Шахматы – игра почтенного возраста. Авторы солидных энциклопедий конца позапрошлого века приписывали её изобретение древним египтянам, относя таковое за пять тысяч лет до нашей эры. Ссылались на статую играющего в шахматы вельможи Мера, найденную к северу от пирамиды фараона VI династии Тета. Говорили о любви к ней Александра Македонского… Современные оценки заметно скромнее. Ныне как о предшественнице шахмат говорят об индийской игре чатуранга, изобретённой в Северной Индии где-то в пятом веке нашей эры. Игра эта моделировала на игровом поле столкновение четырёх армий (ими могли руководить или четыре игрока, или два «генералиссимуса», каждый из которых управлял парой союзников). Армии делились на королей, слонов, всадников, корабли и пехоту. Точные правила её неизвестны, но как модель военных столкновений она пришлась бы ко двору тем, кто имитировал тотальные войны ХХ века: целью игры было уничтожение фигур противника, а последовательности ходов определялись броском игральных костей (о генетической связи теории вероятностей и теории игр мы недавно говорили).

Шатрандж выглядел так
Шатрандж выглядел так.

Потом игра модифицировалась: предположительно в Кушанском царстве целью её стало поставить короля в такое положение, от которого нет защиты. И от генератора случайных чисел в виде игральных костей отказались. В таком виде игра приобрела популярность в Халифате; там её называли шатрандж. В Персии её имя было шатранг. Современные шахматы тоже происходят от персидских слов “шах” и “мат” – властелин умер.
Через Византию, через оккупированную арабами Испанию, посредством бродяг-викингов игра проникает в средневековую Европу, где зовётся у французов eschés, а у англичан ches. И – сразу же приходится ко двору. Феодальному двору, где получает имя “royal game”. Она входит в программу рыцарского воспитания, в неё играют герои «Песни о Роланде», «Тристана и Изольды»…

Феодальные властители Европы быстро оценили пользу шахмат
Феодальные властители Европы быстро оценили пользу шахмат.

И очень понятно, почему феодалам эта игра понравилась. Это же стратегическая (говоря терминами современной теории игр) модель конфликта. То, что нужно феодалу. Фехтование и охота формировали способности быть индивидуальным бойцом. А умение правильно строить конфликт вырабатывалось начиная в том числе с шахмат – бывших моделью средневековой войны. С разменными пехотинцами-пешками, которых, бывало, рыцарская кавалерия попросту топтала, стремясь поскорее дойти до достойного противника. С конницей и башнями. С советником-ферзём (арабское фирзан значило советник), самой мощной из фигур (сколько было случаев перехвата власти всякими там майордомами и сёгунами). Наконец, со всевластным королём. Поймали его – хоть и пешки – всё, конец войне. Так что именно таков генезис шахматной игры в европейской цивилизации. Модель конфликта с другим игроком. Модель управления своими человеческими ресурсами в этом конфликте. Как двигать по доске тех, кем располагаешь…

Дриада Каисса, для которой бог войны Марс выдумал шахматы
Дриада Каисса, для которой бог войны Марс выдумал шахматы.

Потом, по мере умягчения нравов, начали говорить о связи шахмат с математикой. В начале восемнадцатого века вводят алгебраическую шахматную нотацию. Затем начинают развивать теорию шахмат. В 1911 году Эрнст Цермело походит к ним с точки зрения зарождающейся теории игр. Ну а сорок лет спустя Алан Тьюринг создаёт алгоритм шахматной игры, который, по причине отсутствия у великого математика доступа к компьютеру, получил имя «бумажная машина Тьюринга» и даже как минимум однажды проиграл партию человеку (в роли компьютера был сам программист). Приложил руку к компьютеризации шахмат и творец теории информации Клод Шеннон. В 1957 году Алекс Бернстейн создал первую реальную программу для игры на стандартной шахматной доске и при участии всех фигур. В 1974 году советская шахматная программа «Каисса» – названная в честь дриады-шахматистки из поэмы Уильяма Джонса – выиграла Первый международный чемпионат мира шахматных программ, обойдя Chess 4, Chaos и Ribbit. В 1981-м Cray Blitz выиграл чемпионат штата Миссисипи. Ну а в мае 1997 года шахматный компьютер Deep Blue от IBM выиграл матч у чемпиона мира Гарри Каспарова. (После какового события интерес к данной игре, ведущейся людьми, представляется довольно странным…)

В виртуальных музеях можно увидеть советские шахматные микрокомпьютеры…
В виртуальных музеях можно увидеть советские шахматные микрокомпьютеры.

Еще раньше к шахматам охладел Главный Заказчик, которым во времена холодной войны были военные ведомства. Игра хоть и стратегическая (то есть ведущаяся более чем одной игровой коалицией; чатуранга с четырьмя игроками была бы прекрасным примером для теории игр), но для моделирования современных вооружённых конфликтов подходит слишком мало. Хуже даже шашек, не говоря уже о го… «Правительство приняло решение прекратить работу над программой [«Каисса»], поскольку время программистов лучше посвятить работе над практически полезными проектами».

Но отметим: шахматы были моделью управления ограниченными ресурсами (в том числе и человеческими) в условиях игры (игра тут сугубо в терминах теории игр: она может быть и кооперативной, без противника). И в процессе автоматизации игры в шахматы – вызывавшейся сначала военными и научными потребностями, а потом чисто маркетинговыми ходами (всё же лучший шахматист мира, главный эрудит США и лучший онколог вышли в свет из лабораторий IBM, а вовсе не из другого места), – были созданы алгоритмы, которые вместе с вычислительными возможностями позволяют играть в шахматы лучше, чем любой человек. И так будет теперь всегда: мощность компьютеров ничем не ограничена, добавляй и добавляй кристаллы, а размер головного мозга лимитирует габариты того отверстия, из которого люди появляются (по словам знакомых акушеров популярнейший первый вопрос у рожениц не о младенце, а – «Доктор, я порвалась?..»). Так что возникает соблазн использовать алгоритмическую и вычислительную мощь не для игр, а «для практически важных проектов».

И вот United States Department of Homeland Security приступил к разработке крупномасштабной облачной системы, которая будет управлять профессиональным продвижением и ростом квалификации четверти миллиона служащих Министерства внутренней безопасности. На настоящее время в этой бюрократической структуре (третьей по величине в США после Пентагона и Министерства по делам ветеранов) работают четыре отдельных системы управления кадрами (или – человеческими ресурсами, как нынче говорят, калькируя «с американского»). Для их интеграции привлечена фирма Visionary Integration Professionals, с которой заключён первоначальный контракт на сумму в 95 миллионов долларов.

Эта калифорнийская фирма, созданная в 1996 году, занимается консультированием американских властей – федеральных, уровня штатов и местных – в области системной интеграции, технических методов обучения, компьютерных методов оценки качества управления, а также внедрением систем ERP и Business Intelligence. Так что заказ ей по профилю.

Джонна Уард (Jonna Ward) из Visionary Integration Professionals
Джонна Уард (Jonna Ward) из Visionary Integration Professionals.

Так что оценивать квалификацию и работу американских бюрократов из МВБ, планировать их обучение и продвижение, будет теперь компьютерная сеть. Облачной архитектуры – что весьма обоснованно. Homeland Security – ведомство зонтичное, унаследовавшее разных там пограничников, таможенников и президентских топтунов, со своей бюрократией. Заняты его служащие в самых разных точках страны – от Майами и Гавайев до Аляски. Заняты самыми разными делами. Сеть связи между службами имеется всё равно. Обрабатываемые массивы данных не слишком велики. Задержки на несколько часов для решения кадровых вопросов никакого значения не имеют. Так что cloud computing может здесь иметь весьма высокий эффект. Какие именно алгоритмы будут использоваться – сказать трудно. Но очень похоже, что они будут смахивать на те методы, которыми учили компьютер играть в шахматы. Оценить фигуру. Оценить её возможности на данной позиции. Свести сведения воедино. Прикинуть, какой ход будет оптимизировать целевую функцию сейчас и в перспективах разной дальности. Есть аналог профессиональной подготовке – обращение пешки в фигуру… И ведь шахматные компьютеры особенно хороши в решении краткосрочных задач, которые обычно заботят бюрократов!

И очень интересно, что параллельно с созданием самой системы решаются и вопросы её безопасности. В одной из книг Леонида Каганова юная киберведьмочка обретает теневую власть над корпорацией, взломав компьютерную сеть отдела кадров. Здесь во избежание таких ситуаций создаваемая облачная структура будет параллельно сертифицироваться по Federal Risk and Authorization Management Program (FedRAMP), Федеральной программе управления рисками и авторизацией [в облачных компьютерных сетях]. Так что, вступая на госслужбу, янки придётся положиться на волю компьютерной системы: доверяют же вкладчики фондов свои деньги компьютерам, совершающим до 90% сделок на биржах…