Марксизм в России массовое сознание отождествляет с отечественной историей. Кто ужасается раскулачиванию (не задаваясь вопросом, а на какой, собственно говоря, правовой основе землица помещичья перешла от раневских да лопахиных в руки тех, кто первыми сбежал с фронтов Первой мировой, ну или был удостоен весомого пая как герой Гражданской) и пустым магазинам конца восьмидесятых. Кто умиляется возможности рабочему получить квартиру без кредитно-ипотечного закабаления, да стабильным десятилетиями ценам на метро в пятак…

Только вот марксизм он совсем не про это. Он много интереснее и шире. И сохраняет актуальность даже тогда, когда возлюбленный классиками и партвождями индустриальной эпохи пролетариат утратил свою массовость, прогрессивность и революционность, все больше и больше уступая свое место в заводских цехах машинам механизмам, а там где нужна гибкость – роботам… Но все это не отменяет актуальности марксизма, как и механика Эйнштейна не отменяет практического значения механики Ньютона.

А квинтэссенцию марксизма сформулировал Карл Маркс (ой, какая чудесная тавтология) в предисловии к работе «К критике политической экономии»: «Общий результат, к которому я пришёл и который послужил затем руководящей нитью в моих дальнейших исследованиях, может быть кратко сформулирован следующим образом.
В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания.
Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание.
На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или – что является только юридическим выражением последних – с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке.» (Карл Маркс, К критике политической экономии / К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, т. 13, М., 1961 г., с. 8.)

И вот эта-то формулировка Маркса является одной из ценнейших мыслей, которой располагает человечество. И вполне возможно – подтвердить или опровергнуть это сможет лишь практика грядущего – что формулировка эта сохранит актуальность даже в том случае, если «люди» будут заменены в ней разумными существами иных звезд, или же искусственными разумными существами, порожденными нашей технологической цивилизацией. Причем полезна эта формулировка не только революционерам, в подполье грезящем о грядущем освобождении тех, кто нынче за пролетариев, но и самым что ни на есть высокотехнологическим предпринимателям, иконам современного капитализма.

Таким, как владельцы Uber, в высшей степени полезного сервиса, избавляющего в европейских городах от необходимости арендовать машину и самому крутить баранку на незнакомых, по средневековому узеньких улочках, заметно экономя деньги по сравнению с традиционными такси. (Об Uber мы рассказывали не раз, достаточно пройтись на сайте КТ по тегу…) И вот сейчас над этим сервисом, наглядным примером того, как информационные технологии меняют к лучшему городскую среду, нависла угроза. Причем – угроза от судебной системы Соединенных Штатов.

И рассказывает об этом не большевистская «Правда» какая, но сугубо деловой HUFFPOST BUSINESS в статье Uber Drivers’ Labor Lawsuit Granted Class Action Status In California. И на первый взгляд описываемое событие кажется совсем незначительным, достойным местечковой инспекции по трудовым спорам. И состоит оно в том, что судья окружного суда США в Сан-Франциско Эдвард Чэн придал судебному разбирательству между тремя водителями такси в Калифорнии и компании-агрегатора Uber Technologies статус коллективного иска.

"За рабочее дело он пришел постоять..."
“За рабочее дело он пришел постоять…”

Заметим, что поминаемый в оригинале статьи class action status к классам по Рикардо-Марксу никакого отношения не имеет. Это класс древнеримский, учетная группа. Но последствия могут быть почище воспетой Юзом Алешковским в песне «Товарищ Сталин…» «классовой борьбы». Хоть речь и идет о сущей, казалось бы, мелочи – о том, что водители, имеющие контракт с Uber Technologies, требуют приравнять их к наемным работникам и оплачивать их медицинскую страховку, социальные взносы и служебные расходы – топливо, ремонт автомобилей, сборы на платных дорогах.

Только вот какое дело – такая деталь может существенно подорвать саму бизнес-модель сервиса Uber, обнулить его эффективность. Почему такси от Uber дешевы и удобны? Да потому, что пользуясь ими мы платим только за конкретную, полученную нами услугу. В строгом соответствии с законами рыночной экономики. А услуга эта предоставляется нам водителем-подрядчиком Uber в значительной степени на основе принципа разделения ресурсов.

Почему так дешев интернет? Да потому, что каналы одновременно используются множеством пользователей, к каждому из которых летят свои пакеты. А почему дешев Uber? Да потому, что множество водителей готовы за скромную денежку подвести нас в попутном направлении на своей машине, или использовать свое свободное время и простой своей машины для того, что бы доставить нас в нужном направлении. И это очень хорошо с точки зрения общества– располагаемые ресурсы, прежде всего емкость парковок и пропускная способность дорожной сети, а дальше вложения в машины и т.п. используются много эффективнее.

Всем хорошо! Кроме тех, кто в современном социуме и в мире современных технологий способен работать только таксистом… Ну, и тех, кто способен вести только бизнес таксопарков, в заметной степени основывающийся на отношениях с муниципальными регулирующими органами (вспомним сцену из первой серии фильма «Такси», без бляхи умение героя водить не имело никакого значения…). Об эвентуальной коррупционной составляющей таких отношений предоставим судить читателям на основе их собственного опыта жизни в той или иной стране…

Так вот, есть люди, которые хотят получать деньги не за оказанные другим людям услуги, а извлекать предпринимательский доход на основе муниципальной монополии или олигополии, или получать получку с социальным пакетом на основе того, что трудоустроен на работу. Пока таких людей в многолюдной Калифорнии нашлось лишь трое, но придание их иску class action status дает им возможность говорить от имени 160000 человек, оказывающих Uber-услуги…

И вот это – крайне важная для общества развилка. Если иск к Uber Technologies будет удовлетворен, если водителей-подрядчиков приравняют к наемным работникам, то это приведет к росту цен процентов на 25, а то и 40… Что существенной снизит привлекательность данного сервиса, да и в целом модели коллективного использования ресурсов. О потерях инвесторов Uber – общая стоимость компании оценивается в более чем $50 млрд. – жалеть не стоит, если люди, располагающий таким мешком денег не способны решить проблему с тройкой таксистов, то Darwin Awards ими заслужена честно…

Но вот, что на нынешней «ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или – что является только юридическим выражением последних – с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались», Маркс тут как в воду смотрел. И будет очень занятно посмотреть на исход иска – ведь в правовой системе США это создаст интереснейший прецедент, важный для всего мира.