Инстинкты по своей природе не являются чем-то смутным и неопределённым, а представляют собой специфически организованные мотивирующие силы, которые значительно раньше того, как оказаться в сознании, и затем, независимо от степени осознавания, преследуют свои унаследованные цели. Следовательно, они являются весьма близкими аналогами архетипам, фактически такими близкими, что существуют серьёзные основания предполагать, что архетипы представляют собой бессознательные образы инстинктов, другими словами, что они представляют формы (patterns) инстинктивного поведения.

Карл Юнг

Сравнивая свое поведение с поведением других животных, люди часто впадают в одну из двух крайностей. Часто сказать, что кто-то ведёт себя «как животное», означает обвинить его в скотстве, в неприемлемом поведении. В иных ситуациях превозносят «честных» и «искренних» животных, обличая развращённых и аморальных людей. Продолжаются и споры о том, есть ли у человека инстинкты. Одни считают инстинкты источником зла, с которым надо бороться культурой и воспитанием. Другие утверждают, что инстинктов у человека нет.

Я хочу порассуждать на эту тему, избегая крайностей, и для примера рассмотрю распространённую ситуацию, в которой, как кажется, у людей не срабатывают инстинкты, которые у них должны были бы работать.

…Споры о законах, регламентирующих усыновление, не могут скрыть простой и печальный факт. Множество матерей в постсоветских странах отказываются от ребёнка после того, как вырастили и выносили его в собственном теле, а затем благополучно родили. Не сходят с ума от горя — живут дальше, как жили…

…Один из самых распространённых видов насилия, которое приходится видеть на улицах, — насилие родителей в отношении собственных детей. Смотришь, как перекошенная фифа лупцует собственного ребёнка, к примеру, вначале за то, что тот испачкался, а потом за то, что не может устоять да поспеть за своей матерью на подкашивающихся от детского горя ногах, и не знаешь, что делать. Похоже, за любую попытку вмешаться в конечном счёте ответит ребёнок…

…Отношения, выраженные жестоким анекдотом: «— Папа, у нас нет денег, может, ты будешь меньше пить? — Нет, сынок, это ты будешь меньше есть!» — не выдумка, а реальность во многих семьях…

Почему такое поведение оказывается массовым, ведь родительская забота — один из важнейших инстинктов млекопитающих? С плохими отцами ситуация сложнее, но с плохими матерями всё проще — они должны отбраковываться отбором. Доказывает ли такое поведение, что человек лишён инстинктов?

Нет, не лишён. И если у вас защемило душу, когда вы представили себе испуганного маленького человечка, уже этим вы доказали наличие у вас врождённых программ, оберегающих детей. Но почему такие программы сплошь и рядом работают неправильно?

Вначале разберёмся с понятием «инстинкт». Это слово используется в разных смыслах, что порождает недопонимания и конфликты. Не зарываясь в детали, напомню, что оно может использоваться в широком и узком смысле. В широком смысле в отношении человека его, например, использовал Зигмунд Фрейд. Инстинкт в таком смысле — врождённая, общечеловеческая склонность к действиям определённого характера. Пример узкой трактовки понятия инстинкта даёт Конрад Лоренц.

Схема Лоренца такова. В психике животного накапливается специфическая энергия, обеспечивающая удовлетворение определённой потребности. В результате действия внешнего стимула (релизера, буквально — «высвободителя») или вследствие избыточного накопления этой энергии активизируется мотивация, обеспечивающая запуск инстинктивных действий. Сейчас то, что Лоренц называл инстинктом, называют ФКДфиксированным комплексом действий. ФКД выполняются с высокой степенью автоматизма. Упростив, схему Лоренца можно представить так: потребность→(релизер)→мотивация→ФКД. Набор потребностей относится ко всему жизненному циклу, а мотивация — это актуализированная потребность.

В типичной ситуации ФКД — эффективный и экономный способ решения актуальных задач. Зато если животное реализует ФКД в иных условиях, его действия поражают своей неадекватностью, глупой автоматичностью. Вы видели, как собака закапывает в земле косточку на чёрный день? Отгребает землю лапами, прячет заначку и нагребает на неё землю боковыми движениями морды. Но иногда та же самая ФКД выполняется в где-нибудь в углу квартиры. Почему собака не видит, что никакой земли она не нагребла? Она не оценивает ситуацию, а просто отрабатывает ФКД.

Так вот, ФКД у человека нет (или почти нет). Как это могло произойти, почему смогла разрушиться цепочка, обеспечивающая их работу у наших ближайших родственников? Я думаю, что мы попросту потеряли последние этапы созревания механизма управления поведением. Дело в том, что способность к ФКД включается на определённом этапе жизненного цикла, уже после того, как сформированы неврологические механизмы, управляющие её включением. А мы знаем, что одним из универсальных путей эволюции, позволяющим избавиться от ненужных приспособлений, является остановка развития до достижения окончательной зрелости. В эволюционной биологии задержка в развитии определённых систем называется педоморфозом. Предельный случай педоморфоза — неотения: задержка в развитии всех систем, кроме половой.

Расскажу о том, как открыли феномен неотении. В первой половине XIX века зоологи выделяли (кроме прочих) два разных семейства американских хвостатых амфибий – аксолотлей и амбистом (в современных терминах). Аксолотли — постоянноводные, с крупными наружными жабрами; амбистомы — напоминающие саламандр наземные животные. В бассейне с кувшинками Парижского ботанического сада плавали привезённые из Америки аксолотли. Когда они начали превращаться в амбистом и вылезать из бассейна, тогдашние зоологи испытали шок. Оказалось, что аксолотли — неотенические личинки амбистом. В холодной и глубокой воде они размножаются, оставаясь личинками, а в тёплой и мелкой — могут превращаться в амбистом.

Ambystoma mexicanum: способная к размножению личинка, аксолотль (вверху), и взрослая особь, амбистома (внизу). Фото commons.wikimedia.org и www.biolib.cz
Ambystoma mexicanum: способная к размножению личинка, аксолотль (вверху) и взрослая особь, амбистома (внизу). Фото commons.wikimedia.org и www.biolib.cz

Педоморфоз сыграл свою роль и в нашей эволюции. После нашего отделения от общего предка с шимпанзе некоторые этапы нашего развития сильно замедлились. Развитие нашего лицевого черепа затормозилось сильнее, чем развитие мозгового. Новорожденный человек, по меркам шимпанзе, появляется на свет недоношенным, а затем надолго застревает в детстве. Мы ближе к эмбрионам и новорожденным шимпанзе, а не к их взрослым представителям с нормальным для вида развитием.

Кстати, именно на этой идее построен роман Олдоса Хаксли «И после многих вёсен» («After Many a Summer»). В нём средство для продления жизни людей способствовало их переходу в состояние, соответствующее иным гоминидам: шимпанзе, гориллам и орангутанам.

Человек более напоминает детёныша шимпанзе или же взрослого представителя этого вида? Фотографии из книги Стивена Гулда The Mismeasure of Man, 1981 (я не рискну переводить название этой книги, но оно в родстве со словами «mistake» и «measure»)
Человек более напоминает детёныша шимпанзе или же взрослого представителя этого вида? Фотографии из книги Стивена Гулда The Mismeasure of Man, 1981 (я не рискну переводить название этой книги, но оно в родстве со словами «mistake» и «measure»)

Вверху — изменения с возрастом пропорций черепа шимпанзе (от новорожденного до взрослого), внизу — то же самое у человека
Вверху — изменения с возрастом пропорций черепа шимпанзе (от новорожденного до взрослого), внизу — то же самое у человека

Итак, я предполагаю, что педоморфоз в эволюции человека касался не только строения его тела, но и механизма управления его врождённым поведением. Этот механизм «сбросил» последнюю стадию — ФКД. Такое состояние характерно для всех гоминид: шимпанзе, гориллы и орангутаны (в отличие, к примеру, от мартышек) тоже полностью или почти полностью потеряли ФКД. Отказ от ФКД в пользу опыта и интеллекта — тенденция в эволюции нашей группы, проявлявшаяся в течение десятков миллионов лет. К примеру, в уходе за потомством у всех приматов наблюдается переход от жёстко заданных врождённых схем к культурному усвоению приёмов ухода за детёнышами.

А что остаётся от схемы Лоренца без ФКД? Потребность→(релизер)→мотивация. Именно это называют инстинктом, например, Анатолий Протопопов и Алексей Вязовский. Применимо ли здесь понятие «инстинкт», можно спорить, но сути дела это не меняет. Я бы говорил о врождённой системе мотивации поведения (ВСМП), избегая терминов, которые разные авторитеты трактуют по-разному. Наш интеллект, наш культурно обусловленный опыт — средство для решения задач, которые ставит перед нами ВСМП. В норме интеллект используется не для выяснения того, почему нами движет та или иная мотивация, а для воплощения в жизнь её требований. Именно поэтому сама ВСМП «невидима» для людей, не занимающихся серьёзным самоанализом.

Врождённый характер того, что мы назвали ВСМП, понятен даже людям, далёким от биологии. Так, Абрахам Маслоу, говоря о предложенной им «пирамиде» потребностей (поминаемой сейчас к месту и не к месту), подчёркивал, что обсуждаемые им потребности характеризуют всех людей, являются врождёнными и носят «инстинктоидный» характер. Юнг, как это ясно даже из эпиграфа, сближал с инстинктами архетипы. Мне кажется, что многие из юнговских архетипов — это релизеры, ключевые стимулы, запускающие перестройку мотивационной системы. Их способность переворачивать внутренний мир (читай: менять иерархию мотиваций) может показаться загадочной. Для человека, способного к самонаблюдению (каковым был сам Юнг), эти символы наполнены глубоким значением…

А теперь можно вернуться к родительскому поведению. Демонтаж ФКД в ходе эволюции и их замена более сложным, культурно обусловленным и опирающимся на интеллект поведением неизбежно затрагивали заботу о потомстве, осложнявшуюся вследствие увеличения продолжительности периода беспомощного детства. Двигало такую перестройку, вероятно, преимущество особей, способных более гибко реагировать на разнообразные жизненные вызовы, но она затронула и относительно консервативные формы поведения, например уход за потомством.

Когда вы учились в школе, в курсе общей биологии вам рассказывали о движущем отборе, используя такую картинку, как на схеме слева. Действительность сложнее, и типичная картина действия отбора состоит в чередовании стабилизирующего и дестабилизирующего эффектов, как на схеме справа. Мы сейчас находимся на этапе 2, когда отбор, дестабилизировавший прежнюю норму, не успел ещё сделать устойчивой реализацию новой нормы.

Результаты отбора по упрощённым представлениям, связанным с СТЭ (А), и по представлениям ЭТЭ (Б), которые подтверждаются во множестве экспериментов. 1, 2, 3 – последовательные распределения особей в популяции, которая подвергается действию отбора
Результаты отбора по упрощённым представлениям, связанным с СТЭ (А), и по представлениям ЭТЭ (Б), которые подтверждаются во множестве экспериментов. 1, 2, 3 – последовательные распределения особей в популяции, которая подвергается действию отбора

Ту же мысль можно пояснить и проще: те признаки, которые были недавно (по эволюционным меркам) изменены отбором, оказываются намного более изменчивыми, чем эволюционно стабильные. В особой мере это относится к признакам, которые не сами были мишенью отбора, а изменялись вследствие эволюции иных характеристик.

Механизм, обеспечивающий родительское поведение человека, существенно изменился в нашем недавнем прошлом. Он в целом неплохо работал в рамках традиционного общества, где поведение каждой особи надёжно контролировалось устоявшейся культурой, где поток воспринимаемых стимулов (потенциальных релизеров) оказывался предсказуемым и закономерным. Будущая мать наблюдала за родительским поведением своих родственников, подкрепляла связь между релизерами и тем поведением, которому она обучалась, а потом достаточно легко входила в собственное родительство. Отбор на поддержание нормального родительского поведения не был сильным: оно реализовывалось достаточно устойчиво и органично…

Наш мир иной, и причин тому несколько. Дети матерей (и тем более отцов) с разрушенным родительским поведением выживают и часто имеют даже повышенное количество потомков (в силу проблем с социализацией). На детей и подростков обрушивается настоящий вал хаотических стимулов, многие из которых ярче, сильнее, чем естественные, и не включены в нормальные механизмы регуляции. Релизеры родительского поведения обрушиваются на нас в самых разных ситуациях. Их, да ещё не в простой, а в искусственно усиленной форме используют в игрушках, мультфильмах, рекламе и ещё чёрт знает где. Противоестественно умильные собачонки и пухло-привлекательные кисочки (заполняющие собою френд-ленты социальных сетей) предлагают суррогаты для реализации родительских чувств.

В нашем мире нам приходится контактировать с огромным количеством людей, которые нас не знают или знают только по какой-то узкой сфере. Нам не приходится заботиться о репутации так, как заботятся люди в традиционных обществах. Часто мы можем позволить себе не повторять нормы поведения, характерные для устойчивых социальных групп. Вот и получается, что инстинктивное (в узком смысле слова) управление родительским поведением разрушено эволюцией, работа врождённой системы мотивации поведения неустойчива и дестабилизируется нашим образом жизни, а социально-культурные механизмы канализации поведения оказываются неэффективными. Вас ещё удивляет, что не все современные женщины оказываются хорошими матерями?