», поэтому рынки занервничали и стали потихоньку обваливаться. Полагаю, что если в ближайшее время кто-то (не важно, кто – демократы или республиканцы) не прогнётся, на всех биржах планеты пройдет волна обвалов.

Такова общая канва политической коллизии, однако тема моего поста вовсе не ограничена ликбезом. В контексте технической приостановки работы ведомств федеральной власти меня заинтересовал вопрос так называемого прямого урона. Иными словами, захотелось посмотреть, кто больше всего пострадает от неспособности политиков договариваться между собой. Тут-то и вышел сюрприз, представляющий прямой интерес для профессиональной ориентации нашего портала: судя по всему, больше всех от «схлопывания правительства» пострадает (и уже страдает) айтишная братия!

И ещё одно важное обстоятельство: изучая цифры, обратил внимание, что ИТ как-то незаметно и тихо превратились из некогда модной и престижной сферы трудовой занятости чуть ли не в главную парию общества! То есть профессии, связанные с информационными технологиями (программный менеджер ИТ, менеджер ИТ-проектов, специалист по ИТ-безопасности, аналитик ИТ-систем, системный администратор, сетевой инженер, работник службы пользовательской поддержки и т. п.) не только сегодня лишены какого бы то ни было престижа, но и вообще подлежат первоочередному сокращению при малейшем намёке на кризис (не говоря уже о таких полноценных форс-мажорах, как «схлопывание правительства»).

Ситуация складывается и в самом деле парадоксальная. В 2010 году на службе федерального правительства состояло 75 900 работников ИТ-профиля. В конце 2012-го – почти 83 тысячи. Формально можно говорить о прогрессе (как-никак о добавлении более 7 тысяч новых рабочих мест). Однако этот рост отражает совершенно не те тенденции, что можно было предположить: просто Барак Обама анонсировал курс на отказ правительственных структур от аутсорсинга. То есть ИТ-задачи, которые раньше традиционно выполнялись за счёт контрактов с частными компаниями, предлагалось впредь решать собственными силами. Отсюда и дополнительный наём ИТ-работников. Главным архитектором подобной политики был CIO в администрации Обамы того времени (в период с 2009 по 2011 год) индус Вивек Кундра.

В марте 2013 года, как только начался секвестр правительственных расходов (результат прошлогоднего противостояния демократов и республиканцев), в первую очередь полетели «ИТ-головы»: к началу лета было сокращено уже 600 рабочих мест (с 83 000 до 82 400), однако это сокращение не явилось результатом какой-то одноразовой акции, а отражало устойчивую тенденцию.

109_jobs

Технически сокращение рабочих мест в ИТ-секторе связано, безусловно, с секвестром бюджета, однако есть и другая – гораздо более глубокая – тенденция: «консолидация инфраструктуры и сокращение размеров информационных центров», проводником чего, кстати, выступил всё тот же Вивек Кундра.

Разумеется, индийско-американский человек ничего сам не придумал: дополнительный наем ИТ-сотрудников объяснялся простой бережливостью (частные фирмы, работающие с правительством по ИТ-контрактам, слишком дорого брали за услуги), а сворачивание информационных центров отражает уже не только частные сложности американского правительства, но и глобальную тенденцию мировой экономики – перепроизводство ИТ!

Именно в этом перепроизводстве и зарыты все собаки, предопределившие и падение престижа и массовое снижение спроса на профессии, связанные с информационными технологиями. Знаете, кого сделали временными безработными в первые же минуты после «схлопывания правительства»? Не полицейских и не работников консульских отделов посольств, а представителей службы пользовательской поддержки. Если финансирование правительства не возобновится в ближайшее время, кандидатами на безработицу сразу же станут уже и менеджеры ИТ-проектов, программисты, аналитики ИТ-систем.

Кстати, мне бы очень не хотелось связывать даунгрейд информационных технологий исключительно с финансовыми кризисами. На мой взгляд, у этой проблемы гораздо более глубокие корни. В частности, думаю, речь идет о глобальной переоценке информационных запросов общества. В конце концов, компьютерные технологии – это инструмент не эвристики, а прикладной обработки. То есть подручное средство, призванное облегчить работу, а не генерировать новые идеи. Как-то жило ведь человечество без персональных компьютеров, смартфонов и планшетов и в 50-е, и в 60-е, и в 70-е, и в 80-е годы прошлого столетия – вполне технологичная эпоха с технологичными достижениями и замечательной эвристикой. Впрочем, это уже совсем другая тема (наверное, стоит к ней вернуться при оказии в будущем).