Итог референдума 23 июня 2016 года, на котором население Соединенного Королевства выразило желание покинуть ряды Европейского Союза, был событием высокоинформативным. Высокоинформативным с точки зрения классической теории информации – опросы этот результат никак не предсказывали, и поэтому оглашение результатов голосования очень и очень существенно уменьшило долю нашего незнания об окружающем мире, то есть содержало на редкость много единиц информации.

Первыми это отметили букмекеры, обреченные выплачивать солидные выигрыши тем, кто сделал маловероятные ставки на выход Британии из ЕС. Ну а радость выигравших будет пятничным вечером отмечена в ближайших пабах… Впрочем, действительно солидные деньги сделал те, кто располагая солидной и не публикующейся в газетах социологией своевременно встал против фунта «в короткую». Но это – люди воспитанные и скромные. Праздновать будут мелодично звеня хрусталем в дорогих ресторанах, а выигрыш стеснительно распихают по оффшорам.

Но что же произошло? Каковы же были причины столь неожиданного и столь потрясшего и деловой и политический мир события? Для того, чтобы понять это, стоит обратиться к творчеству одного из самых ярких мыслителей современности. Эдвард Николае Люттвак (Edward Nicolae Luttwak) родился в Румынии в 1942 году, но учился в Европе и Израиле, а большую часть трудовой деятельности осуществлял в США, в государственных и окологосударственнях структурах. (О военно-политических работах Люттвака мы пару лет назад рассказывали в статье «Кремниевые воины постгероической эпохи», отметим еще раз прекрасный перевод университета им. Дм.Пожарского.)

Надеюсь, за пару лет кто-то из читателей прочитал классическую книгу Люттвака «Государственный переворот. Практическое пособие.». С ней полезно ознакомиться даже тем, кто не замышляет лично принять участие в вооруженном захвате власти (действие противозаконное на территории РФ и караемое действующими законами). Например для того, чтобы понять, что самый прогрессивный переворот не сулит населению ничего хорошего – об этом повествует главка «Экономика репрессий». Суть ее в высшей степени проста.

Перевороты, как правило, осуществляются в бедных странах, и мотивируются тем, что действующий режим не в состоянии обеспечить интенсивное развитие страны. Но вот заговорщики пришли к власти, и жаждут обеспечить развитие. Как они могут это сделать? Лишь увеличив инвестиции в инфраструктурные проекты, вроде дорог и энергосетей, да и в систему образования, которые смогут когда-то привлечь частный капитал. А откуда на это можно взять деньги?

Ответ один. Из налогов. Которые в увеличенном размере обречено платить и без того нищее население. Уровень жизни которого не возрастает, а наоборот снижается… Счастье когда-то завтра, а тяготы и лишения прямо сейчас. На этом горели многие вожди национальных движений, вроде Кваме Нкрумы, президента и фельдмаршала независимой Ганы. Его скинули с должности, убедившись, что Гана под Нкрумой, реально пытавшимся запустить проекты развития, живет хуже, чем под британскими колонизаторами…

Реклама на Компьютерре

Так что Папа «Док», диктатор Гаити, был много умнее. Он понял, что населению все равно не помочь, направил увеличенные налоги на содержание тайной полиции тонтон-макутов и на интенсивную пропаганду, смешенную с поддержкой традиционной религии, которой в тех краях являлся вудуизм. Стабильность потребления, хоть и на предельно низком уровне, гарантировалась отсутствием налогов на развитие, а недовольство «желавших странного» пресекалось тонтон-макутами. Эта разумная политика – тратить деньги на тайную полицию и пропаганду – позволила режиму семьи Дювалье дотянуть до второй половины восьмидсятых… (Подробнее – Грэм Грин, «Комедианты».)

720-Brexit-Leave-Referendum-bookies-results

Ну а сейчас, поскольку мы говорим не о Третьем, а о Первом мире, уместно будет вспомнить о более важных концепциях Люттвака, о турбокапитализме и о геоэкономике, пришедшей на смену классической геополитике. Их концепции изложены в блистательных работах – Turbo-Capitalism: Winners and Losers in the Global Economy (New York, 1998 ) и From Geopolitics to Geo-economics: Logic of Conflict, Grammar of Commerce. The National Interest, 1990). Советую каждому, всерьез обдумывающему житье, прочесть их – хотя бы, чтобы не оказаться в числе тех самых жалких лузеров глобальной экономики.

Итак, турбокапитализм. Может старшие из читателей помнят кнопочки «турбо» на компьютерах восьмидесятых? А Люттвак назвал этим термином глобализованный и информатизованный мир, в котором бизнес виртуален, реальный сектор малоприбылен, а капитал наднационален; в котором исчезает средний класс и растёт поляризация между богатыми и бедными… Современные ИТ-технологии сделали деловой мир планеты единым. Цеха могут стоять где угодно, но решения принимаются и прибыль концентрируется всегда в центре мир-экономики.

Именно там процессы наиболее динамичны и интересны. Именно там концентрируются настоящие деньги. Ты можешь изобрести чудесную вещь – но если у тебя нет друзей по университетской бейсбольной команде, способных открыть тебе кредитную линию на доработку архитектуры и строительство кремниевого фаба (гигабаксов до десяти так…), ты ничем (даже будучи знаком с современными технологиями) не будешь отличаться от воспетого Салтыковым-Щедриным в «Современной идиллии» мещанина Презентова, который был вынужден делать колесо вечного двигателя из обрезочков каких-то…

Ну а динамичный и хищный турбокапитализм требует и поддержки со стороны государству. Капитализму классическому был нужен рынок для работы, и контроль над океаном для глобального доминирования. Процессы борьбы за них описывались классической геополитикой Мэхена, Макиндера, Хаусхофера. Но теперь глобальный рынок вроде бы един, но процессы борьбы за лидерство на нем описываются геоэкономикой Люттвака. Поддержать своего, притопить чужого. Вот как пишется в чудесной Endangered American Dream, 1994:

«Традиционно в международной политике целью войны была защита своей территории, или захват и установление контроля над территориями других стран, или же — установление дипломатического контроля над правительствами иностранных государств. Цели стратегов геоэкономических войн иные, и они не сводятся к достижению максимально высокого уровня жизни для населения страны, а скорее ориентированы на завоевание превосходства в мировой экономике или в защите уже завоёванных позиций»
«Войны и дипломатические интриги обычно притягивали к себе амбиции аристократов. Высшие военные чины или дипломатические посты обычно занимались аристократами или теми, кто вёл себя как аристократ, или, по крайней мере — стремился к аристократическим привилегиям. Генералы геоэкономических войн являются не более скромными особами. Они также хотят быть вершителями судеб на мировой арене: они хотят быть теми, кто создаёт технологии, а не теми, кто занимается банальным производством по чужим лицензиям; теми, кто разрабатывает новые продукты, а не теми, кто их только потребляет; теми, кто занимается экспортом, а не теми, кто ввозит в страну чужие товары»

И – там же:

«Но в государствах, которые в наше время вовлечены в серьёзные международные процессы, при условии, что обычные военные вопросы и задачи классической дипломатии уже потеряли своё прежнее значение, в среде бюрократов появились новые установки. Для европейских, японских и особенно — для американских бюрократов возможность заняться геоэкономикой является единственным замещением прежних сфер приложения усилий: военной и дипломатической карьеры. Только будучи вовлечёнными в геоэкономический тренд они могут получить некоторое превосходство и власть и над теми, кто выбрал бизнес-карьеру, и над обычными людьми»

То есть – самое интересное занятие для госчиновников в наше время в Первом мире – это геоэкономика. Создание самых предпочтительных условий для своих корпораций, владельцы которых найдут способ тебя отблагодарить. В Лондоне занимаются этим для компаний британских, в Брюсселе – для европейских, трогательно гармонизируя интересы («ворон ворону глаз не выклюет»). Но вот работяги севера Англии в эти интересные игры не вовлечены. Их рабочие места уходят в рамки глобализации в Азию. Их социальные пособия съедаются мигрантами с Ближнего Востока.

А работяги это – наследие эпохи мировых войн с их массовой мобилизацией – имеют избирательное право, не ограниченное ни имущественным, ни образовательным уровнем. И как ни убалтывают их Победители турбокапитлизма о прелестях интеграции и глобализации, Лузеры глобальной экономики голосуют по своему. Надеясь вернуться к прошлому, к чудесной индустриальной эпохе, когда Британия правила морями, а не была резервным финансовым центром и поставщиком попмузыки и (неплохих, еще бы Doctor Who снимать в 4К!) сериалов.

Эдакое применение идей Неда Лудда к геоэкономике турбокапитализма. Звоночек глобальной элите, кстати, увлекшейся геоэкономикой и забывшей о тех, кто рядом. Но и российским элитам особо радоваться не стоит – на сколько там на вестях о Brexit просела нефть, потянув за собой и рупь? А это еще только начало очень забавных процессов. В которых все равно выиграет тот, кто усвоил идеи геоэкономики, и проиграет застрявший в концепциях геополитики.