Граждане нашей страны могли уже привыкнуть к довольно незавидным местам, отводимым Российской Федерации в международных рейтингах. Ну, скажем, в последнем подготовленном известной швейцарской неправительственной организацией World Economic Forum (Всемирный экономический форум) отчёте о глобальной конкурентоспособности стран The Global Competitiveness Report 2012–2013 Россия удостоилась лишь 67-го места, аккурат вслед за Исламской Республикой Иран. Но вот представленный во второй половине сентября доклад Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) о сравнительной промышленной эффективности национальных экономик The Industrial Competitiveness of Nations заставляет совсем по-другому взглянуть на наше место в мировом народном хозяйстве и на происходящие у нас самих процессы.

Для начала отметим, что слово industry в экономическом английском имеет не совсем то, что обычно понимается под «индустрией» у нас: там это совокупность отраслей, занимающихся производством средств производства и предметов потребления, а также добычей природных богатств и их дальнейшей обработкой… Обращаясь к официальной страничке ЮНИДО, мы видим, что эта организация акцентируется на способности стран «производить конкурентоспособную экспортную продукцию, отвечающую международным стандартам». То есть промышленность — это то, что, не являясь сельским хозяйством, производит все товары, которые можно продать.

Для сравнения таких гигантских систем, как национальные экономики, нужен некий обобщающий показатель. И аналитики ЮНИДО предложили для этой цели индекс Competitive Industrial Performance (CIP) — сравнительной промышленной эффективности. Состоит он из восьми подиндексов, сгруппированных по трём группам. Первая группа, исчисляемая в долларах США, оценивает способность страны производить и экспортировать промышленную продукцию, и состоит из подиндексов добавленной стоимости на душу населения (Manufacturing Value Added per capita, MVApc) и промышленного экспорта на душу населения (Manufactured Exports per Capita, MXpc). Вторая группа, процентная, формируется из составных показателей промышленной интенсивности и качества экспорта. Первый усредняет подиндексы доли средне- и высокотехнологической продукции в общем объёме промышленной добавленной стоимости (MHVAsh) и доли промышленной добавленной стоимости в ВВП страны (MVAsh). То есть чем он выше, тем большую долю хайтека производит страна. Ну а чем больше второй — тем более индустриальной она является. Показатель качества экспорта формируется из доли высокотехнологического экспорта в общем промышленном экспорте (MHXsh) и доли промышленного экспорта в общем экспорте страны (MXsh). Ну а подиндексы третьей группы, тоже процентной, показывают, какую долю мировой промышленной добавленной стоимости создаёт страна (ImWMVA) и какова её доля во всемирной торговле промышленной продукцией (ImWMT). Простите за долгое перечисление, но без него не обойтись…

И не только мы долго и нудно перечисляли субиндексы. Аналитики ЮНИДО долго сводили данные о промышленном производстве и промышленном экспорте за 2010 год; именно они и представлены в данном отчёте. Так вот, исчисленный по методике ЮНИДО индекс сравнительной промышленной эффективности (CIP) нашей страны имеет значение 0,0976. Это ставит Российскую Федерацию на 36-е место в мире. На 31 позицию выше, чем отвёл ей Всемирный экономический форум. Ниже приведены интегральные оценки и субиндексы России и стран-соседок в рейтинге. Посмотрим на них внимательнее. Что же они нам говорят? Благо что к России присоседились сразу три страны BRICS — Бразилия, Индия и Южная Африка.

Так вот, наша обрабатывающая промышленность, manufacturing, индустрия в старом советском смысле слова, производит добавленную стоимость в размере $504 на душу россиянина (бразильцы – $622, южноафриканцы — $567, а индийцы — только $120). Экспортируем мы товаров на сумму в $1 029 на душу населения (ЮАР — $991, Бразилия — $668, Индия — $154). Доля промышленной добавленной стоимости в валовом внутреннем продукте России страны (MVAsh) — 17%. Шестая часть от ВВП создаётся обрабатывающей промышленностью… Много это или мало? Сравниваем с соседями по табличке. У бразильцев — 13,5%, у южноафриканцев — почти 15%, у индийцев — чуть больше 15%… Меньше, чем у нас! А вот у Китая — 32,5%. Получается, он вдвое более индустриален, чем мы. Но смотрим ещё на одну страну — на Соединённые Штаты, вступающие на путь реиндустриализации. Так у них добавленная стоимость, созданная национальной обрабатывающей промышленностью, составляет 14,9% от ВВП. Получается, Америка менее индустриальна, чем не только мы, но даже и индийцы с южноафриканцами, и обгоняет лишь бразильцев с их карнавалами и самбой? А вот предшественники США по доминированию в капиталистической мир-экономике — Британия и Голландия. Так у них MVAsh вообще 11,4% и 12,5% соответственно. Так что не самое высокое значение этого субиндекса — не страшно…

Но теперь — о грустном. Посмотрим на то, какую долю мировой промышленной добавленной стоимости (ImWMVA) создаёт наша страна и какова её доля во всемирной торговле промышленной продукцией (ImWMT). Один процент и 1,3% соответственно… Притом что население России — около двух процентов мирового. И почему это так? Об этом говорит подиндекс доли средне- и высокотехнологической продукции в общем объёме промышленной добавленной стоимости (MHVAsh). У нас он очень низок — 23,1%. Из «соседей» ниже только у ЮАР, 21%… Бразилия — 35%, Индия — 37%. У Китая — 40,7%, у США — 51,5%. Доля высокотехнологического экспорта в общем промышленном экспорте (MHXsh) тоже мала — 24,4%, против 28% у Индии, 36% у Бразилии и 45% у ЮАР. А из лидеров — 60% у китайцев, 65% у американцев и целых три четверти у Республики Корея.

Реклама на Компьютерре

Попытаемся понять, о чём говорят эти цифры. Прежде всего попробуем оценить их в динамике. По изменению того места, которое занимала наша страна раньше и которое занимает теперь. И динамика эта — позитивная. «Отчёт ЮНИДО за 2002–2003 годы» отводил нашей стране по состоянию на 1998-й 44-е место в мире. Потом, согласно «Отчёту за 2011 год», было падение. До 57-го места в 2005-м и 66-го — в 2009-м. А теперь — подъём. До 36-го места. Сравним его с бывшими Остзейскими губерниями, а потом Прибалтийскими республиками, где постсоветские реформы идут — как известно каждому либералу — много лучше, чем у нас, грешных. Так Литва — на 47-м месте, Эстония с её киберправительством — на 52-м, а Латвия — на 68-м. Изобильный углеводородами Казахстан (об успехах которого рассказывают серьёзные обозреватели на деловом канале) — 70-й. Так же изобильные нефтью Иран (обгонявший Россию в рейтинге ВЭФ) — на 55-м месте, Венесуэла — на 51-м. Вьетнам с его дешёвой и прилежной рабочей силой (мировые фотопроизводители делают там объективы для зеркалок) идёт 54-м.

Ну ладно, это бывший СССР, братья по соцлагерю и третий мир… А что англосаксонская Новая Зеландия? Что ж, у этой страны овец и хоббитов 48-я строчка. Она уступает России по доле хайтека в производстве и экспорте. MHVAsh у неё 13,9% против наших 23,1%, а MHXsh — 21,3% по сравнению с российскими 24,4%. Причём обратим внимание: доля субъективизма в рейтинге ЮНИДО очень мала. Он оперирует деньгами и процентами, полученными от деления денег на деньги. Всё честно! И главный вывод, который мы можем сделать, — это то, что Россия сегодня (точнее — в 2010 году) несравненно лучше интегрирована в мировую экономику. И выглядит она в рейтинге ЮНИДО не хуже своих соседей по БРИКС: взгляните на показатели, приведённые выше. И экономика России более сбалансирована, чем у большинства стран. Она имеет солидную горнодобывающую отрасль — в отличие от заводской и высокотехнологической КНР. Она имеет всё же сектор хайтека — процентно больший, чем в Новой Зеландии (вспомним тут об интенсивно развившейся в стране индустрии экспортного софта). Аналитики ЮНИДО уделили промышленности Российской Федерации даже отдельную диаграмму.

Как легко увидеть на этой диаграмме, Россия заплатила за лучшую интеграцию в мировую экономику (обратите внимание на рост доли экспорта) падением доли высоких и средних технологий в общем производстве обрабатывающей промышленности, уменьшившихся с 40 до 23%… Трудно сказать, могло ли быть иначе, но это — состоявшийся факт. И после 2010 года имели место вполне позитивные тенденции: вот как оценивают экспорт товаров и услуг из нашей страны.

На этом факты заканчиваются. (Желающие, пройдя по ссылкам, найдут массу интересного, что в материал не вошло. Особенно это касается наших читателей из Белоруссии и с Украины.) Дальше — субъективная оценка автора.

Цифры ЮНИДО показывают, что Российская Федерация полноценно вошла в мировую экономику, от которой была изолирована десятилетия, но как страна с горнодобывающей и низкотехнологичной продукцией. Тем не менее в России сохраняется и унаследованный от СССР хайтек, преимущественно оборонный; имеется и хайтек новый — вроде ИТ-индустрии и экспорта программного обеспечения. И единственно возможное направление развития — внедрение в реальный, производственный бизнес тех технологических новинок, о которых изо дня в день пишет «Компьютерра». Только повышая производительность труда, автоматизируя производства, экономя энергию, можно увеличить долю высокотехнологичной продукции. А поскольку она дорогая — это может повысить и стоимость промышленной продукции, приходящейся на душу россиянина…

Но всё это, с одной стороны, общепонятно, а с другой — относится к сфере возможного… Реальность же — то, что, по мнению международных экспертов, достаточно прочный, исчисленный в деньгах фундамент для этого у нас есть!