Коллеги-колумнисты отписались по вопросам образования; я тоже хочу. Тем более что в теме российского образования есть мотив, который в нашей профессиональной среде звучит особенно болезненно, — отсутствие астрономии в школах и перспективы её туда возвращения.

С одной стороны, беспокойство вполне уместное: откуда вырастет наша смена, если дети в лучшем случае не будут знать про астрономию практически ничего, в худшем же – станут путать её с астрологией. С другой стороны, все мы живём в реальном мире, и понятно, что призыв «Верните астрономию в школы!» должен быть наполнен конкретным содержанием. Чисто механически сделать это уже невозможно, и с каждым годом становится всё невозможнее. Чем заканчиваются такие попытки, написал несколько лет назад коллега из Санкт-Петербурга. Увы, теперешние дети всё больше внимания уделяют вопросу, о который разбиваются самые светлые замыслы: «Зачем мне это нужно?»

Иногда на обсерваторию приезжают такие скептические классы, в рамках уроков физики или каких-то других программ, когда детям показывают и то и сё. Дети подчёркнуто не слушают. Те два–три человека, которым интересно, стесняются это показать и потому вопросы задают с интонацией подковырки. Я спрашиваю учителей, для чего нужны такие выезды: ведь это и педагогам мучение, и мне мало приятного, да и дети наверняка не возражали бы провести это время как-то иначе. «Вдруг хоть кто-то хоть чем-то заинтересуется», — вздыхают учителя. Кажется, брось в эту бездну что классический учебник астрономии Воронцова – Вельяминова, что один из более современных, и они провалятся в неё, как в чёрную дыру, без какого-либо результата для внешнего наблюдателя.

Но эта проблема возникла не сейчас. Как отмечают очень многие, удаление курса астрономии из обязательной школьной программы во многих случаях было, по сути, не насильственным устранением интересного предмета, а лишь закреплением и так существующего порядка вещей. В моей школе, например, астрономия формально была, а фактически её не было, и обвинить в этом новые времена невозможно: я учился до наступления периода рыночной экономики, в самый что ни на есть разгар космической эры. То есть предпосылки к нынешнему упадку школьной астрономии возникли ещё до перестройки.

Можно, конечно, задумываться о том, почему вместо устранения предпосылок решили удалить сам предмет, но сейчас этот вопрос имеет уже только историческое значение. Что случилось, то случилось, и желательно понять, что можно и что нужно делать в текущей ситуации. Обычно предлагается несколько вариантов, начиная с утопического «сделать как было». Но делать как было нельзя и не нужно, потому что, повторю, было не так уж хорошо. Другие варианты — ввести новый отдельный курс для старших классов, новый отдельный курс для средних классов, интегрировать курс астрономии в курс физики — используются в разных видах и в разных школах, но массово (пока) не применяются.

Попробую изложить пару мыслей о том, зачем нужно было бы вернуть астрономию в школу, причём как в виде важного дополнения к физике, так и в виде отдельного предмета. Если почитать историю преподавания астрономии в школе от дореволюционных времён до наших дней, везде в той или иной формулировке упоминается её мировоззренческая и воспитательная роль: «Физический закон разрастается за пределы физического кабинета до пределов целой Вселенной».

Если каким-то образом объяснить человеку, что космос работает по тем же правилам, что и Земля, глядишь, на этой почве и уважения к земным проявлениям физических законов прибавилось бы. Скажем, падение с кривоногого стула не является следствием нелепого стечения обстоятельств, а вызвано действием закона столь могущественного, что ему подчиняются даже звёзды и галактики. И нельзя чрезмерно увлекаться быстрой ездой, потому что энергия сохраняется, и когда автомобиль налетает на препятствие, то его кинетическая энергия будет затрачена на разрушение автомобиля и тех, кто в нём сидит, ибо на большой скорости даже столкновение с воздухом разрушает в пыль каменные глыбы, влетающие в земную атмосферу.

Из уверенности в том, что «там» всё происходит совсем не так, как «здесь», вырастает и частая массовая паника. По Солнечной системе может летать неведомая планета, до поры до времени не оказывающая гравитационного воздействия на другие небесные тела, но после часа Х влияющая на них не только гравитационно, но и разными извращёнными способами. Ещё одну неведомую планету — Антиземлю — можно спрятать за Солнцем, опять же без видимых последствий для прочего населения Солнечной системы (кроме, естественно, того, что мы все умрём). Причина распространения подобных фантазий как раз и кроется в представлении о Космосе как о месте действия каких-то совершенно иных правил.

Можно, конечно, сказать: каждый волен думать то, что ему хочется. Беда в том, что псевдоастрономические фантазии приняли массовый характер. Нынешняя система образования оказалась коварной: она подталкивает человека к тому, чтобы задавать мировоззренческие астрономические вопросы, но лишает возможности организованно получать на них официальные, «школьные» ответы. Человек без ответов остаться не может и потому придумывает их сам согласно уровню собственной псевдограмотности или принимает на веру ответы, придуманные другими аналогичными фантазёрами.

Ответы, как правило, получаются грустными. Помните, как кузнец из «Формулы любви» объяснял наступление ипохондрии? «От глупых сомнений, Фимка, — говорил мудрый дядя Степан. — Вот глядит человек на солнышко и думает: взойдёт оно завтра аль не взойдёт?» Астрономически грамотному человеку ясно, сколько всего должно случиться, чтобы завтра не взошло Солнце. Для человека, астрономически незамутнённого, такое развитие событий вполне вероятно.

Фантазии разнообразны и всегда пугающи. Солнце хоть и взошло, да не там — Земля повернулась. Месяц после заката почти горизонтален, как лодочка, а так никогда раньше не было — Луна повернулась. Ковш Большой Медведицы не над тем зданием стоит — всё небо повернулось. Доходит совсем до странного. Несколько дней назад на сайте НАСА появилось невинное проходное сообщение о том, что магнитное поле Солнца вскоре сменит полярность — явление, которое сопровождает каждый солнечный максимум. То есть не произошло вообще ничего. Но в наших СМИ это не-событие стало одной из новостей дня, и опять пришлось отвечать на вопросы сограждан в духе «Чем это грозит землянам?».

Что уж говорить о случаях, когда астрономия прилетает прямо в окна, как в Челябинске. Кстати, до сих пор есть люди, которые не верят, что это был метеорит. Первые описания падения казались прямо-таки списанными из учебника и не вызвали бы никаких сомнений, если бы кто-то этот учебник читал. На фоне сообщений о взорвавшихся ракетах даже наши сенаторы пару дней призывали вернуть астрономию в школы, но потом, конечно, всё забылось, и несколько месяцев спустя тот же город так же искренне изумлялся впервые замеченным серебристым облакам. И снова люди, никогда не изучавшие астрономию, уверенно заявляли: «Что? Серебристые облака? Нет, серебристые облака такими не бывают!» – как год назад уверенно писали о том, что никогда раньше такой яркой не бывала Венера.

В общем, что я хочу сказать: почему-то человек не может равнодушно относиться к тому, что происходит на небе, и по мере взросления задаётся вопросами о космосе независимо от того, насколько это ему «нужно». Если он заблаговременно не получил ответы на эти вопросы в школе, то будет искать их где-то ещё. Кстати, люди, которым приходится объяснять прочитанную ими астрономическую ерунду, говорят именно об этом: почему же нам в школе всё это не рассказали? Ещё кстати: часто спрашивают, нет ли где-нибудь курсов астрономического ликбеза для взрослых. Возможно, это была бы востребованная услуга в планетариях.

Конечно, это жестоко: начинать школьный курс астрономии с изучения систем координат. Может быть, не стоит пытаться делать его исчерпывающим, не стоит ставить его на последний год, коль скоро уж в ЕГЭ нет астрономических вопросов. Но глобальное представление о мире человек должен получить, чтобы не бояться своей Вселенной и уважать её законы. А уж соблюдать их она по-любому его заставит.