Прошу прощения у читателей и редакции, но по сложившимся обстоятельствам ни о чём, кроме метеорита, я на этой неделе написать не могу. Все эти дни шла, да и сейчас ещё идёт тотальная облава на астрономов. Посмотрел сейчас детализацию разговоров: в пятницу 15 февраля мне позвонили из СМИ около пятидесяти раз, я дал три десятка комментариев и то ли три, то ли четыре раза участвовал в записи для ТВ-каналов. То же самое было и с другими моими коллегами, особенно на Урале. В последующие дни лихорадка несколько спала, но не прекратилась окончательно. Для меня наиболее экзотическим было выступление в прямом эфире какой-то радиостанции из Йоханнесбурга.

Забавно при этом, что ничего особенно эксклюзивного я сказать не мог (и я честно всех об этом предупреждал). Да, это был метеорит. Нет, повторения, скорее всего, в ближайшие дни не будет. Да, связь с 2012 DA14 напрашивается, но, скорее всего, отсутствует. Нет, обнаружить его заранее было нельзя. И так — тридцать раз подряд. С моей точки зрения, единственный комментарий, который действительно обязательно должен был звучать из уст “профессионала”, касался последствий для здоровья людей. Я как-то сначала не вник в смысл вопросов о том, как падение метеорита отразится на самочувствии жителей региона, но потом понял, что многие люди воспринимают метеорит как неведомую радиоактивно-ядовитую гадость. В новостях, говорят, предупреждали, что метеорит опасно брать в руки, потому что на его поверхности образуется серная кислота. И я стал добавлять в комментарии слова о том, что метеорит — это просто камень, только летящий с очень большой скоростью.

Ни мне, ни моим коллегам было особо нечего сказать, потому что с астрономической точки зрения в произошедшем явлении не было никакой экзотики. На Землю упал не очень крупный космический булыжник, какие падают едва ли не ежегодно и уж определённо раз в несколько лет. Если верен анализ его фрагментов, проведённый коллегами из УрФУ, он принадлежит к классу обыкновенных хондритов, самых часто встречающихся метеоритов, что, в общем, и из названия класса видно. Само явление тоже развивалось вполне обыденно, можно сказать, по учебнику.

Единственная особенность: впервые подобное событие произошло там, где живёт много людей. И они впервые массово увидели явление, которое раньше если и попадало в новости, то не привлекало к себе практически никакого внимания и не выходило за пределы рубрики “Курьёзы природы”. “В Индонезии наблюдался яркий болид”. — «Ух ты, там что, есть Формула-1?» И вдруг он, этот самый болид, пролетает прямо над головой, ошеломляет ярчайшей вспышкой, но всё ещё остаётся занятной диковиной, которая не ассоциируется с возможной опасностью.

Всё меняется через несколько десятков секунд, когда от взрывной волны вылетают стёкла и падают стены. И вот здесь возникает потребность найти виноватого. А у потенциальных виноватых возникает потребность найти других виноватых. Одними из таких крайних оказались астрономы Уральского университета. Без каких-то особых причин, просто они были ближе других к месту происшествия. В МЧС констатировали, что “специалисты Коуровской астрономической обсерватории, территориального Центра мониторинга и Гидрометцентра не предупредили спасателей о том, что сегодня утром над Южным Уралом пройдёт метеоритный дождь”. Не совсем понятно, почему под раздачу попали метеорологи. Разве что из тех соображений, что у них название похоже на слово “метеорит”.

Это, в общем-то, правда. Ни специалисты Коуровской обсерватории, ни специалисты какой-либо другой обсерватории России не предупредили население о приближающейся опасности. И не могли предупредить, поскольку поиск подобных объектов и оповещение о них не входят в круг решаемых обсерваториями задач. У нас вообще нет людей, которые систематически занимались бы поиском и сопровождением потенциально опасных астероидов. Есть люди, которые предсказывают (хорошо или плохо — отдельный вопрос) опасные погодные явления, есть люди, которые хотя бы пытаются разработать способы предсказания землетрясений. Прогнозированием падения крупных небесных тел не занимается никто. В России и ближнем зарубежье есть, правда, обзорные телескопы, регулярно наблюдающие и открывающие астероиды (статистику за 2012 год можно посмотреть здесь), но их вклад в общемировые исследования околоземных астероидов, мягко говоря, не слишком велик.

Но что же наши зарубежные коллеги? От них предупреждения также не было, хотя у них есть и службы, и специализированные телескопы. Однако о систематическом обнаружении тел, подобных челябинскому, даже при помощи этих телескопов речи не идёт. Теоретически возможность такая есть, и в списке околоземных астероидов тела с поперечником меньше 20 м (сравнимые с челябинским) не так уж редки. Более того, в одном случае весьма мелкое тело (около 5 м) было обнаружено менее чем за сутки до его падения на Землю. Излишне говорить, что если бы жители Южного Урала были предупреждены о падении метеорита хотя бы за полчаса, последствия были бы куда менее серьёзными, по крайней мере для людей. Ну а остальное не так страшно: стёкла можно вставить, а рухнувшая стена говорит, скорее, о состоянии стены, а не о силе удара.

Тем не менее ни одна поисковая система мира систематически обнаруживать тела челябинского калибра пока не собиралась. Даже будучи обнаруженными, они не включаются в списки потенциально опасных астероидов: таковыми по определению считаются только тела поперечником больше примерно 140 м (и способные подлетать к Земле ближе чем на 0,05 астрономической единицы). Американцы движутся систематически: сначала они поставили перед собой задачу найти 90 процентов околоземных астероидов поперечником более километра (необязательно потенциально опасных). Теперь, когда эта задача решена, они планируют к 2020 году обнаружить 90 процентов всех потенциально опасных астероидов.

Им хорошо, на их города пока ни такие, ни более крупные тела не падали. Но что делать тем, кто на собственном примере проверил, является ли опасным небесное тело поперечником меньше 20 м? Первая реакция, как вы помните, была реакцией людей, внезапно осознавших новую сторону своей уязвимости. Надо немедленно что-то делать! Выставить посты, всем смотреть на небо, снарядить пять мотоциклетов с пулемётами спутники с лазерным оружием! Но прошло несколько дней, стёкла вставили, порезы начали заживать… И когда начали фигурировать некие числа предполагаемых расходов, народ уже охладел к этой теме.

В первые-то часы казалось, что событие вот-вот повторится. Словно метеориты до этого нарочно старались не падать на города, но теперь распоясались и далее будут валиться с неба непрерывно. Спрашивали даже, не свернёт ли теперь (после того как метеориты потеряли совесть) со своей траектории и не рухнет ли на Землю астероид 2012 DA14. Но астероид равнодушно пролетел мимо, пошли обычные спокойные дни… и возобладала жизненная формула про два снаряда и одну воронку. Метеорит же уже упал, значит, бояться больше нечего. Говорите, делать систему предупреждения… А сколько она будет стоить? Сколько?!! Да ну… Всё равно все всё разворуют. И так до следующего раза.

Здесь что интересно: следующий раз может наступить завтра или через тысячу лет (не падение метеорита вообще, а падение с такими же последствиями). Стоит ли нам заморачиваться проблемами наших далёких потомков? Возможно ли вообще — чисто психологически — на протяжении столетий исправно эксплуатировать систему без срабатывания? Не превратится ли она со временем в загадочный механизм из сериала LOST? И что нужно делать, чтобы она в него не превратилась?

Ответ кажется очевидным: система не должна быть однонаправленной. Она должна решать несколько задач, в том числе и предупреждение о приближающихся астероидах. Чтобы про неё можно было время от времени говорить в позитивном ключе: открыто то-то, замечено то-то, уточнено то-то. И тогда нечастые (будем надеяться) сообщения о приближающихся астероидах не будут вызывать такую вот реакцию: “Одно предупреждение в двадцать лет? За что мы вообще вам зарплату платим?” И кто знает, может быть, не раз и не два в будущем эта система спасёт человечество от уничтожения.