Скажи, читатель, ты согласен с утверждением, выведенным в заголовок сегодняшнего Битого Пикселя? Только не спеши с ответом, дабы не промахнуться. Как промахнулся я поначалу.

Проблема с тезисом “Информация – нефть XXI века” связана с его скрытой метафоричностью. На первый взгляд кажется, что никакого подвоха нет? и мы, все здесь собравшиеся, выступаем скромными служителями этого нового бога цифровой цивилизации. Да, информация играет колоссальную роль в жизни современного человека: питает его, наполняет мотивами, побуждает к действию. Часто и кормит (как вашего слугу) либо создает весомый капитал (как для медийных магнатов). Однако следует из этого, что информация обладает потенциалом замещения того, чем была нефть в веке ХХ?

Начну, пожалуй, с объяснения самой постановки вопроса. Собственно, я ничего подобного не придумывал. Просто сразу после перемещения на свою летнюю базу получил письмо от руководителя местного отделения Международного медиа-клуба “Формат А3“, в котором меня сердечно поздравляли с прибытием в Молдавию и просили “прочитать лекцию и встретиться с читателями”.

Встретиться с читателями на малой родине – занятие, безусловно, приятное, но вот как быть с лекцией? Как минимум, для меня это нетрадиционная форма общения. Уточнил тему для выступления и получил в ответ ту самую “Информацию как нефть XXI века” вместе с регламентом: “Доклад – 2 часа. Ответы на вопросы – 30 минут”.

051_1

Чуть со стула не упал: разве существует в наше время тема, на которую можно вот так вот безнаказанно читать лекцию на протяжении 2 часов?! Да за такое неуважение к чужому времени убить могут 🙂 Тем более – лекция на тему, которую я просто не понимаю: что значит “Информация – нефть XXI века”?

Между тем моей Насте тема очень понравилась: “«В XIX веке было золото, в XX — нефть, теперь — информация. За информацию боготворят или сажают… ее покупают и продают, ее воруют… на нее сажают, как на иглу, из-за нее враждуют, с ее помощью воюют. Главное: нефть имеется в виду — не только как средство заработка, но и как источник, причина войн и раздоров… то есть говорить, опять же, можно о ценности информации, инфовойнах, информации как оружии, как товаре и как наркотике»”, – вот уж поистине легла тема на сердце.

А мне не легла. Ну ни в какую! Попробую объяснить свою позицию, надеясь, что она откроет многим читателям оригинальное направление для приложения собственных мыслей.

Внешне, всё именно так, как говорит Настя, и, вероятно, задумывали тему организаторы мероприятия из “Формата А3”: информация – это и война, и игла, и источник дохода. И – да, этим она похожа на нефть. Однако, в равной степени – и на лес, и на уголь, и на автомобили, и на золото, и на медь, и на смартфоны с планшетами и т.д. Если рассматривать информацию как любой товар, тогда – да, сравнение с нефтью оправдано.

051_2

Мне, все же, кажется, что изначально в максиму “Информация – нефть XXI века” вкладывался несколько иной смысл. Нефть как символ ГЛАВНОГО ИСТОЧНИКА ОБОГАЩЕНИЯ. Эдакий ТОВАР ВСЕХ ТОВАРОВ. Тот, кто торгует нефтью, тот хозяин мира. Не случайно через призму нефти можно рассмотреть всю историю XX века, начиная с похождений британского финансиста Уильяма Нокса д’Арси в Персии (об этом я писал в “Американской мулете“) и заканчивая современной оккупацией Ирака.

Нефть, однако, при всем своем глубоком символизме обладает приземленным качеством: это самый обыкновенный материальный товар! Который обменивают на деньги. Логика прозрачна: чем больше мы произведем нефти, тем больше ее продадим, тем больше заработаем. Так работают все товарные цепочки в традиционном мире.

А теперь возьмите и посмотрите на информацию. Два ключевых момента: во-первых, между объемом информации и ее ценностью нет никакой связи. Скажем, тонна нефти стоит дешевле, чем две тонны нефти. А вот мегабайт информации не обязательно стоит меньше, чем гигабайт информации. Очень часто бывает, что мегабайт определенной информации стоит в сто тысяч раз дороже, чем гигабайт бесполезного инфошлака.

Во-вторых, информация сама по себе ничего не стоит. Стоят лишь коннотации, которые определенная информация имеет в реальном мире. То есть: мы не продаем информацию, а продаем потенциальную связь этой информации с прагматикой жизни. Человек изучил некую информацию и пошел действовать: зарабатывать деньги на стороне, используя полученные сведения.

051_3

До сих пор я рассматривал лишь самый частный и, к тому же, еще и самый редкий вариант монетизации информации: прямую продажу. Полагаю, что изначально в тезисе “Информация – нефть XXI века” имелся в виду совершено иной подход – тот, который связывает информацию со СМИ, с вещанием – будь то текстуальным, голосовым или визуальным.

“Информация как хлеб СМИ” из аналогии с нефтью выпадает уже полностью: СМИ монетизируют не саму информацию, а собственную популярность. Вы можете создать замечательнейшую газету (журнал, портал, радиостанцию), которую наполните тоннами самой шикарной и отборной информации, однако не заработаете на проекте ни копейки! Почему? Потому что ваше СМИ никому не известно, не популярно, маргинально и вообще теряется на бескрайних просторах конкурентного поля.

Можете представить себе нечто подобное в случае с нефтью? То есть у вас есть 100 тонн отборной нефти, и вы не можете ее никуда пристроить. Сидите не нефти и не знаете, что с ней делать 🙂 Это даже не печально – это клинично. В то время как ситуация, описанная абзацем выше, случается на каждом шагу. Причем, дело там не в качестве информации (чистая нефть – грязная нефть), а именно в совершенно сторонних факторах, непосредственно к информации (нефти) отношения не имеющих (популярность вашего СМИ). Информация роскошная, а вы все еще не в белом фраке: почему так несправедливо? Потому что информация сама по себе не является товаром – с этого мы начинали разговор.

Наконец, самое главное: любой товар (и нефть – не исключение) для превращения его в деньги требует экстериоризации. В том смысле, что его нужно извлечь на свет божий: выложить на прилавок, выставить на биржевые торги, отнести в комиссионный магазин, красиво подать на витрине. С информацией – всё с точность до наоборот! Чем меньше ценная информация экспонирована (выставлена напоказ), тем она ценнее! Чем больше информация обнажена, тем она сильнее дисконтирована. То же относится и к репликации: 20 тысяч долларов платят папарацци только за оригинал фотографии голой Леди Гага. После того как фотография украсит журнальную страницу, цена ей – пятак в базарный день.

051_4
С учетом того, как реально монетизируется и дисконтируется информация в наше время, можно смело выдвигать альтернативный тезис: “Информация – антинефть XXI века”. Стремясь заработать на нефти, ее предлагают миру. Стремясь заработать на информации, ее скрывают от мира!

Последняя фраза – моя главная идея, связанная с ролью информацией в современном мире. Самая ценная информация – та, о которой никто не знает. Бесценная информация – та, которую, кроме тебя, не знает никто. Заработать на информации огромные состояния можно, лишь интенсивно изымая ее из оборота, скрывая ее от посторонних глаз, эгоистично собирая ее по мировым закоулкам и сусекам, обрабатывая, анализируя и охраняя за семью печатями.

Ну, и какая же это нефть?! Антинефть и есть.

Похоже, найдется у меня, что рассказать читателям даже и по заданной теме на встрече в клубе “Формат А3” 🙂
051_5