На дворе – кризис. Косвенным, но весьма серьезным индикатором этого служат публикации о возможном возвращении в структуры исполнительной власти трезвых экономистов. (“«Газета.Ru»: Алексей Кудрин может перейти работать в администрацию президента”). Симптомчик – это когда халява из недр валится, то можно развлекаться популистскими тратами и амбициозными проектами. А когда мошна пустеет – приходится затягивать пояса, призывать тех, кто умеет считать деньги и сводить балансы.

А с амбициозными проектами что-то не складывается. Ну, вот наглядный пример. В 1877 году великий географ, председатель Берлинского географического общества и дядя известного аса Первой мировой барон Фердинанд фон Рихтгофен ввел в науку понятие Seidenstraße, переведенное на русский как Великий шелковый путь. Так он обозначил существующую со второго века до ХЭ караванную дорогу между Восточной Азией и Средиземноморьем, связывающую древнейший и динамичнейший очаги человеческой цивилизации.

Барон фон Рихтгофен вошел в историю науки как основоположник геоморфологии, но говоря о Seidenstraße он закладывал фундамент того, что потом будет изучать историческая школа «Анналов». Такой уж он, этот самый мир – не разделен на шкафчики привычных нам наук. Фон Рихтгофена в Российской империи знали и чтили. И, наверняка, мысль о Seidenstraße вдохновляла отечественных предпринимателей и инженеров индустриальной эпохи. Тех, кто строил Транссиб и КВЖД.

Инженер. Расстёгнут ворот.
Фляга. Карабин.
– Здесь построим русский город,
Назовём – Харбин.

Без тропы и без дороги
Шёл, работе рад.
Ковылял за ним трёхногий
Нивелир-снаряд.

Так писал белый эмигрант Арсений Несмелов – Российской империи «днём Российской встряски» не суждено было воспользоваться выгодами сухопутного пути из Южной Азии в Европу. (Хотя и ныне проходит конкурс консервативной фантастики – Российская Империя 2.0…) Но сама идея не была забыта, ей служил Турксиб, воспетый наблюдательнейшими Ильфом и Петровым. Леонид Максимович Леонов в «Дороге на Океан», великолепном романе, наполненном образами научной фантастики, посвятил современной реинкарнации Seidenstraße следующие строки в образах индустриальной эпохи:

…невиданные дорожные комбайны стелют путь на ваш Океан. Они идут громадной очередью, кажется — самой тяжестью оплавляя пески и оставляя готовую, уширенной эмерсоновской колеи, трассу позади себя. Они жуют все под собою — старую монгольскую кумирню и кости двугорбого животного, павшего когда-то в песчаной буре. Визжат гусеницы, и гремят экскаваторные цепи. Зной и смрад стоят в тени этих чернорабочих драконов. Это похоже на пахоту, и пласт весь в слепительных стекловидных гребешках.

Советский Союз в последний год своего существования осуществил смычку железных дорог СССР и Китая – оставшуюся у Казахстана – через которую в 2013 году прошло 15 миллионов тонн грузов. И в РФ преимущества Шелкового пути понимали хорошо – в повести Владимира Сорокина «Мишень» (экранизирована в 2011 году) источником благосостояния России в 2020 году является трасса между Китаем и Европой. Но вот надеждам на это сбыться, похоже, не суждено…

Такая география дает возможность - при наличии политической воли и смекалки в духе Пирра Карамшаха - создать гигантский объем ИТ-заказов в области логистики и интернет-торговли...
Такая география дает возможность – при наличии политической воли и смекалки в духе Пирра Карамшаха – создать гигантский объем ИТ-заказов в области логистики и интернет-торговли…

Экспресс “Nomad Express” приходит из Китая в Азербайджан минуя Россию. Развивать Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ) намерены без нашей страны. Сейчас делаятся заявления о том, что «транзит грузов, которые планировалось направлять в Европу через территорию РФ, может взять на себя Украина». («Украина претендует на роль моста между ЕС и ЕврАзЭС») А ведь потеря транзитного маршрута под воздействием геополитических факторов это еще и потеря значительного объема рынка ИТ. Управление движением, управление логистикой, возможность организации торговли в Европе – да и в нашей стране – дешевыми товарами из Юго-Восточной Азии. Все это, похоже, теряется… (Хотя география остается географией, а политические проблемы при наличии воли и смекалки решить можно…)

А без индустриального фундамента строить постиндустриальные информационные структуры как-то не получится… Но не надо унывать подобно паникерам и национал-предателям! Общедоступность интернета сулит нашим людям новые и интересные возможности для заработка. Летом 2015 года Петроградский райсуд Санкт-Петербурга подтвердил юридически возможность заработка путем написания комментаторов в Сети – «Комментариям начислили зарплату: Петербургский суд признал существование “фабрики троллей”».

О роли интернет-троллинга в информационных войнах современности в телепередаче канала РБК рассказали известный политтехнолог Игорь Минтусов и заведующий кафедрой новых медиа и теорий коммуникации факультета журналистики МГУ Иван Засурский («Троллинг: информационные войны»). Советую всем, интересующимся тем, как Сеть может влиять на настроения в обществе, посмотреть эту программу.

А мы скажем самое главное – ничего, принципиально нового, в использовании интернет-троллинга нет. Ведь что такое Сеть – это та самая всепланетная завалинка всемирной деревни, приход которой в скомканном коммуникациями мире предсказал блистательный канадский политтехнолог Маршалл МакЛюэн. А на завалинке всегда мыли кости, всегда хамили… И как только в обществе складывались политические структуры, методы этого хамства начинали использовались в целях достижения власти.

Ну, как дело обстояло в Риме? Утром к римлянину приходили клиенты, отпущенники там, арендаторы земли… Он кормил их завтраком, оборачивал себя тогой и шел в сопровождении своих клиентов к своему патрону. Там завтракал у патрона и обернувшись клиентом высшего порядка – со своими клиентами – шел в свите патрона к патрону более высокого ряда. Там это повторялась до тех пор, пока данный ориентированный граф вываливался на форум, где все граждане были равны.

И вот там-то начиналась вполне сетевая – на горизонтальных связях – работа. Кто посмышленей – бегал по толпе, и разносил скандальные новости. (Ну, скажем, про жену Цезаря…) Кто помускулистей – просто бил морду оппонентам (ножи в общении граждан не допускались, а вот забить кого – было делом вполне обычным…). Те, кто не подпадал под перечисленные категории, просто грязно ругался или роптал. Такие вот иерархически-сетевые структуры Милона и Клодия ввергли Рим в хаос, обеспечивший приход к власти Цезаря.

И Новое Время этот опыт не забыло. В парижских театрах времен Ancien Régime каждый директор театров имел при себе коллективчик рукоплескателей, звавшихся на наречии вновь союзных нам галлов claqueurs. Это были обладатели приличных костюмов, получавшие дармовые билеты взамен одобрительных хлопков, а то и выкриков, в предписанных дирекцией театров местах. Сие должно было создать впечатление у августейших особ и аристократов помельче, оплачивающих театры, впечатление успеха пьес у публики.

Гильотина лишила клакеров былых нанимателей. В 1820 году некий Monsieur Sauton организовал клаку как коммерческую организацию, продававшую или овации, или освистывания за живые деньги по установленному тарифу. Chevaliers du lustre, «рыцари люстры», устраивавшиеся под ней в партере, сталеи делиться на Tapageurs – простых рукоплескателей, Connaisseurs – “знатоков”, делающих во время игры одобрительные замечания, Rieurs – “смеющихся”, Pleureurs – “плакальщиков”… Ну, такая же специализация существует и у интернет-троллей…

И полагать, что нанимают интернет-троллей только те, кто ведет политические баталии, отображающиеся на Сеть, довольно наивно. Этим пользуются и коммерческие фирмы, продвигающие свой товар, или топящие услуги конкурента. Кажется 10% бюджета – нижняя граница доли рекламного бюджета, уходящая на этих ребят (все оценки тут малонадежны…). Но сказать можно две вещи – безработная молодежь вполне может заработать в этой сфере, а читателям явно не стоит верить комментариям от людей, которых они не знают – как бы они не нахваливали какую железку, или ругали какую форму торговли…

Вот как описывают местный подход к развитию интернет-торговли: «Российские организации, фиксируя быстрый рост конкуренции со стороны китайских конгломератов, активно приступили к разработке принципов регулирования. Одна из их задач — сделать менее выгодными для российских потребителей покупки на AliExpress и в JD.com.» Не сделать у себя более выгодными , а менее выгодными у конкурента. М-да… А ведь выбор-то невелик – или создавать высокотехнологические рынки, или мечтать о том, чтобы у соседа корова сдохла!