Сегодня утром за завтраком мой сын по привычке забивал мне баки феноменальным информационным мусором: сойка убивает воробьев и синиц, поёт чужими голосами и весит 200 граммов; в Чарапунджи, расположенном на плато Шиллонг в индийском штате Мегхалая, севернее границы с Бангладеш, ежегодно проливается больше всего осадков на планете – 11 метров 43 сантиметра; молодая девушка скоропостижно скончалась после туристической поездки в Бразилию, потому что во время путешествия какая-то муха отложила яйца в её несчастный мозг, из яиц вылупились мерзкие микроскопические червячки, которые сожрали почти все серое вещество до того, как их удалось обнаружить (а всё потому, что мозг человека не чувствует боли).
Вся эта ересь – лишь жалкие капли инфопотока, который мой сын ежедневно потребляет (в основном из Википедии и бесчисленных новостных порталов), а в краткие моменты моего рассеянного внимания (обычно – за едой) пытается залить и в мою голову.

Я, конечно, понимаю, что у моего сына потребление информации из онлайн-источников гипертрофировано в силу нашего образа жизни и субъективных обстоятельств, однако то, что я наблюдаю у друзей и знакомых, слышу в жалобах отовсюду, читаю в отчётах, поступающих со всех концов цивилизованного света, позволяет смело заключить: новая информационная парадигма, утвердившаяся после ИТ-взрыва середины 90-х годов прошлого века, методично отравляет и убивает подрастающее поколение по всей планете.

Man Reading Book and Sitting on Bookshelf in Library

Чем больше я думаю о навязанной нам современными информационными технологиями модели познания мира, тем сильнее укрепляюсь в уверенности: это – конец! Причем конец не как некая эмоциональная метафора, а как спокойный и безысходный по своей неизбежности сценарий развития событий, из которого нет ни малейшего выхода, потому что не существует иной альтернативы для изменения сложившейся информационной парадигмы, кроме как всемирная атомная война. Война, которая уничтожит всю цивилизацию дотла и заставит остатки человечества проделывать весь путь с самого начала – от колеса и печатного станка.

Самое жуткое в современной информационной парадигме заключено в том, что она не просто кажется безобидной в первом приближении, но даже восхищает и завораживает. В самом деле: что может быть прекраснее возможности получить почти мгновенно информацию о чём угодно на свете? Хотите узнать про каннибалов на острове Пунга Цумба? Не вопрос. Запрос в поисковой строке – et voila: несколько статей в Википедии, куча красочных иллюстраций в коллекции Google Images и даже видеоролик, rated PG, отснятый и выложенный в YouTube бедолагой-путешественником за несколько мгновений до того, как его самого расчленили и завялили местные гурманы.

70_2

Хотите знать о строении ДНК? Не вопрос. Клик мыши – уже читаем! О жизни неандертальцев? Не поднимаясь с постели! О викодине? Где там торрент с «Доктором Хаусом»?

Возможности для удовлетворения информационного жора в современном мире просто феноменальные. Эффективность добычи и ретрансляции данных умопомрачительная. И это подлинная… катастрофа! Почему? Потому что прямо пропорционально скорости и легкости получения информации уменьшается ценность акта сообщения и атрофируются аналитические и синтетические способности нашего мозга! Как следствие – глубина дискурса нулевая, ценность – ниже плинтуса.

Смертельную опасность для развития способности и склонности (привычки) к самостоятельному мышлению представляет и такой аспект современной информационной парадигмы, как endless distractions – бесконечное количество отвлекающих факторов, которые являются результатом неструктурированного информационного потока и его тотальной энтропии.

70_3

Детские психологи и врачи-психиатры отмечают массовую неспособность учеников младших классов сосредоточиваться на чём-то одном, тем более – читать книгу в тишине и покое на протяжении хотя бы 15 минут, потому что 24 часа в сутки дети погружены в те самые нескончаемые дистракции: телевидение, игровые приставки, мобильные гаджеты, социальные сети, Интернет, видеофильмы и т. п.

В 2012 году британский National Literacy Trust опубликовал результаты исследований, из которых следовало, что лишь 30% детей в возрасте от 8 до 16 лет читают хоть что-то со собственной инициативе в свободное от принудительных занятий время. В 2005 году таковых было 40% (тоже не густо, потому как процесс уничтожения привычки спокойного чтения запустился 10 годами ранее). Комментируя полученные результаты, Триша Келлер, директор Stephen Perse Foundation, самой элитной школы Британии, основанной в 1615 году, констатирует, что английские дети «растут в мире, наполненном белым шумом». Ну мы-то точно знаем, что неанглийские дети растут в том же.

70_4

Воздействие новой информационной парадигмы губительнее всего сказывается, разумеется, на подрастающем поколении, но это отнюдь не означает, что эта парадигма щадит нас, взрослых. Куда там! Дабы никого не обижать, приведу в пример самого себя. В 2013 году объём моих знаний, почерпнутых на 99% из «белого шума», на несколько порядков выше, чем в 1987-м, когда я защищал кандидатскую диссертацию в университете. Очень важный момент: библиография моей диссертации насчитывает всего 112 источников, которые я обстоятельно штудировал, высиживая сотни и тысячи часов по большей части в библиотечных залах. Всего 112. Зато изученных вдоль и поперек. Изученных, продуманных, оспоренных, переосмысленных, раскритикованных либо, наоборот, поддержанных.

Последние лет 10 я пишу, помимо всего прочего, два больших эссе для «Бизнес-журнала» в месяц. Для каждого исследования мне приходится собирать около 50–70 информационных источников (статьи, судебные протоколы, квартальная отчетность, биографические справки, монографии, автобиографии и т. п.). То есть в месяц выходит примерно тот же объем исходного материала, что и в диссертации, которую готовил два с половиной года.


70_5

Теперь вопрос: как соотносится глубина анализа в том, что я пишу последние 10 лет, с тем, что я писал в диссертации? Авторизованный ответ: примерно как лепет первоклассника с лекцией Умберто Эко. Не потому что я поглупел (хотя и не без этого 🙂 ), а потому что в условиях «белого шума» и брутального насилия, которому подвергает наше сознание новая информационная парадигма, ни о какой глубине, ни о каком интенсивном погружении в исследуемую тему говорить не приходится.

Показательный момент: я, будучи человеком, сформированным старыми традициями потребления знаний, более или менее успешно научился игнорировать большую часть информационных потоков, поступающих через источники, альтернативные чтению. Иными словами: 90% обрабатываемой мною информации поступает через те самые книги (шире – тексты). Однако это обстоятельство нисколько не спасает положения, и качество обработки материалов все равно значительно ниже, чем в эпоху, предшествовавшую цифровой революции.

Можно предположить, что описанный только что нюанс ставит под сомнение эффективность ставки на чтение, которую делают учителя помянутой выше школы Stephen Perse Foundation. Однако это не так. Британцы чертовски правы – и скажу больше: чтение книг действительно является единственным способом хоть как-то противоборствовать новой информационной парадигме с её «белым шумом», на 99% состоящим из мультимедийной информации (видео, аудио).

В чём главная проблема новой информационной парадигмы? В установке на экстенсивное знание (те самые мозговые червячки и дожди в Чарапунджи из инфопотоков моего сына). Способность самостоятельно мыслить убивают не качественно более высокие объёмы информации, а растекание мыслию по древесам этой информации. Потребление бесконечного информационного потока во всём его многообразии – без фильтров, без иерархии, без приоритетов. Вот убийцы наших детей (и нас самих – заодно).

Reading together

Как можно преодолеть экстенсивность? Максимальным сужением информационного потока. Желательно – в одну точку. Как технически это делается? Элементарно: простым чтением книги! Книга должна заменить – желательно почти целиком на ранних этапах развития – все остальные источники информации, в первую очередь аудиовизуальные. (Во вторую – спрячьте от своих детей все энциклопедии, если, конечно, не хотите изуродовать их психику а-ля «знатоки» из «Что? Где? Когда?».)

Читая книгу, ребенок приучается:
а) потреблять информацию дозированно и медленно;
б) постоянно напрягать воображение, домысливая и дорисовывая до визуальной конкретики аскетичные описания автора;
в) анализировать информацию самостоятельно, без ходуль и подсказок, которыми переполнены все формы аудиовизуального контента;
г) оказывать предпочтение интенсивному, а не экстенсивному знанию (в этом отношении чем толще книжка, тем лучше 🙂 );
д) получать удовольствие от качества, а не количества – и тем самым избежать участи информационного наркомана, в которого современная информационная парадигма превращает всех своих жертв без исключения (ваш покорный слуга тоже давно сидит на информационной игле «ещё-ещё-ещё-ещё»);

Я, конечно, догадываюсь, что чтение традиционных книг не единственная на свете панацея от интеллектуальной деградации, однако она представляется мне лучшим средством защиты из всего мне известного. Буду благодарен за альтернативные предложения.