Сегодня у меня знаменательный день: с чувством великого облегчения ликвидировал аккаунт в “Фейсбуке”! Я прекрасно обходился без этого морока всю свою жизнь, поэтому держался до последнего. В апреле меня таки убедили в необходимости завести «страничку» у Марика Цукерберга, якобы полезную для налаживания связей и пропаганды идей.

Будучи человеком предельно пунктуальным и обстоятельным, я к начинанию отнёсся со всей серьёзностью, поэтому ежедневно обновлял «страничку», выкладывал линки на новые публикации, размещал комментарии на абстрактные темы, не вписывающиеся в формат «Голубятен» и корпоративно-биографических саг «Бизнес-журнала». Зачем я это делал – непонятно, потому что у меня есть портал sgolub.ru, а в нем – рубрика L’ecume du jour, специально придуманная для выхлопа тематического неформата (с завтрашнего дня я в неё как раз и вернусь). Впрочем, догадываюсь – зачем. Я просто не умею работать плохо. Мне всегда кажется, что если уж берёшься за дело (любое – от изучения языка до обустройства дачи), то нужно выполнять всё на совесть, с полной отдачей и до конца.

524_1

Сказать, что мне не нравилось общение на “Фейсбуке”, значит солгать самому себе. Очень даже нравилось, потому что общался я не с Мариком Цукербергом, а – по большей части – с любимыми, близкими, дорогими и интересными мне людьми. Мне нравилось радовать их новыми рассказами, делиться с ними идеями, показывать им фотографии. Нравилось вести беседы в топиках, которые отличались от обсуждения на форумах издательских порталов, как айва отличается от кизяка.

Я, конечно, понимаю, что не все люди воспринимают общение как априорно приятное времяпрепровождение (что в очень большой степени предполагает единомыслие и изначально доброжелательную установку). Кому-то требуется сцена для виртуальной фаллометрии и баталий, создающих иллюзию жизни (столь необходимую при дефиците ярких впечатлений в жизни реальной). Проблема, однако, в том, что я общаться не люблю в принципе, а диалоги меня интересуют исключительно как фон для генерации собственных мыслей и новых идей. Поэтому щекотать нервы на форумах мне надоело лет уж восемь назад (поначалу, как и всё новое, меня это развлекало: многие читатели помнят, а Лурк – так и не в состоянии забыть).

В этом отношении “Фейсбук” замечателен, поскольку концепция «френдов» и «лайков» априорно предполагает дружественность общения, настраивает на мирный лад и развивает в людях позитивное отношение к жизни. Всё вроде бы правильно.

А что же тогда неправильно? Почему я ушел из “Фейсбука”? Самым простым ответом могло бы стать вполне, кстати, искреннее и справедливое: «“Фейсбук” мешает мне работать». Он и в самом деле мешает, однако не потому, что постоянно отвлекает на ерунду, а потому, что подменяет поиск истины и эвристику установкой на доставление удовольствия окружающим.

Это очень опасное обстоятельство для творческого человека. Потому что человеку творящему желания нравиться и приносить окружающим удовольствие – похвальные сами по себе – мешают созидать новое! Это губительные желания, которые можно сравнить разве что с тотальным подчинением бизнеса сиюминутным интересам фондового рынка всякий раз, как этот бизнес утрачивает частный статус и превращается в публичную компанию. Да, денег от капитализации приходит много, однако платой за это дармовое финансирование становится практически в 10 случаев из 10 отказ от тактики и стратегии, которую диктует бизнесу реальный рынок. Вместо этого приходится постоянно ублажать акционеров, демонстрировать непрерывный рост прибыли – причем здесь и сейчас и, как правило, за счёт обрезания крыльев в долгосрочной перспективе.

524_2

Я бы покривил, однако, душой, если бы сказал, что ушел из “Фейсбука” в первую очередь из-за того, что он мешал мне работать. Фактор этот присутствовал, но не был столь уж важным для принятого решения. Как ни странно это звучит, но основная причина пребывает в той же плоскости, где и мое недавнее отвращение от Apple.

Под отвращением я вовсе не имею ввиду замену “Айфона” на “андрофон”. В конце концов, я с великим удовольствием продолжаю пользоваться и ноутбуком, и планшетом этой компании. Дело не в отказе и даже не в критике той или иной хардверной / софтверной реализации, а в окончательном размежевании на уровне идеологии.

В какой-то момент я понял, что концепция, определяющая отношение Apple к своим пользователям («Жри, хомячьё, то, что тебе дают, потому что мы лучше знаем, что тебе, хорьку, требуется»), стала до того мне омерзительной, что преимущества и достоинства её продуктов (реальные и очевидные!) просто перестали компенсировать отвращение, которое рождалось из постоянного диссонанса между моей бакунианской и глубоко свободолюбивой душой и оруэллианским тоталитаризмом монстра из Купертино.

Как следствие, Apple как идея, как компания, как объект восхищения и любви умерла для меня окончательно и бесповоротно минувшей весной. В наших отношениях остался лишь сухой и рациональный прагматизм: я выборочно пользуюсь техникой Apple лишь до тех пор, пока нахожу её объективно более функциональной (а не так, как раньше: потому что это именно техника Apple, отношение, разделяемое миллионной армией одурманенных фанатов). Лучше SGS4 на две головы, чем iPhone 5? Для меня вопрос совершенно риторический. Нет сегодня у Macbook Pro Retina конкурентов? Замечательно: буду и дальше пользоваться этим ноутбуком. Появится что-то лучшее у кого угодно (той же Dell) – поменяю в ту же минуту без малейшего сожаления.

С “Фейсбуком” внутренний конфликт тлел и вызревал у меня уже давно. Основатель компании Марк Цукерберг с первого дня обстоятельного знакомства с этим персонажем вызывал у меня почти физиологическое отвращение. Причем – всем: своей внешностью высокомерного наглого выскочки, своей системой ценностей, своим поведением, своими поступками, своим отношением к окружающим, и в первую очередь к партнерам, но главное – почти беспрецедентной в истории нечистоплотности и мерзости проведенной им в минувшем году кампании по выведению Facebook на биржу.

524_3

Обо всем этом я много и обстоятельно писал – и в «Бизнес-журнале», и в «Компьютерре», и в Национальной деловой сети («Твой друг Том», «Цукерберг 2500», «Хуцпер 2012», «Птенцы гнезда Аспергера», «Цукер не друг, но истина дороже», «Агнец Аарон». Создавалась парадоксальная ситуация: человек мне отвратителен, равно как и его корпоративное детище, однако я пользуюсь услугами этого человека и тем самым косвенно способствую его дальнейшему неправедному обогащению и процветанию. Изо дня в день осознание патологии этой ситуации всё усиливало и усиливало невроз, который рано или поздно должен был как-то разрешиться.

И он, слава богу, разрешился. Достаточно быстро и без лишнего для меня стресса. Мне не хватало лишь повода для принятия давно напрашивающегося решения, и этот повод мне сегодня любезно предоставил случай. Утром я нашёл во френд-ленте сообщение о том, что “Фейсбук” якобы изменил условия пользовательского договора и теперь может полностью распоряжаться на свое усмотрение всем, что вы только выкладываете на своих страницах, – фотографиями, текстами, видео и т. п. Далее в сообщении предлагался вариант юридической абракадабры, которая в случае размещения на своей странице позволяла защититься от правового произвола “Фейсбука”.

Мне идея понравилась, и я сделал перепост новости у себя. Тут же пришли знающие люди и сказали, что эта «новость» – давно не новость, а «утка», которая гуляет по сети больше года. “Фейсбук”, мол, ничего не менял в тексте пользовательского соглашения, в котором изначально было сказано, что всё опубликованное пользователями Цукерберг может использовать на свое усмотрение для извлечения прибыли.

Соответственно, все юридические формулировки, тем более отсылки к «Бернерской конвенции», до которой “Фейсбуку” как до лампочки, бесполезны.

524_4

История эта послужила для меня замечательным поводом прочитать (не прошло и полгода!) Пользовательское соглашение “Фейсбука”, из которого я и узнал, что:

«Вы предоставляете нам переуступаемую, передаваемую в порядке сублицензирования, свободную от роялти, глобальную лицензию на использование любых материалов, на которые распространяются права интеллектуальной собственности, размещаемых Вами на Facebook или каким-либо образом связанных с Facebook (далее – «Лицензия на интеллектуальную собственность»). Действие настоящей Лицензии на интеллектуальную собственность заканчивается тогда, когда Вы удаляете опубликованные Вами материалы, на которые распространяются права интеллектуальной собственности, или свой аккаунт, за исключением случаев…»

Иными словами, вы можете пользоваться услугами “Фейсбука” только в том случае, если вас устраивают положения Пользовательского соглашения. Если же они вас не устраивают, вы обязаны отказаться от этих услуг.

Что ж, прекрасный повод: для меня положения о правах и обязанностях компании Цукерберга абсолютно неприемлемы, поэтому с радостью и лёгкостью на душе я говорю: «Марик, зай гезунт, и дай Б-г здоровья твоим китайским деткам!»

* * *

Ни в коем случае не хочу завершать «Голубятню» на брезгливой ноте. Посему с великим удовольствием представляю читателям видеоотчёт о новых читалках из самой любимой моей линейки электронных книг. Это – ONYX BOOX i63ML Maxwell и ONYX BOOX i63SML Kopernik.

524_last

Видеопрезентация эта для меня значима еще и потому, что снята она на новую камеру – Panasonic HC-X920, которая, надеюсь, будет служить мне верой и правдой не хуже отправленной на пенсию по возрасту Sony HDR-SR11E.